ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как по-твоему, они сейчас о нас сплетничают?

— Кто? Феба и Кизия?

Шкаф мысленно поменял местами имена, чтобы шли в порядке значимости.

— Ага.

— Наверное. А ты как думаешь?

— Я даже не сомневаюсь.

Было почти десять часов необычайно спокойного воскресного вечера. Пока большинство пожарных из первой смены дрыхли в своих койках, Шкаф с Джексоном вышли на улицу поболтать.

— Как у вас дела с Кизией? — спросил Джексон, нарушив затянувшееся молчание.

Шкаф тяжело вздохнул.

— По-прежнему. Она все никак не отойдет после того, что сделал с ней этот долбаный муж. Боже, как я ненавижу этого ублюдка! Знаю, что это не по-христиански, но все равно ненавижу.

Джексон кивнул.

— Тайрелл Бэбкок когда-нибудь свое получит. А что касается Кизии… она слишком многое пережила, парень. Дай ей время.

— О, я стараюсь, Джексон. — Шкаф помолчал, чувствуя, как нарастает в душе застарелая обида. — Но я хотел бы, чтобы она приняла мою помощь, понимаешь?

— Эй. Она же независимая женщина.

Шкаф рассмеялся, слегка воспрянув духом.

— Вот именно. — И если честно, его это вполне устраивает.

Снова наступила тишина. Шкаф уселся поудобнее, вытянув ноги перед собой.

— Кстати о независимых женщинах, — продолжил он. — Как у вас дела с Фебой?

— Хороший вопрос.

— А хороший ответ на него есть?

— Пока нет.

— Ага. — Шкаф подкрутил усы. — Ты все еще пытаешься ее понять?

— Я стараюсь.

— Я говорил это раньше и повторю снова. Если бы Бог хотел, чтобы мужчины научились понимать женщин, он дал бы нам письменные инструкции.

— Кажется, ты неплохо понимаешь Кизию.

— Да, я прекрасно ее понимаю, когда она на работе. Но в остальное время? С ней я чувствую себя так, словно иду по минному полю в темноте.

Джексон вздохнул.

— Да уж.

— Очень скоро тебе придется принять решение, Джексон, — подытожил Шкаф. Он знал, что лезет не в свое дело, но молчать не мог. — Или ты собираешься крутить амуры с Фебой и после возвращения Лорелеи из Балтимора?

Джексон остолбенел.

— Что за вопрос, Шкаф? — воскликнул он. — Боже правый! «Амуры крутить»? Да у меня такие же отношения с Фебой, как у тебя с Кизией!

— Не думаю, — упрямо возразил Шкаф. — Лично я сделал леди предложение.

Впрочем, он ничего этим не добился. Но Шкаф повторял свое предложение снова и снова. Он хотел, чтобы Кизия Лоррейн была не просто его любовницей, а еще и невестой.

Шкаф взглянул на друга, чувствуя, что слегка переборщил. Пора было исправлять ситуацию.

— Эй, Джексон?

Джексон повернул голову.

— Да?

— Я не хотел обижать тебя, брат.

— Еще как хотел.

— Ну, может, чуточку, — признался Шкаф, хмыкнув. — Но это для твоей же пользы.

Прошло несколько секунд. Затем Джексон глубоко вздохнул.

— А знаешь, ты прав.

— В чем?

— Я должен принять решение насчет Фебы.

Аминь, — подумал Шкаф.

Спустя мгновение прозвучал сигнал тревоги.

Около одиннадцати вечера Кизия и Феба сидели за столиком в кафе, расположенном в престижном и очень оживленном районе Атланты. В заведении было шумно. Внимание посетителей в основном было приковано к огромному телевизионному экрану, расположенному за длинной деревянной стойкой.

— Знаешь, чем мне понравился этот фильм? — спросила Кизия, мельком взглянув на экран. Вскоре должны были передавать местные новости.

— То, что главный герой раздевался догола целых два раза? — предположила Феба, за обе щеки уплетая пирог.

Кизия рассмеялась.

— Помимо этого.

— Если честно, — сказала Феба, — сама идея просто великолепна. В кои веки сняли фильм о женщине, которая чего-то добивается в жизни не через постель.

— Вот именно! — Кизия энергично кивнула. — И никого при этом не убивает. Хотя, я думаю, она могла бы. Эта тетка действительно крутая.

— Очень крутая.

Кизия откусила кусочек вишневого пирога, наслаждаясь терпкой сладостью фруктов и нежным вкусом сыра. Прожевав, она добавила:

— А я собиралась поступать в полицию.

— Правда?

— Ага. Я сдавала вступительный экзамен в департамент полиции в том же месяце, что и в пожарную охрану. И оба прошла.

— Тогда почему выбрала пожарную охрану?

— По разным причинам. Например, из-за общественного мнения.

— Общественного мнения? — удивилась Феба.

Кизия съела еще один кусок пирога перед тем, как перейти к объяснениям.

— Народ в основном любит пожарных. Все-таки пожарные спасают человеческие жизни и чью-то собственность. А когда люди видят полицейского, они пугаются. Даже если сами ни в чем не виноваты. К примеру, ты слышала когда-нибудь о жестокости пожарных? Или о том, что какого-нибудь случайного прохожего зашибли шлангом?

— Я поняла, что ты имеешь в виду.

— И еще мне очень хотелось изменить некоторые расхожие представления о том, чем могут и чем не могут заниматься женщины. — На самом деле Кизию дико привлекала эта идея. Профессия пожарного помогла ей восстановить пошатнувшуюся уверенность в себе.

Феба кивнула, давая понять, что разделяет ее чувства. Через секунду она спросила:

— Сколько в Атланте женщин-пожарных?

— Чуть больше двадцати. Когда я начинала, было только четырнадцать.

— Не слишком много.

— Особенно если учесть, что всего в департаменте числятся около девятисот человек.

Феба взяла еще один ломтик.

— И какой же ты видишь свою карьеру?

— Пока не знаю, — честно призналась Кизия. — Но я не собираюсь таскать шланг до самой пенсии. Я честолюбива. Хотелось бы улучшить свое служебное положение.

— А трудно продвинуться? Джексон служит в департаменте уже четырнадцать лет, и все еще лейтенант.

Кизия не удержалась от смеха.

— Феба, лейтенант лейтенанту рознь. Джексон Миллер мог бы давно стать капитаном, — она щелкнула пальцами, — если бы захотел. Я знаю, что его давно переманивают в академию. Он бы мог стать отличным преподавателем. Джексон — пожарный от Бога. Наверное, это у него наследственное. А может, он серьезнее относится к работе, чем все мы, из-за того, что случилось с его отцом. Но он один из лучших в департаменте, и все это знают.

— Он любит свою работу.

Кизия склонила голову, пытаясь понять, что стоит за ее словами.

— А тебя это беспокоит?

Феба выдержала ее вопросительный взгляд в течение нескольких мгновений, а затем уставилась на скатерть.

— А может, я боюсь за него, — выпалила она. — Я не хочу… то есть, если вдруг что-то случится…

Слушая ее сбивчивое признание, Кизия заметила, что по телевизору показывают пожар. Она с любопытством взглянула на экран. После нескольких секунд просмотра это чувство переросло в настоящий ужас.

— Боже мой, — прошептала она, задохнувшись от волнения.

Феба резко подняла голову.

— Включите! — заорала Кизия, выскочив из-за стола. Ее трясло.

Посетители все, как один, повернулись в ее сторону. Звук телевизора остался таким же тихим.

— Черт бы вас всех подрал! Включите звук!

— …из-под контроля, — внезапно прогремел голос диктора. — Трое пожарных погибли. По крайней мере двое серьезно ранены…

— Кизия?

— Я знаю, где это, — глухим голосом сказала Кизия Лоррейн Кэрью. — Это склад строительной компании, и он на нашей территории. Шкаф и Джексон сейчас там.

Кизия вела машину, выжимая из своей развалюги все, что можно. Феба предложила было свою, но в таком состоянии сесть за руль она не могла. После недолгого раздумья Кизия решила, что лучше воспользоваться собственным автомобилем, к которому привыкла.

Прибыв на место происшествия, она сразу поняла, что дела плохи. Хуже некуда. Кизия лихорадочно высматривала знакомые лица, надеясь увидеть Шкафа, Джексона, или сразу обоих. В конце концов она обнаружила своего бывшего наставника, Сэма Филдса. Он перегнулся через борт грузовика, и его рвало.

26
{"b":"2421","o":1}