ЛитМир - Электронная Библиотека

Помочь невесте одеться для церемонии оказалось непосильной задачей.

— Феба? — Кизия постучала в дверь кабинки больничного туалета. — Ты там не уснула?

Из кабинки донесся звук льющейся воды. Кизия отошла от двери, молясь, чтобы подружкины проблемы с мочевым пузырем прошли как можно скорее. Спустя мгновение дверь распахнулась, и Феба вышла, цокая каблучками по кафельному полу.

— Прости, — со смущенным смехом извинилась будущая невеста. Она остановилась, чтобы расправить шелковую юбку цвета слоновой кости. — Знаю, это уже в четвертый…

— В пятый.

— Пятый? Ты уверена?

— Конечно. — Кизия нахально улыбнулась, разглядывая Фебу с ног до головы. Она была вполне довольна увиденным. Казалось, эта женщина сошла с обложки дорогого журнала мод. — Я считала. По-моему, ты скоро побьешь все рекорды.

Феба снова рассмеялась, ее молочно-белые щеки окрасились румянцем. Она провела рукой по золотисто-рыжим волосам, уложенным в причудливую прическу.

— Предсвадебное волнение, — объяснила она.

— Это твой диагноз? — Кизия сняла соринку с правого рукава Фебиного жакета в стиле «шанель», затем поправила правый лацкан. Ей хотелось, чтобы подруга сегодня выглядела идеально.

— Ну…

Кизия склонила голову, внезапные мурашки пробежали по ее спине. Ей вспомнился разговор, состоявшийся у них с Фебой в ночь пожара.

— Теперь-то ты уже не сомневаешься в чувствах Джексона?

Румянец на щеках Фебы стал еще гуще. Большие светло-зеленые глаза ярко блеснули.

— О нет, — мягко сказала она. — Уже нет.

— И в своих чувствах уверена?

Феба выразительно на нее взглянула и торопливо обняла.

— Я никогда еще не была так уверена, Кизия, — ответила она. — Просто я слегка на взводе, понимаешь? А когда я нервничаю…

Дверь туалета распахнулась, и внутрь заглянула Лорелея Миллер. Ее льняные волосы были украшены цветами. Она должна была исполнять роль подружки невесты.

— Вы скоро? — резко спросила она, наморщив усыпанный веснушками нос. — Папа там у Шкафа в палате рвет и мечет. Совсем распсиховался.

Будущая невеста и посаженная мать обменялись взглядами и улыбнулись.

— Идем, — сказала Кизия, подав подруге ее букет. Ее позабавило, что, узнав о волнении Джексона, Феба сразу же успокоилась. — Пошли, развеем его тревогу.

Брачная церемония, связавшая Фебу Ирэну Донован и Джексона Стюарта Миллера, была короткой, милой и очень трогательной. В этом Кизия была уверена. Но если бы ее спросили о подробностях, она не смогла бы ответить. В отличие от остальных гостей, чье внимание было полностью поглощено женихом и невестой, она не сводила глаз с шафера.

Испытания последнего месяца не прошли даром для Шкафа. В его коротко остриженных волосах появилась седина, и в усах виднелись серебряные нити. Черты лица заострились. Темная кожа приобрела какой-то пепельный оттенок.

Но все это не имело значения. Для Кизии Ральф Букер Рэндалл всегда оставался самым неотразимым мужчиной.

Кизия встретилась с ним взглядом на краткое мгновение, после того, как Джексон заключил Фебу в объятия. Кизию бросило в дрожь. Ее сердце замерло, страх мгновенно улетучился, как осенний лист, сорванный порывом ветра.

Я люблю тебя, — подумала она. — Всей душой, всем, что у меня есть… люблю тебя.

Неизвестно, когда именно Кизия поняла, что знает, как доказать свою любовь. Она шла к решению с той самой ночи, когда со Шкафом случилось несчастье.

Одно несомненно. Ее решение было принято до того, как новоиспеченная миссис Джексон Миллер прицелилась и швырнула свой букет прямо ей в руки.

На следующий день после свадьбы Фебы и Джексона Кизия работала. Хотя смена оказалась довольно напряженной, «тяжелых» вызовов не было — ни смертей, ни серьезных ранений. Кизия искренне радовалась этому.

Потеря Митча Джонсона все еще чувствовалась. Заменивший его пожарный, опытный сотрудник с отличным послужным списком, не находил себе места. Эмоциональное равновесие на станции нарушилось. Как нарушился ритм перепалок между Джей Ти Уилсоном и Бобби Роббинсом.

Но все же… появлялись признаки улучшения. Самое главное, Кизия и ее товарищи уже не боялись произносить имя Митча. Они вспоминали его. Вспоминали хорошо.

После окончания двадцатичетырехчасового дежурства Кизия вернулась в свою квартиру. Шабаз была не в духе, и это не удивительно. Кошка явно скучала по Шкафу.

Кизия приняла душ и вымыла голову, высушила волосы и оделась. Долго выбирать наряд не пришлось. Она взяла черную куртку и облегающий желтый комбинезон, который был на ней на Дне пожарного.

Ее не мучили мрачные предчувствия, когда она выходила из лифта. Ожидание закончилось. Ей больше не нужно время для борьбы со своими страхами. Наконец она готова, полностью готова принять предложение мужчины, которого любит.

— Привет, Кизия, — обратилась к ней одна из медсестер.

— Привет, Шерин, — ответила Кизия, заметив, что среди медперсонала появилась новая сотрудница. Чернокожая девушка с роскошным бюстом, почему-то казавшаяся знакомой. В обычной ситуации Кизия отчаянно попыталась бы вспомнить, где же видела ее раньше. Но сейчас ситуация не была обычной. — Шкаф уже вернулся с физиотерапии?

— Вообще-то, — нахмурилась Шерин, — он сегодня не был на процедурах.

У Кизии замерло сердце.

— Что-то случилось?

— Нет, вроде. — Медсестра взмахнула рукой. — Состояние у него нормальное. Ожоги и пересаженная кожа заживают хорошо. Он сказал, что ему не хочется. Я позвала доктора Уэстона, и он решил, что один раз пропустить можно.

— То есть…

— То есть, это не страшно. Шкаф, похоже, не в настроении. Может, тебе удастся его развеселить.

Кизия расправила плечи и вскинула подбородок.

— Может, и удастся, — согласилась она и направилась к палате.

Шкаф полулежал в кровати, полностью погруженный в свои мысли. Хотя выглядел он почти как на свадьбе Фебы и Джексона, в его позе было что-то тревожное.

— Шкаф? — тихонько окликнула его Кизия.

Он часто заморгал, затем повернул голову и посмотрел на нее. Его взгляд скользнул по ее телу. Судя по его выражению, этот комбинезон он не забыл.

— Привет, — ответил Шкаф слегка невнятно.

Кизия подошла к кровати, заметив краем глаза, что корзины цветов, которые она сама готовила для свадьбы Фебы и Джексона, уже убрали. На тумбочке скопилась пачка нераспечатанных писем.

— Сестра Крамли сказала, что ты сегодня не был на процедурах.

— Не хотелось.

Она погладила его по руке.

— Тебе это действительно нужно.

— Завтра пойду. — Он пожал плечами.

— Шкаф…

— Ты зачем пришла? — перебил он, окинув ее мрачным, тяжелым взглядом. Судя по всему, продолжать разговор о процедурах он не собирался.

— Я? — Кизия невольно поморщилась. — Ну, вообще-то… я хотела поговорить.

— О чем?

— О нас. — Она облизала губы. — О тебе и обо мне.

— И что?

Шкаф слегка изменил позу, задавая этот вопрос. Кизии показалось: он знает, что она хочет сказать, и заранее собирается с силами. Ее первым желанием было сразу перейти к делу и заявить, что она готова принять его предложение и хочет выйти за него замуж как можно скорее. Однако Кизия подавила это желание, понимая, что сначала должна как-то объяснить свое решение. Глубоко вздохнув, она начала.

— Мы еще не говорили о том вечере, когда ты обгорел. Знаешь, мы с Фебой гуляли. Сходили в кино, а потом зашли перекусить в кафе. Там был большой телевизор за стойкой. В одиннадцать часов началась программа новостей и первый же сюжет был о пожаре. Я как раз взглянула на экран и увидела. Сначала я не знала, что происходит, потому что звук был выключен. Но затем… — ее горло сжалось, когда она с жестокой ясностью вспомнила это мгновение, — поняла, что горит склад на нашей территории. Я крикнула, чтобы включили звук, и сразу же услышала, что трое пожарных погибли, а еще двое серьезно ранены.

— Поэтому вы с Фебой сразу помчались к складу.

29
{"b":"2421","o":1}