ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть.

— А как свечи? — Это позапрошлая поломка.

Еще один вздох.

— Может, дело в них.

Как бы сильно ему ни нравилось чувствовать грудью ее теплое дыхание, Шкаф решил, что пора отодвинуться и взглянуть ей в глаза. Так он и поступил.

— Киска, — начал он, глядя на Кизию. — Я знаю, что лезу не в свое дело, но эта твоя машина — самая жуткая развалюга из всех, что я видел. Тебе давно пора купить новую.

— Можешь не говорить. Но если я не выиграю в лотерею, мне придется отложить покупку до осени. Я хочу заплатить за мебель, прежде чем влезать в новые долги.

Шкаф уже много лет возился с машинами. Судя по его опыту и по близкому знакомству с «тачкой» Кизии, вряд ли ей удастся дотянуть до осени. Но он не собирался высказывать свои сомнения. Если слух его не обманывает, песня, под которую они танцуют с Кизией, подходит к концу. И не стоит тратить время на споры о том, как долго останется на ходу ее старая консервная банка.

— Я попрошу маму, чтобы она помянула твою машину в своих молитвах, — пообещал Шкаф, крепче прижав к себе партнершу.

Кизия рассмеялась.

— Если честно, — сказала она, позволив ему обнять себя, — я надеюсь, что она попросит преподобного Диксона провести с моей машиной сеанс гипноза. Кажется, она умеет на него надавить.

— Мама может надавить на кого угодно, — с усмешкой ответил Шкаф. Он имел в виду не только ее влияние в афроамериканской общине Атланты. Хелена Роза Рэндалл была очень внушительной женщиной. Судя по ее старым фотографиям, она не только не сохранила свою девичью фигуру, а удвоила ее… если не утроила. — Я не сомневаюсь, что она с радостью поговорит с преподобным Диксоном.

Затем они замолчали, танцуя под последний куплет. Шкаф наслаждался близостью Кизии. Такое приятное чувство. Такое… правильное.

Пожалуйста, Господи, — подумал он. — Пусть это продлится подольше.

Песня закончилась. Но они не сразу отошли друг от друга. В действительности Кизии тоже не хотелось расставаться. Но затем она все же разомкнула объятия и шагнула назад. Вопреки своим инстинктам Шкаф не воспрепятствовал этому. Он просто позволил ей отступить.

Некоторое время она смотрела на него, в глубине ее необычных, прекрасных глаз вспыхивали искры. Шкаф видел бьющуюся жилку у основания ее длинной, гордой шеи. Ее вздымающиеся груди привлекли его внимание на несколько томительных секунд, но затем он снова заставил себя взглянуть ей в лицо.

— Спасибо, — сказала она.

— Мне было приятно, — честно ответил он.

Наступила тишина. Кизия взглянула на часы

— Ну… — начала она.

— Я провожу тебя, — торопливо предложил Шкаф. У него было несколько причин не отпускать ее одну. И среди них то, что этот район города был не из самых безопасных.

Она покачала головой.

— Это не обязательно.

— Знаю, — ответил Шкаф, подавив раздражение, вызванное ее высокомерным отказом. Он ценил независимость Кизии Кэрью. И все же ждал дня, когда она поймет, что принятое предложение помощи не обязательно влечет за собой удар в лицо. — Но я хочу этого.

Шкаф обнимал Кизию за плечи, когда они вместе подошли к ее дому полтора часа спустя. В его жесте не было назойливости, ничего такого, что могло бы смутить Кизию. Но все же в глубине души она опасалась, что испытываемое ею чувство защищенности может оказаться ловушкой. Может пошатнуть ее уверенность в себе. Сделать уязвимой. Опасно полагаться на мужчин. Женщина должна рассчитывать только на себя.

— Я очень благодарна, что ты отвез меня домой, Шкаф, — тихо сказала она.

— Мне было приятно. — Тот же ответ, то же признание, что и после танца.

Кизия глубоко вздохнула, наслаждаясь мягкими, сладковатыми запахами, плывущими в ночном воздухе. Весна в Атланте выдалась на редкость ранней. В начале февраля зацвели анютины глазки, в середине марта деревья покрылись листвой. Сейчас шла вторая неделя мая, и все вокруг цвело и пахло. Но даже эта красота имеет свою цену. Кизия знала, что в «скорую помощь» звонят десятки людей с жалобами на сердечный приступ, хотя на самом деле у них аллергия на цветочную пыльцу.

— И еще спасибо, что позвонил в гараж своему другу, — добавила она через секунду, искоса взглянув на Шкафа. У него впечатляющая внешность, доставшаяся в наследство от африканских предков. Его с легкостью можно представить в красочном одеянии племенного вождя, добившего власти благодаря своей духовной и физической силе.

Ты можешь ему довериться, — внезапно прошептал ее внутренний голос.

Кизия хотела бы поверить. Она стремилась к этому душой и сердцем. И ее тело тоже не прочь попытать судьбу. Тем более после такого танца. Она до сих пор чувствует жар страсти, растекающийся по жилам. Не много усилий потребуется, чтобы превратить его в бушующее пламя.

Но одного желания поверить недостаточно. Однажды сердце посоветовало ей довериться Тайреллу Бэбкоку, и это оказалось роковой ошибкой. С тех пор она больше не может полагаться на свой внутренний голос…

Шкаф улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

— Джамал — лучший механик из всех, кого я знаю. Хоть он и обматерил твою «тачку», зато к концу недели она будет как новенькая.

Они подошли к подъезду. Кизия выскользнула из-под мускулистой руки Шкафа и повернулась к нему лицом. Она прикусила нижнюю губу, обдумывая вопрос, который беспокоил ее с того самого момента, когда Джамал отбуксировал в гараж ее многострадальную машину.

— Я так и не выяснила у Джамала, сколько он запросит за ремонт.

— Он недорого возьмет, Кизия.

Она совсем не это хотела услышать. Хотя… если честно… и это тоже, учитывая ее денежные проблемы. Естественно, ей не хотелось переплачивать приятелю Шкафа! Но и скидки ей не нужны.

— Только бы не слишком дешево, — произнесла она через секунду, глядя в темные глаза своего спутника. Она хотела подчеркнуть, что не шутит. — Я слышала, что он обязан тебе спасением сына…

— Всю грязную работу сделал Саймон, — перебил ее Шкаф, пожав плечами. Его внушительные мускулы были отлично заметны даже под пиджаком. — Я просто поймал Джамала-младшего, когда он выпрыгнул из окна.

— Может и так, — согласилась Кизия, хотя сомневалась в этом. Из слов Джамала-старшего у нее сложилось впечатление, что спасение ребенка было делом очень рискованным. — Просто я заметила, какими глазами смотрит на тебя Джамал. Я не хочу, чтобы он делал для меня скидку из благодарности к тебе.

Шкаф вздохнул, его лицо исказилось.

— Потому что ты не хочешь быть мне обязанной.

Кизия замерла, не зная, как понимать его тон. Он казался… каким? Рассерженным? Нет. Скорее… обиженным.

Мысль о том, что она могла причинить боль Ральфу Рэндаллу, потрясла ее. Этот человек с самой первой их встречи не делал ей ничего, кроме добра.

— Шкаф…

— Все хорошо, малыш, — сказал он. Выражение его лица мгновенно изменилось Он приложил к ее губам указательный палец. — Забудь мои слова.

— Но…

— Все хорошо, малыш, — решительно повторил он. — Я понял, что ты хотела мне сказать. Я объясню это Джамалу. Он поймет. Может, он даже удвоит цену, лишь бы ты не подумала, что мы с ним сговорились оказать тебе дружескую услугу. Но… что ж, такова жизнь.

Кизия разинула рот. Он серьезно? Неужели он действительно попросит своего друга назначить цену побольше, раз она не захотела уступить?

Но затем она заметила веселые искорки в глазах Шкафа и поняла, что он шутит. С явным облегчением она рассмеялась. Ее спутник рассмеялся тоже.

— Ты не зайдешь на несколько минут? — спросила она неожиданно. Сначала она не собиралась его приглашать. Но раз уж решилась…

— В твою квартиру?

Кизия кивнула, удивленная прозвучавшим в его голосе сомнением.

— Я могла бы… э… сварить тебе кофе.

Шкаф несколько секунд смотрел на нее.

— Это не обязательно, Кизия, — произнес он наконец.

Он предоставил ей прекрасную возможность пойти на попятный. Но почему-то Кизия даже не подумала воспользоваться этим.

6
{"b":"2421","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восемь обезьян
Это слово – Убийство
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Тысяча акров
Последние Девушки
Прошедшая вечность
Срок твоей нелюбви
Как устроена экономика
Рабы Microsoft