ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Волна облегчения окатила Зака. Он боялся, что приговор может остаться в силе, хотя он имел основания надеяться на лучшее. В Мензоберранзане если ты смог уйти от кары за совершенное преступление, считалось, что закон ты вообще не нарушал. Таково было правосудие дроу. Он учтиво кивнул. — Я счастлив, что могу продолжать свою службу тебе, Матрона. Назначишь ли ты сама для меня какое-либо наказание? — Тут Мэлис приказала подойти поближе. Он приблизился, и она прошептала так, что услышать мог только он. — Не знаю, что за игру ты ведешь, Закнафейн. Это не важно. Даже пытаясь воспротивится моей воле ты добыл мне именно то, что я желала. — Голос ее стал издевательски нежным. — Ты говорил о наказании. Пусть это и будет твоим наказанием — знание, что как бы ты не старался, чего бы ты не желал, ты служишь мне. Ты служишь мне, Закнафейн.

Слушая ее Зак подавил желание ухмыльнуться. Да, он будет представляться верным слугой Мэлис. Он будет играть в ее — и Ллос — темную извращенную игру. И все время он будет ждать шансов помешать злу, когда собственные запутанные правила Ллос будут позволять это. Вновь ожили в его мыслях слова Паучьего Мага. Повелевать ею, служа ей. Зак не забудет.

Мастер оружия склонил голову. — Как пожелаешь, Матрона Мэлис, — было все, что он сказал. Он занял свое место за ее креслом, рядом с Риззеном, который одарил его уничтожающим взглядом, явно недовольный тем, что Зак вернул благоволение матроны. Зак его проигнорировал.

Мэлис и ее дочери вновь начали обсуждать какой-то план возвышения Дома До'Урден. Зак не слушал. Вместо этого, взгляд его был сосредоточен на юном Дзирте. Мой сын, подумал он с изумлением в тысячный раз. Мальчик стоял в стороне, глаза были опущены к полу, как подобает принцу-пажу… и пытался подавить зевок. По совету Матроны Бэнр мальчику не рассказали о значимости происшедшего, и о истинной природе эльфийской леди в мантии из пауков. Матроны-матери решили, что Дзирт слишком мал чтобы понять. Зак знал, что они ошибаются, но все равно был рад этому. Лучше пусть он пока не понимает, что, как и все дроу, обречен запутаться в паутине Ллос. Зак чувствовал, что этот молодой дроу отличен от других, как и сам он. Ллос не подчинила его душу — пока еще нет. И если Зак сможет сделать хоть что-то, никогда не подчинит. Теперь Зак позволил себе улыбнуться, не думая, что это могут заметить. Да, думал он, возможно даже в этом темном мире я могу еще сотворить какое-то добро.

ТИХИЙ ДЕНЬ В СКУЛЛПОРТЕ — Эд Гринвуд

Авантюра в Подземье

Блеснувшие в темноте глаза — прелюдия к редкому в Подземье звуку: глубокому, скрежещущему смеху. Ксазун очень, очень давно не был так возбужден.

В сырых, леденящих глубинах огромного подземного лабиринта, который представляет из себя смертельно опасное Подземье, в извилистых коридорах недалеко к северу от Скуллпорта, берет свое начало один из путей, под аркой в виде каменной статуи улыбающейся нимфы. Резьба не может передать подобную неземную и смертоносную красоту, но статуя все же прекрасна, и слухи о ней в течении многих лет распространялись. Некоторые даже верят что статуя изображает богиню — возможно, Сюн, огневолосую леди любви — и кланяются ей или молятся перед ней… И кто посмеет сказать, что они не правы?

В статуе и на самом деле таится больше чем почти живая красота. Все, кто пытались отделить ее от камня и унести были найдены мертвыми — разорванными на маленькие кусочки — в комнате перед аркой. Окровавленный резец одного из них сейчас все еще лежит там, служа немым предупреждениям для энтузиастов переносной скульптуры которые могут в будущем забрести в комнату с аркой.

Кто создал арку и почему, секреты эти все еще хранят таинственные строители этих окраин Уотердипа. Осторожный — и удачливый — искатель приключений может, однако, выяснить, что лежит за этой аркой. Коридор с гладкими каменными стенами, конечно (это легко может увидеть любой, смотрящий на нимфу). Но по каким-то причинам немногие идут по нему.

Те же, кто идет, обнаруживают что скоро коридор сужается и резко уходит вниз, становясь грубо высеченным в скале тоннелем. В нескольких местах эта дорога наполнена непрекращающимся шепотом эха: слабеющие, но никогда не утихающие следы удаленного грохота, который, кажется, включает в себя и громкие разговоры… на языках, которые не поймет и даже не определит самый внимательный слушатель.

Когда заинтригованный путешественник продолжит путь, на все еще спускающейся в глубину дороге станут попадаться белеющие кости людей и каких-то больших змееподобных существ, и начнут попадаться ямы. Над несколькими из этих смертельных провалов, окруженные, покрытыми паутиной костями, свисают темные, древние древесные ветви, оканчивающиеся остриями. Годы прошли с тех пор, когда эти иглы как клыки падали на своих жертв, которые теперь представляют собой лишь искореженные кучки костей и жил, тихо свисающие с ветвей; их жизненные соки давно поглощены.

Немногие заходят так далеко. Можно днями ждать пока рассыпающаяся кость не упадет в глубину с маленьким сухим шорохом… И этот шорох — единственное происходящее здесь событие.

Любой пришелец кто пройдет район ям — и сможет уклониться от личного знакомства с новыми — скоро наткнется на взгляд черепа, размерами больше чем большинство людей. Голова гиганта смотрит вниз по коридору, пустые глазницы источают сияние обитающими там светящимися червями. В их бледном свете видно, что принесло гиганту смерть: лежащий рядом в сумерках булыжник, размером почти с расколотый череп, из которого топорщатся проржавелые металлические острия с человека длиной. Ремни, обтягивавшие камень и державшие массивную цепь, на конце которой он находился, все еще прочны. Покрытая шипами глыба лежит в проходе как поджидающий добычу бехолдер, почти перегораживая путь, иногда легонько покачиваясь в ответ на удаленный грохот и ветер глубин.

Только глупец — или искатель приключений — зайдет так далеко, и тем более пройдет дальше, за гигантскую ловушку, в поисках дальнейших опасностей. Храбрец вскоре дойдет до участка, где неровная полоса светящегося камня пересекает потолок, отбрасывая слабое рубиновое сияние вниз, на старое удобно выглядящее кресло с подлокотниками и подставку для ног. Они стоят вместе в алькове, рядом с маленьким столиком на котором разбросаны старые пожелтевшие книги — в основном, истории невероятных приключений, но также и несколько томов в жанре — сладострасный маг — и закладка, сделанная из длинного перевязанного узлом локона человеческих волос.

Если пришелец удачлив, он обнаружит кресло пустым, и будет удивляться, как оно попало сюда, и кто использует его. Неудачник, или тот кто попытается украсть или повредить вещи, скоро узнает что это один из приютов старого и сумасшедшего мага, известного под именем Халастер, некоторые называют его Лордом Подземья. Только он может призвать на Фаэрун призрачное кольцо плывущих скелетоподобных личей, которые окружают кресло, мечущее заклятия на доставившего ему неприятности. Тот, кому повезло обнаружить альков пустым и пройти дальше, вскоре найдут полосу где человеческие кости бесконечно дрожат и мечутся, ожидая живого врага которого можно разодрать на части. Кости кружатся медленно и терпеливо, но смертельным голодом взрываются когда пришелец оказывается в пределах их досягаемости.

За костями коридор поворачивает направо, и заканчивается безграничной пустотой — пещерой, достаточно большой чтобы вместить некоторые города из верхнего мира.

Пещера, вновь мигнула множеством глаз, когда во тьме ожила искорка света.

Свет пульсировал, метался в бешенном танце, и быстро увеличивался в размерах, превращаясь в яркое, плавающие изображение… Человеческой женщины, с длинными шелковистыми волосами, плавной грацией, хорошо одетой и с темными, пронзительными глазами.

Глубокий смешок раздался вновь, и его источник приблизился к сияющему фантому, множеством глаз рассматривая изображение.

15
{"b":"242176","o":1}