ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зак позволил взгляду скользить по открывавшемуся перед ним виду. Бледный волшебный огонь, который создавали маги различных Домов, освещал фантастические образы, в которые были превращены сталактиты и сталагмиты. Каменные шпили соединялись изящными мостами. За пять тысячелетий жизни дроу в этом месте ни один камень не остался необработанным. Каждый кусочек был покрыт резьбой и отшлифован, изменен согласно желаниям дроу. Точнее, каждый кроме Нарбондель.

Грубой каменный столб стоит, как и стоял все эти тысячелетия, в центре пещеры. В бесконечной тьме не было смены дня и ночи, отмечавшей течение времени. Нарбондель служила часами города. Каждый день архимаг Мензоберранзана накладывал заклинание огня на основание столба. За день магический огонь рос, пока наконец вся колонна не расцвечивалась его теплом, и затем пропадал в холодную темноту — Черная Смерть Нарбондель — с которой цикл начинался вновь.

Несмотря на заклинания магического огня, каждый день Нарбондель вновь становилась черной. В конце концов, тьма всегда побеждала. Зак мотнул головой. Возможно, он просто дурак, раз подумал, что чем-то отличается от своих жестоких сородичей. Он убивал только злобных существ вроде кобольдов, но ведь жаждал он именно убийства, не так ли? Может быть, он точно такой же. Это был, наверно, самый глубокий из его страхов.

Слабый шум разрушил тягостное течение его мыслей. Что-то дергалось у его горла. Он потянулся к мешочку на шее и вытащил оттуда знак Дома До'Урден. На адамантитовом диске было изображение паука, в каждой лапе он держал различные виды оружия. Монета сияла серебристым светом, и была теплой на ощупь. Его звали. Матрона — мать Мэлис, повелительница Дома До’Урден, требовала присутствия мастера оружия.

На мгновение Закнафейн оглянулся в темноту позади него. Он почти решился броситься назад, в Темные Владения, оставить город навсегда. Шансы выжить в Подземье у дроу-одиночки ничтожны, — но они есть. И он будет свободен.

Металлический диск вновь дрогнул в ладони, тепло стало неприятным. Зак вздохнул. Мысли о бегстве исчезли. Он принадлежал Подземью еще меньше чем этому месту. Нравилось ему это или нет, его дом тут. Он заставил ящера двигаться быстрым шагом, направляясь к арке ворот, ведущих в город дроу.

Не стоит заставлять ждать матрону-мать собственного Дома.

Глава 2. Матрона-мать

— Где он? — резкость голоса матроны — матери Мэлис Дома До'Урден говорила о ее нетерпении.

Тяжелой походкой она расхаживала перед адамантитовой балюстрадой, отделявшей верхние покои от общих уровней внизу; темная мантия тенью плыла за ней. Остальные благородные члены Дома — пять ныне живущих ее детей и ее текущий муж — Риззен, наблюдали с почтительной дистанции. Никто не смел рисковать, навлекая ее гнев на себя.

Мэлис пробормотала проклятье. Без сомнений, Закнафейн был лучшим мастером оружия в городе, но какая ей от этого польза, если она не может управлять им? Слуга — особенно, слуга-мужчина — не должен заставлять ждать свою матрону. Несколько лет назад она по этой причине взяла в мужья Риззена вместо него, надеясь, что это заставит его задуматься о возможных последствиях ее неудовольствия. С тех пор, однако, он стал еще более своевольным и неконтролируемым. Мэлис уже надоедали все эти проблемы. Каким бы полезным он не был для нее, она не будет терпеть бесконечно.

— Позволь мне разобраться с Закнафейном когда он вернется, Матрона Мэлис, — предложила Бриза, старшая дочь Мэлис. В отличии от ее стройной матери, Бриза была широкой в кости и сутулой. Недавно став высшей жрицей Ллос, она наслаждалась, применяя полученную власть. — Мужчины не столь разумны как мы. Есть только один способ довести до них нашу волю. — Она с удовольствием дотронулась до извивающегося змееголового бича на поясе. Пол дюжины змеиных голов зашипели в предвкушении.

— Если я провинился перед Матроной Мэлис, наказывать меня будет она, а не ты, Бриза До'Урден.

Все повернулись в сторону подплывшей по воздуху к балюстраде фигуры. Закнафейн опустился на пол перед Мэлис, взмахом руки оборвав заклинание левитации, которым владели все высокородные дроу, — именно этот факт был причиной отсутствия лестницы на верхний уровень дома. Глаза Бризы уперлись в мастера оружия как кинжалы, но она прикусила язык. Все знали, что его замечание соответствует истине, и в своем желании наказать его она переступила границы.

Мэлис сложила руки на груди, холодно глядя на него. — Я не люблю ждать, Закнафейн. Скажи мне, по какой причине мне не стоит отдавать тебя Бризе и ее бичу.

— Тому нет причины, Матрона-мать, — ответил Закнафейн, склонив голову и всей позой выказывая почтение. — Однако позволь преподнести тебе этот дар, прежде чем ты объявишь свою волю.

Он опустил к ее ногам дюжину волосатых ушей кобольдов, связанных вместе. Мэлис подняла бровь, впечатленная, несмотря на гнев. Кобольды существа трусливые, но зажатые в угол могут драться яростно, и убить дюжину в одиночку не так просто. Такое дело наверняка радует Ллос.

Она почувствовала, как гнев ее стихает. Дар был хорош, а Закнафейн сейчас всем видом демонстрировал раскаяние. Возможно, наказанием для него будет визит в ее спальню. Она знала, что ей не стоит уступать своим желаниям. Зак должен знать, что вызвал ее неудовольствие. И все же… Она покосилась на Риззена. Он был красив, да, но такой смирный, такой уступчивый, такой скучный. Возможно, именно то, что она не могла управлять Заком, делало его желанным. Опасность всегда так привлекательна.

Каким бы ни было ее решение, Мэлис собиралась подождать с ним. Приношение Закнафейна смягчило ее. Кроме того, сейчас есть и более важные дела.

— Мы с тобой обсудим твое наказание позже, Закнафейн. Наедине.

Эти слова вызвали удивление на широком лице Бризы. Риззен с ненавистью посмотрел на Закнафейна, затем пришел в себя и отвел взгляд, опасаясь вызвать гнев матроны. Закнафейн только кивнул, не выразив никаких эмоций.

Теперь, когда этот вопрос разрешился, Мэлис решила сообщить всем, по какой причине она собрала их вместе. — Я разработала план, — объявила она. — План, который может, в случае успеха, принести благословение Ллос Дому До'Урден.

Вирна и Майя, младшие сестры Бризы, обменялись озадаченными взглядами.

— Но разве мы сейчас не вкушаем благоволения Паучьей Королевы? — осторожно спросила Вирна.

Тон Майи был более уверенным. — Мы теперь, все-таки, Девятый Дом Мензоберранзана.

Глаза Мэлис сузились, она посмотрела на своих младших дочерей. Хотя обе они были почти в звании высших жриц, все же пока они ими не стали, и не имели права разговаривать без ее позволения. Однако слова их как раз послужили ей, и она решила не заострять вопрос о нарушении правил.

— Да, мы Девятый Дом, — ответила Мэлис. — Но разве не лучше быть восьмым, чем девятым?

Глаза ее дочерей вспыхнули, и Мэлис знала, что сделала правильный выбор. Быть Восьмым Домом значило получить место в правящем совете — место, которое однажды унаследует одна из дочерей. Мэлис улыбнулась краешком темно-красных губ. Желание было более сильной мотивацией, чем наказание. Вирна и Майя смотрели на нее с нетерпением, ожидая продолжения.

Мэлис подняла ладонь к горлу. — Я хочу пить. Принесите вина.

Все это время, два ее сына молча стояли в стороне. Мужчина не должен без спроса высказываться по вопросам, касающимся судьбы Дома. Одиннадцатилетний, куда младше брата, Дзирт только недавно стал принцем-пажом. Так что именно в его обязанности входило прислуживать матроне-матери. Однако, похоже, мальчик не слышал ее слов; он продолжал смотреть на свои ноги, как учили принца-пажа вести себя в присутствии благородных. После неуютного момента Дайнин, старший сын Дома До'Урден, треснул Дзирта по уху, выведя того из оцепенения.

— Ты слышал матрону-мать, — прошипел Дайнин. — Она потребовала вина.

Дзирт моргнул и резко кивнул. Он быстро подошел к золоченому столику, на котором стояли хрустальные бокалы и графин с темным грибным вином.

3
{"b":"242176","o":1}