ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А иногда их убивает то, за чем они должны охотится, — сказал Громф.

Это было очевидно; девушка сделала недоуменный жест.

— Я не хочу, чтобы с тобой произошла беда. Ксандра Шобалар может не разделять моих добрых пожеланий, — сказал он прямо.

Лириэль неожиданно похолодела. Множество эмоций кипели и танцевали глубоко внутри ее, ожидая пока она вытянет любую — и все же она на самом деле не чувствовала ни одну из них. Все ответы оставались за пределами ее досягаемости, ибо она не могла понять, какой из них можно выбрать.

Как мог Громф предположить, что Ксандра Шобалар предаст ее? Госпожа Магии взрастила ее, уделяя ей больше внимания и благорасположения чем могли даже мечтать большинство детей дроу! Не считая матери — которая дала Лириэль не только жизнь, но и чудесный пятилетний кокон безопасности и даже любви — Лириэль считала, что именно Ксандра больше всего сделала для того, чтобы она стала такой, какой есть. А это было очень многое. Хотя Лириэль не помнила лица матери, она понимала, что от Сосдриэль Вэндри ей досталось что-то очень редкое для ее народа, нечто такое, что ничто и никто не сможет у нее отобрать. Ни даже Громфу Бэнр, который приказал убить ее любимую мать двенадцать лет назад!

Лириэль уставилась на отца, слишком ошарашенная, чтобы понять что раздиравшие ее на части мысли ясно отражаются в ее глазах.

— Ты мне не доверяешь, — заявил архимаг, голосом абсолютно лишенным эмоций. — Это хорошо — я начинал отчаиваться насчет твоей ясности в суждениях. Может быть, ты все же переживешь ритуал. Теперь слушай внимательно, я объясню этапы активации магии флакона.

Глава 4. Первая кровь

Ритуал Первой Крови начался на третьем цикле после встречи Лириэль с отцом. Она возвратилась в Дом Шобалар к концу дня, поскольку подобные церемонии всегда начинались в темный час Нарбондели.

Когда гигантские часы Мензоберранзана угасли, знаменуя приход полночи, Лириэль стояла перед Хинкуте’нат Алар Шобалар, матроной-матерью клана.

Молодая дроу раньше редко общалась с матриархом Шобалар, и чувствовала себя немного обеспокоенной стоя перед столь впечатляющей фигурой.

Хинкуте’нат была высшей жрицей Ллос, как подобает правящей матроне, и была типичной представительницей последовательниц Паучьей Королевы. Ее тронная комната напоминала Лириэль жуткое и опасное логово. Тени были повсюду, черепа множества жертв Шобалар были превращены в тусклые лампы, отбрасывающие маски смерти на любую поверхность, окутывавшие призрачным сиянием темные лица собравшихся перед троном повелительницы.

Большая клетка стояла в центре зала, готовая принять ритуальную добычу. Со всех сторон ее окружали гигантские, выведенные с помощью магии пауки, составлявшие большую часть сил Шобалар. Собственно, пауки несли стражу повсюду — в каждом углу комнаты, на каждой ступени к тронному возвышению, даже свисали с потолков на длинных блестящих нитях.

В общем, тронный зал был вполне подходящим окружением для матриарха Шобалар. Холодная и коварная, матрона напоминала паука, повелевающего из центра собственной паутины.

На ней было черное одеяние, где серебряными нитями изображались паутины, и взгляд, который она бросила на Лириэль, своим спокойствием и безжалостностью подошел бы любому когда-либо жившему арахниду. Характером своим она также была сродни паукам: даже среди дроу Матрона Шобалар заслужила особую репутацию за коварное и запутанное ведение дел.

— Ты подготовила добычу? — спросила матрона у своей третьей по старшинству дочери.

— Да, — сказала Ксандра. — Юная дроу, стоящая перед тобой, демонстрирует большие способности, что можно было ожидать от дочери Дома Бэнр. Предложить ей нечто меньшее, чем истинное состязание было бы оскорблением Первой Семьи.

Матрона Хинкуте’нат подняла бровь. — Понятно, — сухо сказала она. — Ну что же, ты в своем праве, и это в пределах правил Первой Крови. Едва ли возникнет такой вопрос, но ты понимаешь, что несешь ответственность за все возможные осложнения? — Когда Ксандра хмуро кивнула, матрона вновь повернулась к Лириэль. — А ты, Принцесса, готова?

Бэнр низко поклонилась, отчаянно стараясь пригасить блеск в глазах, и придать лицу ничего не выражающее спокойствие.

Три дня в доме Громфа не смогли полностью уничтожить ее мечты о приключении.

— Это будет твоя добыча, — сказала Госпожа Ксандра. Она подняла руки и резко развела их в стороны. Тихий треск раздался в пропитанном влагой тяжелом воздухе, и прутья клетки вспыхнули магическим огнем. Все глаза в помещении повернулись, дабы лицезреть ритуальную жертву.

Сердце Лириэль стучало от волнения — так громко, что ей казалось, что все вокруг слышат это.

Затем свет окруживший клетку рассеялся, и она была столь же уверена, что все могут почувствовать жесткую, холодную руку, схватившую ее и заставившую сердце замереть.

В клетке стоял человек в ярко красном одеянии. Лириэль редко видела людей, и мало интересовалась ими, но неожиданно обнаружила, что у нее нет желания убивать этого. Он был слишком похож на эльфов, слишком похож на — личность!

— Это оскорбительно, — начала она низким сердитым голосом. — Мне внушали что мой ритуал Первой Крови будет проверкой мастерства и храбрости, охота на опасное существо с поверхности, вроде кабана или гидры!

— Если ты не поняла сути ритуала, я в этом не виновна! — бросила Ксандра. — Годами ты слышала истории о рейдах на поверхность. Кого, по твоему, мы убивали — животных? Жертва есть жертва, неважно на двух ногах или четырех. Ты присутствовала на церемониях; ты знаешь, что требовалось от тех, кто проходил до тебя.

— Я не стану этого делать — сказала Лириэль, с королевской надменностью, сделавшей бы честь самой Матроне Бэнр.

— Не тебе выбирать, — указала Матрона Хинкуте’нат. — Право назвать добычу и правила принадлежит госпоже или матроне.

— Продолжай, — сказала она, поворачиваясь к дочери.

Госпожа Ксандра позволила себе улыбнуться. — Этот человек-маг будет доставлен в пещеры Темных Владений на юго-западе Мензоберранзана. Ты, Лириэль Бэнр, будешь проведена к близлежащему тоннелю. Ты должна найти и уничтожить человека, используя любое оружие. Для этого у тебя есть десять циклов; мы не станем искать тебя до истечения срока.

— Но ты должна взять с собой этот ключ, — продолжила Ксандра, вручая девушке маленький золотой ключ. — Я подвесила его на цепочку — держи его при себе постоянно. Мы не желаем, чтобы ты попала в беду: с этим ты сможешь в случае нужды немедленно вызвать помощь из Дома Шобалар. У тебя большой талант, ты отлично тренирована, — добавила Госпожа менее суровым тоном. — Мы полностью уверены в твоем успехе.

Столь явная забота старшей женщины дала Лириэль искорку надежды.

— Госпожа я не могу убить этого мага! — отчаянно прошептала она, позволив глазам ясно выразить собственное беспокойство. Наверняка ведь Ксандра, обучившая и вырастившая ее, поймет ее чувства, и снимет с нее этот груз!

— Ты убьешь, или ты умрешь, — объявила волшебница. — Таково требование ритуала Первой Крови, такова жизнь дроу!

Голос Ксандры был холодным и ровным, но Лириэль не пропустила вспышку в красных глазах волшебницы. Ошеломленная пониманием, Лириэль уставилась на свою учительницу, которой так доверяла.

Убей или умри. И нет сомнений, какой исход предпочтет Ксандра.

Лириэль оторвала взгляд от мстительного багрового пламени, и постаралась сосредоточится на последовавшей церемонии. Безмолвно принимая ритуальные благословения матроны, девушка испытала странное и очень ясное видение: где-то глубоко в ее сердце крохотная искорка света задрожала и угасла — предвестник, возможно, опускавшейся тьмы. Необъяснимая печаль коснулась Лириэль, но исчезла прежде чем она смогла задуматься о столь странной эмоции. Для юной эльфийки подобное видение должно было быть вполне подходящим — добрым знаком, а не причиной для сожалений. Скоро, очень скоро она станет настоящей дроу!

36
{"b":"242176","o":1}