ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 5. Убей или умри

Лириэль осторожно пробиралась по сумрачному коридору. Одним из подарков ее отца была волшебная обувь, сотканная из мягкой кожи и магии темных эльфов. Лириэль шла издавая не больше шума, чем ее собственная тень.

Так же на ней был новый плащ — не пивафви, поскольку эти уникальные плащи дроу обычно носили как раз те, кто прошел этот ритуал. Конечно, были и исключения, и у самой Лириэль был один из таких магических плащей маскировки — что немало помогало ей в тайных экскурсиях из Дома Шобалар — но молодым дроу запрещалось носить их во время Первой Крови. Преимущество невидимости делало его слишком легким, и считалось неподобающим для первого настоящего убийства.

Таким образом, Лириэль была хорошо видна для теплочувствительных глаз разнообразных смертоносных обитателей Подземья, и следовательно подвергалась постоянной опасности.

Молодая дроу была настороже. И все же, она не чувствовала себя готовой к охоте. Она вообще не была уверена, что еще может что-то чувствовать: горе и ярость покинули ее, оставив за собой странную пустоту.

Лириэль привыкла к предательствам, в большом и в малом, и все еще пыталась уверить себя, что должна просто не обращать внимания и идти дальше — с осторожностью. Так было с Битнарой, чьи злобные выпады и зависть когда-то глубоко ранили ее. Так было и с ее отцом, кто двенадцать лет назад причинил ей такую боль, которую больше никто и никогда не мог повторить с тех пор.

Но Ксандра Шобалар так легко не отделается, угрюмо поклялась Лириэль. Предательство Ксандры было иным, и оно не пройдет незамеченным — или неотомщенным.

Мстительность была важнейшим чувством для темных эльфов, но для Лириэль эта эмоция была внове. Она наслаждалась ей, как недавней чашей зеленого вина с пряностями — горько, да, но обостряет ощущения, и усиливает решимость. Лириэль была еще очень молода, и готова была принять и не обращать внимания на многое в своих сородичах. Но сегодня она впервые отчетливо увидела желание ее смерти в чужих глазах. Инстинкт подсказывал ей, что подобное не должно остаться безнаказанным, если она хочет выжить.

Но еще глубже, в самом сердце, девушка чувствовала горькую обиду на Ксандру, заставлявшую ее пренебречь велениями души, действовать против своей воли.

Лириэль не желала подчиняться требованиям своей Госпожи, но что еще может она сделать, чтобы быть принятой как истинная дроу?

Что?

Улыбка медленно проявилась на ее лице, одновременно с тем, как в ее разуме появлялось решение дилеммы. Быть дроу это куда больше, учил ее отец, чем умение прибегать к грубому насилию.

Тяжесть, сжимавшая ее грудь, немного ослабела, позволив ей впервые осознать странную вещь: она совершенно не боялась опасного и дикого Подземья. Для нее место это казалось прекрасным, интересным, полным неожиданных поворотов и путей. Опасность, приключение и восторг были в воздухе и камне. В отличии от Мензоберранзана, каждому камешку которого была придана форма, монумент гордости и могуществу дроу, здесь все было новым, таинственным и полным восхитительных возможностей. Здесь она сможет найти собственное место. Лириэль ощутила неожиданную и глубокую любовь к огромному, не прирученному миру.

— Великое приключение, — тихо сказала она, повторяя без следа иронии слова собственной отброшенной мечты. Неожиданная улыбка осветила ее лицо, и нежно погладив скалу она добавила, — первое из многих!

Без предупреждения, яркая сфера резко вылетела из-за угла тоннеля, и направилась к ней.

Схватка началась.

Тренировки и инстинкт сработали мгновенно: Лириэль выбросила навстречу руки крест-накрест, выставив вперед ладони. Защита сформировалась за мгновение до взрыва. Девушка закрыла глаза и отвернулась, и тут же сверкающий шар расцвел вспышкой магического пламени.

Лириэль упала и откатилась в сторону, как ее учили поступать в случае подобных атак. Магический щит мог удержать лишь один-два удара такой мощи, и разумнее всего убраться с линии огня. К ее изумлению, второй удар пошел низом — и прямо к ней. Лириэль вскочила на ноги, и бросилась назад по тоннелю. Она успела укрыться от надвигавшегося огненного шара за большим сталагмитом.

Взрыв грохотом прокатился по тоннелю, дождь камней обрушился на дроу. Кашляя и отплевываясь от пыли, она тем не менее сплела ответное заклинание.

Отвечая ее магии, пыль и дым начали стекаться в центре коридора, вскоре собравшись в большой шар. Лириэль указала в направлении невидимого мага, и шар послушно поплыл за угол в направлении врага.

Затаив дыхание, она ждала следующей атаки. Когда ее не последовало, она медленно и осторожно крадучись направилась к повороту. Спереди не доносилось ни звука, только удаленный стук капель. Это обнадеживало: шар горячего удушающего дыма должен был отыскать и окружить источник его происхождения. Если все прошло как надо, человек уже задохнулся в ядовитых продуктах собственного заклинания. Лириэль пошла побыстрее. Если это так, времени найти и откачать его немного.

Вокруг становилось все ярче, по мере того как она спускалась все дальше по извилистому коридору. Неожиданно путь оборвался, и Лириэль увидела открывавшуюся перед ней пещеру, ничего подобного она раньше не видела и даже вообразить не могла.

Светящийся лишайник покрывал почти весь камень, наполняя пещеру слабым и таинственным голубоватым сиянием. Сталагмиты и сталактиты соединялись, образуя каменные столбы, и большие кристаллы в них отблескивали сверкающими гранями, впиваясь в ее глаза как крохотные кинжалы.

И новый сверкающий шар ожил в центре пещеры. Лириэль бросилась назад, схватившись за ослепленные глаза. Чуткие уши уловили шипение и свист приближающегося снаряда; все что она успела сделать, это бросится на камень.

Шар прошел мимо, но едва-едва. Обжигающая боль коснулась ее, когда он пролетал над ней, волосы начали тлеть и дымится. Хрипя и кашляя, она вновь перекатилась в сторону. Одновременно она лихорадочно моргала, пытаясь отогнать искорки и вспышки, затмевавшие ее зрение.

Думай, думай! — приказала она себе. Пока она только реагировала: это был верный путь к поражению.

Пытаясь выиграть время, Лириэль призвала врожденную магию дроу, окутав шаром тьмы источник магического света перед ней. Это немного выровняло ситуацию, но преимущества человеческого мага не лишило: в пещере все еще вполне хватало света, чтобы он мог спокойно видеть.

Она же никак не могла обнаружить его.

Подозрение, укоренившееся в ее разуме еще с первой атакой мага, неожиданно превратилось в уверенность. Он предвидел ее действия. Он точно знал, как она будет реагировать. Возможно, он был тренирован для этого. Угрюмо сцепив зубы, Лириэль приступила к выяснению, насколько хорошо его подготовили.

Ее ладони мелькнули сплетая заклинание, которому научил ее Громф — редкое и сложное заклинание, известное лишь немногим дроу, и используемое еще реже. У нее ушла большая часть дня на его изучение, но теперь затраты окупались сторицей.

В центре пещеры, окруженный и частично защищенный кругом каменных колонн, стоял человек. С изумленным выражением на бородатом лице, он разглядывал свои вытянутые руки. Причина была очевидной: пивафви, накинутый поверх красного одеяния, который должен был обеспечить ему невидимость, неожиданно заблестел и заискрился. Он был не только натренирован, ему оказали и другую поддержку!

Маг быстро оправился от удивления. Глубоко вдохнув, он плюнул в сторону Лириэль. Из губ его вылетела темная полоса, затем другая. Глаза дроу расширились, когда она увидела двух живых гадюк, скользящих к ней с неестественной быстротой.

Выхватив с пояса два кинжала, Лириэль метнула их в ближайшую змею. Клинки вошли крест-накрест, почти отделив голову гадюки от туловища.

Обезглавленная змея несколько мгновений билась в агонии, преградив путь второй, и позволив Лириэль повторить бросок.

На сей раз она метнула только один нож. Он вошел змее в распахнутую пасть, и вылетел с другой стороны головы, сопровождаемый хлынувшей кровью. Лириэль позволила себе короткую улыбку, и решила достойно отблагодарить наемника, научившего ее метанию.

37
{"b":"242176","o":1}