ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Задержка была мгновенной, но этого хватило. Руки человека уже двигались в жестах заклинания — знакомого ей.

Лириэль достала маленький дротик с пояса и сплюнула на него. Повинуясь мысленному приказу, другой компонент заклинания — крошечный сосуд с кислотой — поднялся из ее раскрытой сумки. Схватив его, она подбросила оба предмета в воздух. Пальцы мелькнули, сплетая заклинание, и светящаяся полоса метнулась навстречу такой же, несшейся к ней. Кислотные стрелы столкнулись на полпути между сражающимися, распылив вокруг зеленоватые капли смертоносной жидкости.

Человек взмахнул рукой. Магия стекала с его пальцев, разворачиваясь в полете гигантской паутиной. Странное голубоватое освещение пещеры отблескивало в нитях, превращая липкие капли на них в драгоценности прекраснее жемчужин и лунных камней. Лириэль успела восхититься смертоносной красотой паутины, пока она летела к ней.

Единственным словом дроу призвала несколько гигантских пауков, размерами с детенышей ротов. Армия пауков взмыла ввысь к потолку пещеры, схватив паутину и утянув ее с собой.

Лириэль расставила ноги пошире и послала к упрямому человеку поток огненных снарядов. Как она и ожидала, он мгновенно сотворил вокруг себя защитный экран. Она узнавала жесты и слова силы — те же, что использовали дроу. Маг действительно был подготовлен для этого боя, и подготовлен хорошо!

К несчастью для Лириэль, маг был обучен даже слишком хорошо. Дроу надеялась, что бушевавший в пещере огненный шторм ослабит колонны, окружающие мага, так чтобы они обрушились на мага когда ослабнет его щит. Но вскоре стало ясно, что магический барьер он поместил перед каменным скоплением, обезвредив ее стратегию. Щит не слабел под ее ударами: напротив, он поглощал их энергию, сверкая все ярче и ярче. Лириэль распознала защитное заклинание дроу, но ее саму никогда ему не учили!

Наконец Лириэль устало опустила руки, истощенная той мощью, которую обрушила на магическую паутину Ксандры.

И только теперь девушка поняла всю степень предательства своей воспитательницы.

Человек был тренирован в магии и тактике боя в Подземье, более того, он знал достаточно о своей противнице чтобы предвидеть и отразить каждое ее заклинание. Он был избран и подготовлен со всей тщательностью — не чтобы проверить ее, но чтобы убить ее! Ксандра Шобалар не стала успокаиваться на одних пожеланиях гибели своей ученицы: она сделала для этого все от нее зависящее!

Лириэль поняла, в какое положение загнало ее это предательство. Ее единственной надеждой на победу в поединке с магом — и Ксандрой Шобалар — оставалась не ее боевая магия, но лишь ее собственная сообразительность.

Она отчаянно обдумывала варианты. Ей ничего не было известно о человеческой магии, но то, что маг использовал только заклинания дроу было очень подозрительно. У него должна была быть немалая подготовка чтобы освоить столь могущественные силы; наверняка у него были и собственные заклинания. Почему же он их не использует? Разглядывая человека, девушка неожиданно нашла очевидный ответ. Ее пальцы сомкнулись на ключе, которые ей дала Ксандра, и одним резким рывком она сорвала его с золотой цепочки, прикрепленной к поясу.

Гнев полыхал в золотых глазах Лириэль, когда она достала флакон, данный ей отцом. Поймать мага будет нелегко, но она найдет способ.

Лириэль открыла крышку, и кинула ключ внутрь. Но прежде чем вернуть крышку на место, она сорвала мифриловую иглу, и отбросила ее прочь.

Убей или умри, сказала Госпожа Ксандра.

Так тому и быть.

Глава 6. Вспоминая кошмары

Треск Муландер щурясь смотрел сквозь свечение собственного щита в сторону своей противницы. Пока что все шло, как он и ожидал. Девчонка была хороша, Госпожа Ксандра не преувеличивала. Она даже смогла преподнести несколько сюрпризов, вроде своей меткости с ножами.

Ничего страшного. У Муландера тоже было кое-что в запасе.

Ксандра Шобалар вырвала из его разума огромный запас заклинаний некромантии. Однако одного из них колдунья дроу коснуться не могла: оно хранилось не в разуме, но во плоти.

Муландер был Исследователь, всегда ищущий новую магию там, где обычные люди видят только смерть. Разлагающиеся трупы, даже падаль на скотобойне, могут быть использованы для создания чудесных и страшных существ, полностью ему подконтрольных. Но самое необычное и тайное его творение еще только ждало своего воплощения.

В кусочке неживой плоти — маленькой темной родинке, державшейся на его теле тончайшим покровом кожи, он хранил существо огромной силы. Чтобы призвать его, нужно лишь довершить отделение от тела.

Маг полез большим и указательным пальцем под золотой обруч.

Какая ирония, что зачарованная родинка была скрыта под его магическими кандалами!

Муландер оторвал этот кусочек, наслаждаясь острым уколом боли — ибо это была смерть в миниатюре, а смерть была источником его силы. Бросив крошечную родинку на пол он с голодным предвкушением наблюдал как созданный им монстр обретает форму.

Многие Красные Маги создавали тварей тьмы: страшных летающих существ, создаваемых кощунственным объединением тел обычных животных. Муландер пошел дальше. Поднимавшееся перед ним существо было создано из его собственной плоти и его собственных кошмаров.

Муландер начал с самой жуткой вещи, которая была ему известна — копии своей давно умершей матери-волшебницы, — увеличил ее до гигантских размеров и добавил части каждой твари, что когда либо наводила ужас на его сновидения. Крылья как у летучей мыши — или демона — висели у нее за плечами, когти росли на человеческих ладонях. Клыки вампира, ляжки и ноги лютоволка, отравленный хвост виверны. Женский торс прикрывала драконья броня — естественно, цвета Красных Магов. Только глаза, жесткие зеленые глаза, такие же как и его собственные, остались нетронутыми. Они остановились на девчонке дроу — охотнике, вдруг ставшем добычей — и наполнились памятной Муландеру жестокостью. Невольная дрожь прошлась по спине могущественного мага, вызвавшего монстра, сотканного из отметин на его душе оставленных давно ушедшим хмурым детством.

Монстр пригнулся. Волчьи лапы опустились, мускулы на мощных ляжках напряглись готовясь к прыжку. Муландер не стал опускать магический щит. В монстре сохранилось достаточно напоминавшего ему о матери, чтобы его вопль боли от столкновения с защитой доставил ему удовольствие.

Так же приятен был и шок на лице юной дроу. Однако она с завидной быстротой пришла в себя, и отправила в лицо твари пару кинжалов. На мгновение Муландер познал истинное счастье, когда клинки глубоко погрузились в проклятые зеленые глаза.

Монстр издал вой, полный ярости и тоски, раздирая лицо когтями в попытке вырвать кинжалы. Длинные кровавые борозды отпечатались на его лице, прежде чем клинки дроу наконец упали на пол пещеры. Ослепленное и разъяренное, существо надвигалось на девушку, лапы дико хлестали по воздуху.

Дроу выдернула с пояса боло, коротко размахнулась и бросила. Оружие туго обвернулось вокруг шеи ослепленной твари, которая с бульканьем стала разрывать кожаные ремни. Резкий треск прокатился по пещере, и вслед за ним раздался грохочущий рев. Принюхиваясь в поисках жертвы, уродливое создание Муландера, выставив когти, метнулось к дроу.

Но та взмыла в воздух, быстрая и грациозная как птица, и тварь звучно шлепнулась на каменный пол. Быстро перекатившись, она вскочила на ноги. Громоподобные звуки наполнили пещеру, когда монстр взмахнул крыльями; медленно и неуклюже он поднялся в воздух, в погоне за добычей.

Молодая волшебница окутала тварь гигантской паутиной, но существо легко разорвало ее. Она осыпала его градом дротиков, но те лишь беспомощно отскакивали от бронированного тела.

Дроу сотворила заряд черной молнии, и метнула его как копье. К беспокойству Муландера, молния разорвала одно из кожистых крыльев.

Вопя от ярости, монстр по нисходящей спирали рванулся вниз, и с грохотом ударился о камень.

38
{"b":"242176","o":1}