ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэлис не стала ждать. — Фестиваль Основания приближается, день, когда мы вспоминаем основание Мензоберранзана, больше пяти тысячелетий назад. Знает ли кто из вас, что происходит в этот день?

— Я знаю.

Все шокировано уставились на юного Дзирта. Он стоял перед Мэлис, держа чашу с вином. Для Дайнина, взрослого, говорить без дозволения было бы страшным оскорблением. Для принца-пажа это было — просто немыслимо. Однако, прежде чем Мэлис отреагировала, мальчик продолжил.

— Во время Фестиваля Основания, как говорят, Паучья Королева появляется где-то в городе. — Дзирт нахмурился, вспоминая детали. — Только она появляется, изменив облик. Я думаю, для того, чтобы увидеть, что дроу на самом деле думают о ней.

Бриза пришла в себя первой. Она бросилась вперед, выхватывая змееголовый бич. — Ты, идиот! — прорычала она. — Это всего лишь старая история. — Она занесла бич. Дзирт уставился на нее в страхе, но не дрогнул.

Взмах руки остановил опускавшийся бич.

— Как оказалось, эта история правда, дура! — прошипела Мэлис, ярость которой теперь была направлена на ее дочь.

Бриза застыла в тупом изумлении.

Мэлис фыркнула в отвращении. — Возможно, тебе слишком рано позволили носить мантию высшей жрицы, Бриза, если дитя — тем более, мальчик — знает больше тебя.

Бриза пыталась пробормотать извинения, но Мэлис уже отвернулась. Она наклонилась над мальчиком, взяла его ладонью за подбородок и с силой подняла его голову вверх. Чаша вывалилась из его пальцев, вино разлилось по полу словно темная кровь. Она смотрела в его глаза, силой воли удерживая его взгляд. Глаза были необычного цвета. Лиловые. Как уже бывало, Мэлис задумалась над этим. Что видят они, чего не могут видеть другие?

— Скажи мне, что еще ты знаешь о Фестивале? — приказала она.

Мальчик смотрел на нее с немым ужасом. Она ужесточила хватку, пальцы с силой сдавили плоть.

— Говори!

Несмотря на страх, Дзирт смог ответить. — Я ничего больше не знаю, — выдохнул он. — Только, что в день фестиваля надо быть вежливым с каждым, даже гоблином или багбером, потому что нигде не сказано, в каком облике придет Ллос. Это все.

Она еще мгновение смотрела в странные глаза, затем кивнула, поскольку он сказал правду. Странный он, ее младший сын, и с трудом удавалось обучать его даже самым основным правилам поведения и почтительности. И все же, в нем была сила. Она ее чувствовала. Пока что этой силе не была придана форма. Но если ей удастся своей волей направить ее, и закалить подходящими испытаниями, однажды он станет могучим оружием в ее руках.

Мэлис отпустила мальчика. Дзирт стоял, ошеломленный, пока Дайнин, на лице которого отображался гнев, жестом не приказал ему вернуться на место. Без сомнений, Дайнин накажет его позже, за позор, который навлек на него Дзирт своим неподчинением, поскольку это была именно его работа — обучать ребенка манерам и обязанностям принца-пажа. Мэлис не собиралась вмешиваться. Дайнин имел такое право, к тому же для мальчика это будет только полезно.

Мэлис обратилась к семье. — Хоть Дзирт еще ребенок, но он прав. История эта не просто легенда, хотя многие так считают. Во время Фестиваля основания, Паучья Королева в самом деле появится где-то в городе. И если она объявится в благородном Доме, этот Дом удостоится великого почета, и наверняка будет процветать в следующем году. — Голос ее понизился до самодовольного мурлыканья. — А мой план позволит нам быть уверенными, что Ллос решит выбрать именно Дом До'Урден.

Закнафейн рассмеялся. — Со всем уважением, ты слишком уверена в себе, матрона-мать.

— У меня есть на то причины, — резко ответила Мэлис. Что она такого сделала, чем заслужила проклятье таких нахальных мужчин? По крайней мере, Дайнин знает свое место. — Как же ты намереваешься призвать Ллос сюда? — смиренным тоном спросила Бриза, явно пытаясь вернуть расположение матери.

Мэлис позволила Бризе считать, что это ей удалось. — Вот этим, — ответила она. Она достала маленький, темный камень, выполненный в форме паука. Единственный алый рубин сверкал на его брюшке. — Эта паучья драгоценность приведет носящего ее в место, где хранится древний и священный предмет — кинжал, которым когда-то владела Мензоберра, та, что давным-давно основала наш город во славу Ллос. Та, кто дала мне эту драгоценность заверила меня, что если мы завладеем Кинжалом Мензоберры, Ллос наверняка благословит нас своим присутствием.

Слушатели поглотили эту информацию и кивнули — все, кроме Закнафейна, кто с таким же скепсисом спросил. — И как же ты получила эту информацию, и этот камень?

Мелис спокойно посмотрела на него. — Я вызвала йоклол.

Все уставились на нее в ужасе и изумлении — в том числе, к ее удовлетворению, и Закнафейн.

— Да, я сделала это, — продолжила она. — Риск велик, но Ллос благоволит к рискующим.

Несмотря на удовольствие, Мэлис поежилась вспоминая темную, тайную церемонию. Прислужниц Ллос не вызывают из прихоти. Хотя Мэлис было уже пять столетий, и она была матроной Девятого Дома, даже она содрогнулась при виде клокочущей массы аморфного существа, появившегося в магическом огне, вызванном ей. Вызови Мэлис гнев йоклол, та превратила бы ее в паука, и раздавила в бесформенной ладони. Однако время было благоприятным для церемонии, и Мэлис оказалась права. Йоклол, которой понравилась ее почтительность, отдала ей паучью драгоценность и ответила на вопрос — как добиться еще большей благосклонности Ллос.

Она подошла к мастеру оружия. — Закнафейн, я отдаю тебе драгоценность; твоя обязанность — найти Кинжал Мензоберры, во имя Дома До'Урден. — Она протянула темный камень.

Зак уставился на него, но не взял.

Ярость согрела щеки Мэлис так, что это заметили все. — Не пытайся спорить со мной в этом, Закнафейн, — сказала она угрожающе. — В прошлом я была снисходительна, но более я не буду терпеть твоих издевательств. Если ты подведешь меня сейчас, это будет в последний раз.

Остальные затаили дыхание, когда скрестились взгляды матроны-матери и мастера оружия. На мгновение Мэлис усомнилась в том, что может выиграть. Наконец Зак опустил глаза и взял камень. — Я найду Кинжал, матрона-мать, или погибну в поисках, — пробормотал он, сжав зубы.

Мэлис прикусила язык, чтобы не вздохнуть от облегчения. Ей не всегда доставляла удовольствие подобная жесткость с семьей и слугами, но ведь она — матрона-мать, и благополучие дома более важно, чем даже ее собственные чувства. — Мудрый выбор, Закнафейн, — было все, что она сказала. Затем голос ее стал бодрым. — Теперь я желаю остаться наедине с дочерьми.

Все трое мужчин поклонились и заторопились к адамантитовой ограде. Как один они взмыли над ней и начали опускаться на нижний уровень.

— Найти Кинжал может оказаться не таким простым делом, — заметила Бриза, когда мужчины исчезли из виду. — Что, если Закнафейн и впрямь погибнет?

Вирна и Майя озабоченно посмотрели на старшую женщину, желая высказать собственные сомнения, но на сей раз помня свое место.

Мэлис похлопала себя по щеке. — Если Закнафейн погибнет в попытке получить почести Ллос, Паучья Королева наверняка оценит это как самопожертвование в ее честь, — Мэлис позволила себе негромкий смешок. — В любом случае, Ллос будет довольна Домом До'Урден. — К смеху Мэлис присоединился смех ее дочерей.

Глава 3. Принц-паж

Никогда не поднимай взгляда от пола.

Это был первый урок Дзирта До'Урдена в качестве принца-пажа, и урок этот дался ему нелегко. Он не мог сосчитать, сколько раз он чувствовал обжигающие удары змееголового бича Бризы, наказание за нарушение этого важнейшего правила. Не то, чтобы это было сложно запомнить. Дзирт знал, что не должен поднимать глаза без разрешения. Но знать что-то не всегда так же легко как выполнять это. Как бы он не старался смотреть на свои башмаки, всегда находилось что-нибудь странное, интересное, удивительное, привлекавшее его внимание, приковывавшее его взгляд, прежде чем он успевал сообразить.

4
{"b":"242176","o":1}