ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дзирт выдохнул. Наказание за убийство паука была смерть: быстрая, болезненная, без шансов на оправдание.

Несмотря на смертельную опасность чуть не случившегося инцидента, Дзирт придвинулся поближе к паутине, рассматривая паука в центре. — Не понимаю я эту вашу Ллос — пробормотал он вслух. — Каждый жаждет ее благоволения. Мать. Сестры. Другие Дома. И все они боятся Ллос. Иногда я даже думаю, они ненавидят ее. Но это лишь заставляет их поклонятся упорнее. Зачем? Почему Ллос так важна, если она такая плохая? — Паук лишь молча цеплялся к паутине. Дзирт раздраженно нахмурился. — Ну, меня не волнует что думают другие, — решил он. — Я не боюсь пауков. И если я встречу Лолт на Фестивале, я ей так и скажу.

Странно воодушевленный собственной речью он повернулся и пошел дальше по коридору, назад, в странный мир известный принцу-пажу, оставив паука в одиночестве ткать свою паутину.

Глава 4. В огонь

Закнафейну не нравилось это задание.

Мастер оружия стоял на парапете, высоко над адамантитовыми воротами, охранявшими вход в Дом До'Урден. Ворота были подняты лишь наполовину, так что благородные члены Дома могли легко перелетать над ними, а гоблины, гномы и прочий сброд — нет. Во времена кризиса ворота могли быть подняты, закрывая все отверстие в стене пещеры, чтобы пройти не мог никто. Иногда Зак думал, что считать истинным предназначением прочных полос металла. Возможно они были созданы не чтобы не давать дроу доступа в Дом, но чтобы удерживать их внутри.

Зак посмотрел на другую сторону двора, на балкон, за которым находились личные покои членов семьи. Он заметил чьи-то тени внутри. Какие еще темные планы готовит Матрона Мэлис и ее дочери?

Когда Зак уже собрался отвернуться, маленькая фигура выпрыгнула с балкона, и полу-упала, полу-слевитировала вниз. Секундой позже к ограде подбежала Бриза, она наклонилась над ней, что-то крича и угрожая бичом. Маленькая фигура, однако, уже исчезла в глубине коридора. С искаженным от ярости лицом, Бриза повернулась и убралась назад, вглубь верхнего уровня.

Несмотря на мрачное настроение, губ Зака коснулась слабая усмешка. Похоже, маленький принц-паж До'Урден — как его имя? Дзирт? — снова вывел из себя старшую сестру. Зак не ожидал подобной силы характера от одного из сынов Риззена. Дзирт может вырасти сильным и волевым эльфом — если до того из него не выбьют эту силу, как и должно случиться. Когда-то Зак питал подобные надежды по отношению к собственной дочери Вирне, но теперь в нее запустили когти хозяйки Арах-Тинилита. Она становилась все более и более похожей на Мэлис, все больше погружаясь в запутанные планы матроны-матери, целью которых было подняться в глазах Ллос.

Ах, Мэлис. Зак вернулся мыслями в годы, когда он был патроном Дома До'Урден. Он даже думал одно время, что любит Мэлис, и она его. До того дня, когда она изгнала его и он понял, что все ее заботы — позиция ее собственная и Дома на Лестнице Ллос. Иногда она вызывала его в свою спальню, и он подчинялся. Приказы матроны-матери не отвергаются. Да это и не было неприятно. Все же Зак знал теперь, что какими бы не были чувства между ним и Мэлис, они не являются, и никогда не являлись любовью.

Гигантский паук выполненный из темно-зеленого камня стоял на парапете за спиной Зака. Нефритовый паук. Десятки таких были созданы Домом До'Урден в качестве защиты от любого, кто каким-либо образом преодолеет ворота. Заклятие на них было таким, что в присутствии любого нарушителя паук начинал двигаться, атакуя быстро и смертоносно.

— Что же ты не трогаешь меня, паук? — прошипел Зак голосом полным ненависти. — Я чужой здесь. Или ты не видишь, что я твой враг?

Но паук оставался холодным камнем.

Зак почувствовал покалывание у шеи. Ему не нужно было оглядываться назад на балкон, чтобы знать, что за ним наблюдают. Больше он не мог откладывать. Порыв теплого ветра — нагретого каким-нибудь далеким лавовым потоком — откинул со лба белые волосы. Зак сошел с парапета в поток воздуха, и, используя левитацию, проплыл вместе с ветром над воротами, опустившись на землю за ними. Не оглядываясь, он погрузился в лабиринт улиц Мензоберранзана.

Немного погодя он остановился, и достал из мешочка на шее паучью драгоценность. Положив маленького ониксового паука на вытянутую ладонь, он произнес слова, которым научила его Мэлис, а той в свою очередь сообщила их йоклол. Тут же сверкнул рубин в брюшке паука. Оживленный паук пробежался по ладони Зака, и тому лишь усилием воли удалось подавить желание сжать ладонь и раздавить его. Мельтеша лапами, паук совершил полный круг, и неожиданно остановился, указывая направо от Зака. Значит, этим путем и надо идти. Зак повернулся и проследовал по боковой улице.

Зак мог только гадать, куда приведет его паучья драгоценность. Йоклол сказала, что Кинжал Мензоберры скрыт где-то в городе. Трудно поверить. Пожалуй ни дюйма пещеры не осталось неисследованным глазами дроу, неотшлифованным руками дроу, обитаемым семействами дроу за эти столетия. Все же, Зак должен был надеяться, что паучья драгоценность в самом деле выведет его в нужное место. Мэлис все расставила по местам. Что бы она все еще не чувствовала к нему, неудача в этот раз прощена не будет.

В начале Зак решил, что древний Кинжал Мензоберры должен находится в К'элларз'орл. Паук, похоже, вел его к плато, на котором находились самые могучие Дома, в том числе Бэнр, Первый Дом Мензоберранзана. Сердце Зака дрожало в груди. Если Кинжал и впрямь упрятан в одном из древних домов, нет надежды достать его. Вряд ли он может постучать в ворота Дома Бэнр и попросить разрешения походить по их территории. Единственным ответом будет магический удар, достаточно горячий чтобы прожарить его внутренности.

Когда Зак приблизился к границе грибного леса, обрамлявшего плато, паук перебрался на левую половину ладони, ведя его в сердце города. Зак позволил себе глубокий выдох облегчения.

Он уже почти добрался до цели, когда сообразил, куда ведет его паук.

Зак находился почти в центре гигантской пещеры Мензоберранзана. Остановившись, он поднял глаза от паучьей драгоценности. Волшебный паук указывал на массивную каменную колонну, возвышавшуюся над ним в вечном сумраке. Нарбондель.

Естественно. Вполне логично. Из всех скал пещеры лишь одна оставалась в необработанном, природном состоянии, уже тысячелетия, нетронутая руками и магией дроу. Это был монумент пещере, какой она была, когда Мензоберра впервые привела сюда свой народ пять тысяч лет назад: колонна Нарбондель. Только здесь что-то могло лежать укрытым так долго и оставаться не обнаруженным.

Закнафейн приближался к колонне, держась поближе к поверхностям, ближайшим по температуре к его коже, что делало его почти невидимым для теплочувствительных глаз дроу. Не то, чтобы это было запрещено, приближаться к Нарбондель, но делали это очень-очень редко. Колонна была заботой архимага города, чьей церемониальной обязанностью было зажигать магическое пламя, путешествовавшее по колонне каждый день. Зак сомневался, что Громф Бэнр будет рад зрителям, а мысль о том, чтобы стать целью убийственных заклинаний архимага его также не прельщала.

Мастер оружия укрылся в тепловой тени у основания сталагмита, наблюдая алыми глазами. Паучья драгоценность металась по ладони, будто возбужденная близостью к притягивавшей ее реликвии.

— Терпение, — прошипел Зак, хотя и не был уверен кому — себе или волшебному пауку.

Он наблюдал, как с массивного столба исчезают последние следы магического тепла. Камень вновь становился холодным и темным. Черная Смерть Нарбондель. Приближалась полночь, единственный шанс Зака. Сейчас архимаг отдыхал у себя в Сорцере, готовясь сотворить заклинание огня, которым он начнет новый день. Ни один взгляд в городе не повернется к колонне, пока она темна. Он сможет двигаться незамеченным. По крайней мере, он на это надеялся.

Оставив безопасность тепловой тени, Зак скользнул к Нарбондели. Поверхность ее была неровной, изрезанной трещинами и расщелинами. В каждую из них можно было запрятать маленький нож. Выставив вперед паучью драгоценность он кружил вокруг гигантской колонны, пытаясь определить, где прячется реликвия. Зачарованный паук кружил по ладони, но не останавливался, будто не в состоянии решиться. Зак нахмурился. Затем ему пришла в голову идея. Он посмотрел вверх, на верхушку колонны, достававшей до потолка пещеры высоко над ним. Конечно же! Это было направление, которое паук не мог указать. Вверх.

6
{"b":"242176","o":1}