ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дарабал...

Непонятная истома охватила все тело. «Что это? Откуда сельский серв знает мое имя?» Гладиатор, как завороженный, повернулся.

– Это ты, Дарабал?

Только сейчас до сознания дошло, что спрашивали его на дакском языке. И не просто на дакском. На наречии горных патакензиев. Там, в гладиаторском эргастуле, науке убивать друг друга, кроме Дарабала, обучалось немало соплеменников из патакензийских родов. Они помогли мальчишке освоить и не забыть язык родины.

– Я... – растерянно ответил боец.

– Брат... Ты не узнаешь меня?.. – по щекам варвара бежали слезы.

Дарабал молчал. Глаза человека, стоящего напротив, кричали, умоляли, требовали: «Узнай!» И тогда он напрягся, с усилием разгоняя мрак последних двенадцати лет. Да! Он где-то видел подобное лицо. Где-то очень давно. Совсем в другой жизни.

– Дарабал! Это же я – твой брат Сирм! Помнишь, мы с тобой золотили рога нашему Винуцу к празднику плодородия Матери-Земли!

Он вспомнил. Дом под камышовой кровлей. Ветви яблонь в огороженном каменной стенкой дворе и себя, маленького, среди двух старших братьев.

– Сирм...

Они стояли друг против друга и... Нет, они не плакали. Мужи-патакензии не плачут. Просто слишком ярко светило над Римом солнце Италии. Они не обнимались, как полагалось бы по такому случаю. Они говорили. Раб и гладиатор. О чем? Ответить могли только преторианцы почетного караула у колонны Траяна. Но легионеры не понимали чужого варварского говора. Надменные лица римлян выражали полнейшее презрение к происходящему.

...Лодочник из Диногенции подозрительно отнесся к просьбе двух молодых вольноотпущенников переправить их на правый берег Данувия. Одежда молодцов настолько изорвалась, что в прорехи виднелось худое загорелое тело. «Тоже мне, вольноотпущенники! Как же. Небось беглые рабы или гладиаторы. Уж больно много шрамов на том, что помладше. А то, не дай боги, и дезертиры из вексиллатионов».

– А сколько вы мне заплатите? – ворчливо спрашивал нудный старик, почесывая плешь на макушке. – Сами понимаете, кто же просто так решится вечером грести через весь Данувий? Опять же, речная стража может остановить!

Старший из мужчин вытащил из-за щеки полновесный золотой статер. Посушил в ладонях и отдал рыбаку.

– Больше у нас нет, старик! Но мы должны попасть на дакийский берег! А грести? Грести мы будем сами. Соглашайся, дед!

Лодочник до боли зажал монету в пальцах. Целый статер! Какое ему дело до того, кто они такие? Заявить эдилам или префекту порта – себе дороже. Да и что выиграешь? Пару пинков и присловье: «Держи язык за зубами, если хочешь жить! И никому не заикайся о пойманных бандитах». В лучшем случае дадут десяток сестерциев.

– Поехали! – совсем иным, деловым тоном распорядился хозяин лемба.

Варвары спрыгнули в лодку. Молодой выразительно посмотрел на рыбака и достал запрятанный в рукав узкий киликийский нож.

– Ложитесь на дно и укройтесь сетями! – приказал дед. – Нас могут остановить досмотрщики.

Мерно поскрипывали уключины. За бортом струил свои воды Данувий. Издали донесся усиленный жестяным рупором голос:

– Эй! На лодке! Кто плывет? Отзовись!

– Это я, Прокопий! – заорал в ответ рыбак, раздирая легкие.

– Чего вдруг ты потащился ночью на реку, старый рак?! – весело захохотал зычный баритон.

– Ого, почтенный Амплиат! С моей старухой отправишься за рыбой, когда ей заблагорассудится. Ей нужен осетр к утреннему рынку!

– Ну пусть нереиды подарят тебе удачу! Но и мы не против маленького осетренка на своем столе!

– Не сомневайтесь, почтенный Амплиат! – последний раз крикнул старик и про себя добавил: – Чтоб ты скорей отправился в плавание по Стиксу в компании Харона, подлый вымогатель.

На середине Данувия пассажиры сели на весла. Рыбак установил вторую пару и, подгоняемый четырьмя сильными руками, лемб, оставляя за собой пенные пузыри, ходко пошел во мрак сырой ночи.

Утро застало всех троих спящими. Проснулись, когда солнце поднялось на высоту копья. Умылись. Вольноотпущенники выстирали с песком туники и надели влажную одежду.

– Прощай, старик! – сказал старший беглец. Теперь это был совсем иной человек. Он весь светился непонятной бурной радостью. И перевозчик внутренним чутьем понимал, с чем она связана. Он лукаво крякнул, извлек припрятанные на носу лемба припасы: несколько вяленых рыб, ячменный хлеб и тыквенную флягу с вином. Варвары потупились. Блеск их глаз выдавал смущение и сильный голод.

– Возьмите с собой на дорогу. В вашем положении продукты – самая необходимая вещь. Я так понимаю: вы не очень желаете повстречать на своем пути римские патрули или поселенцев. Стадиях в двухстах отсюда лежит озеро. От него повернете на восход солнца. Там Пирет[205]. Идите вдоль реки и, если благополучно минуете дозорные башни «Траянова вала», то можете дальше считать себя в безопасности. Дороги открыты на север к росомонам или на восток к сарматам. Прощайте!

Варвары молча низко поклонились греку и, войдя в воду по пояс, помогли оттолкнуть лодку от берега.

– Видят бессмертные боги, мы никогда не забудем, что ты для нас сделал, Прокопий! Да хранит тебя Юпитер, Исида и Замолксис.

Рыбак отгребал все дальше и дальше, потом, вспомнив что-то, опустил весла и крикнул напоследок:

– Эй! Сынки! Чуть не забыл! С вашим ножом далеко не уйдешь! К западу от озера лежит много побитых даков и римлян. В войну с Децебалом они погибли в сражении. Не ленитесь, сделайте крюк. Повезет – раздобудете топоры, а может, и мечи! Прощайте!

Солнце припекало уже вовсю. На реке шумно плескала рыба. На лицах братьев было написано ликование.

– Дарабал, мы в Дакии.

– Да, Сирм!

– Мы свободные даки, Дарабал!

– Да, Сирм!

– Бвау-у-у-у!!! – завыли они по-волчьи, не сговариваясь. Древний боевой клич гетов понесся по округе. Они дошли. Преодолели тысячи препятствий, душные трюмы судов, лисьи уши соглядатаев, холод и лишения. Поросшие лесом холмы источали неповторимый аромат родины. О, Дакия! Густая листва буков и орешников приняла братьев. Суровые и решительные Дарабал и Сирм шагали по самым глухим уголкам леса. Они уходили на север, во владения карпов и росомонов. Туда, куда не дошла еще кованая каллига римских легионов. Где жили гордые, свободолюбивые племена. Уходили, чтобы в потомках своих вернуться на эту землю, политую кровью предков.

вернуться

205

Пирет – река Прут.

115
{"b":"2423","o":1}