ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В верховьях Тизии, там, где в великую реку, младшую сестру Данувия, впадает Сомеш, произошла еще одна встреча. Харальд Глаз Дракона с сыном и своими фридлозе преградил отряду дорогу. Неприятное это было столкновение. Ходили слухи, что Глаз Дракона в бою не щадит никого и питается человеческим мясом. Четырнадцати лет еще не было ему, когда он убил рогатиной первого медведя. Мало кто из берсеркров помнил о том, что молодые годы свирепый тенктер провел в окружении самого Цивилиса[142]. Когда знаменитый тенктер скрылся от римлян, он освободил своих соратников от клятвы верности. В налетах на римские пограничные укрепления в районе Декуманских полей пали последние дружинники Цивилиса. Харальд объявился одиннадцать лет спустя. Не было у римлян врага, ненавистнее этого оборотня. Одноглазый, исполинского роста и неимоверной силы германец встревал в любое дело, если оно сулило столкновение с римлянами. В 89 году на квадов с тыла обрушился легион XXI Хищный. Сформированный Домицианом как отдельный корпус, легион насчитывал до 10 тысяч солдат. И тогда... По зову Харальда Глаз Дракона со всех концов Германии сошлись братства воинов Вотана. Две с половиной тысячи фридлозе вызвали страх самих квадских и маркоманнских вождей. Жуткая это была битва. Из ринувшихся в атаку берсеркров уцелели едва триста человек. Много погибло простых квадских воинов. От римской армии не осталось ничего. Тех, кто избежал меча, хватали арканами сарматские всадники и продавали в рабство. Легионный орел, сделанный из чистого серебра, разрубили на куски и поделили между победителями.

Все обошлось благополучно. Едва передовые котины изготовились к бою, Харальд один подъехал к посольству. Приветствовал вождей. Его оборотни сидели на конях, не выказывая никаких враждебных намерений.

– Я слышал от Эльмера Медные Когти, что конунг даков Децебал Железная Рука предложил вождям всех народов, живущих по течению Данувия, встретиться на его земле. Хочу присутствовать на Совете вместе с вами. Я и мои фридлозе не будут лишними там.

Зигфрид, Гуннерих и Атаульф не имели ничего против. Дакский посол торопился. Под самым Пороллисом нагнали группу Эмерия. Но доверенный Децебала повел приглашенных не в город. На востоке от стен в предгорьях Восточных Карпат лежала безымянная каменная крепость. Туда и доставили давно ожидаемых гостей.

10

Цитадель. Плотно утрамбованная земляная площадь. Посреди нее разложен большой костер. Вокруг огня на скамьях, покрытых шкурами зверей, в окружении преданных воинов сидят вожди сарматов, бастарнов, роксолан, карпов, квадов, маркоманнов, паннонцев и кельтов. Позади лавок горят костры поменьше. Все пространство ярко освещено. Когда пламя начинает затухать, даки из патакензийской гвардии царя подбрасывают в них смолистые сосновые сучья и коряги. На стенах темнеют фигуры часовых. Ворота на запоре. Вокруг на три римские мили расставлены секреты и караулы. Конные разъезды высланы до самого Пороллиса.

В круг, освещенный мятущимися языками пламени, вступает человек. Золотые бляшки на наборном поясе отбрасывают багровые отблески. Узкая диадема украшает высокий чистый лоб. Децебал. Вождь объединенного союза гетских и дакийских племен, живущих за Данувием. Он подымает руки, украшенные драгоценными браслетами.

– Уважаемые вожди сарматские, конунги германские, дуксы иллирийские, кельтские, князья карпские! Я благодарю вас зато, что вы откликнулись на мой призыв собраться и обсудить наши общие проблемы. Никто не скажет, что мы всегда жили в мире и согласии. Но неразумен будет тот, кто сегодня вспомнит о наших взаимных обидах. Пришел срок, когда мы должны подумать о наших общих врагах. Есть ли такие? Да, скажу вам я! Римляне! Вот общий недруг и германцев, и даков, и иллирийцев, и сарматов, и кельтов, и карпов! Нынче их армии стоят на границах наших с вами земель. Только ли стоят? Когда взбредет в голову их ополоумевшим от жира властителям, горят наши селения, угоняется скот, женщины и дети продаются в рабство. Римляне захватили столько земель, что даже боги не успевают облететь их на своих крыльях. Но императору этого мало. В своей жажде ограбить весь мир они готовы хватать новые и новые территории.

Еще каких-то десять лет назад на просторах между верховьями Рейна и Данувия жили хатты. Теперь там поселились римляне. Частокол, рвы и метательные машины ограждают изгнанных германцев от родных мест. Чья очередь завтра? Пришла пора нам всем страдающим от насилия Рима объединиться и заключить союз о совместных действиях против захватчиков! Римляне ловко пользуются нашей разобщенностью, но, соединившись, мы будем неодолимы! В прошлую Домицианову войну даки, договорившись с сарматами, разгромили легионы Фуска. Потом, когда Флавий послал Хищный легион на германцев через наши земли, мы предупредили маркоманнов, и те вместе с сарматами уничтожили захватчиков. Когда легионы появятся в следующий раз? Через год? Два? А может быть, завтра? Кто знает ответ на этот вопрос? Что скажут на мой призыв вожди? Поднимается Гуннерих.

– То, что сказал здесь Децебал Железная Рука, все правильно. Но правильно также и то, что Диурпаней дакский захватил земли языгов между Данувием и Тизией и пробовал покорить и маркоманнские земли. Так ли искренен конунг даков в своем стремлении заключить военный союз? Сейчас, когда нет войны, такой договор необычайно усилит даков. Где гарантии, что они, как десять лет назад, пользуясь этим, вновь не нападут на римские владения за Данувием и не втравят нас в свою войну? В моем племени все знают: римляне по ту сторону реки не думают нападать. Они строят пограничные укрепления и дороги. Откуда Децебал взял, что новый император собирается переходить Данувий и захватывать наши земли?

Подле дакийского царя появляются два человека. Брат царя Диег в скрепленной серебряной цепью бараньей куртке. Второй не известен никому из сидящих. Скуластое лицо, длинные волосы до плеч и черная с проседью борода. На нем одежда дружинника. Добротный римский панцирь, бронзовые налокотники. На левом боку серповидная дакийская фальката. На ногах кожаные иллирийские лапти с опорками и тесемками. Диег подталкивает воина вперед.

– Этот человек – бывший раб наместника Верхней Германии Марка Ульпия Траяна! Зовут его Ликкай! Никто из присутствующих не знает нового императора римлян и его дел лучше, чем он. Говори.

Иллириец начинает хриплым простуженным голосом. Толмачи из окружения гостей торопливо переводят на германский, сарматский и кельтский язык сбивчивую азальскую речь.

– Траян очень храбрый начальник. Воины его любят. Не было ни одного похода, чтобы он вернулся пустым и не привел рабов. В последнюю кампанию Траян дрался с маркоманнами. Жена Траяна под стать ему. Быстрая в решениях. Есть еще сестра, племянница и ее дочь. Живут все дружно. Смутьяны из римлян Траяна боятся. Когда из Рима приехали большие начальники вместе с каким-то Касперием, нынешний император, он тогда был наместником и считался только сыном прежнего, приказал их убить. Я не видел, как это было, но рабы рассказывали. Приезжих убили прямо посреди двора. Касперия ударил кулаком в живот сам Траян. Уже когда тот упал, его дорезали мечом солдаты. Вроде убитый хотел свергнуть «отца» Траяна. Перед самым моим побегом сюда в доме императора собирались большие римские командиры. Был даже чернокожий, как мореный дуб, Лузий Квиет. Плохой человек. Это он сделал меня рабом. Они пили вино. Точнее, пили вино командиры. Сам Траян почти не прикасается к нему. Он пьет воду или солдатскую поску[143]. Я заносил блюда в триклиний. Про что говорили, не слышал, но вряд ли таких знаменитых командиров собирают просто для того, чтобы поесть вместе. Потом приезжали еще торгаши. Нас, рабов, удалили из покоев. Но после их приезда легионы на Рейне получили денежные подарки в честь воцарения Траяна. Даже мы – слуги неделю очень хорошо питались, и нам выдали новую одежду. Траян прирожденный солдат. Он и дома почти не бывал. Вряд ли такой человек будет долго поддерживать мир. Я думаю так: если те торгаши, что приезжали к нему, дали взаймы деньги, то надо чем-то отдавать. Нужно золото. Где взять столько? Надо кого-нибудь ограбить.

вернуться

142

Цивилис – предводитель восстания против римского могущества в Галлии; родом из германского племени тенктеров.

вернуться

143

Поска – солдатский напиток у римлян, состоящий из уксуса, воды и взбитых яиц.

33
{"b":"2423","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Там, где кончается река
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Темные тайны
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Зулейха открывает глаза