ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ключевые модели для саморазвития и управления персоналом. 75 моделей, которые должен знать каждый менеджер
Праздник по обмену
Наследие великанов
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Рунный маг
Тайная история
Билет в любовь
Сочувствующий
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
A
A

– Виктор, дуй со всей мочи назад. Найди Меммия и вместе с ним передашь Септимию – так, мол, и так. Квадрат обнаружил два поля созревшей пшеницы и ячменя. Пока ребята из четвертой когорты не вылезли, надо убрать самим. Понял?!

– Есть!

Дозорные легионеры, не выпуская из рук щитов и дротиков, легли на спины под стволами дубов и блаженно задрали кверху ноги. Какое наслаждение ощутить хоть на миг облегчающее покалывание опустевших от крови сосудов в ступнях и икрах. Затянутая бронзовыми нащечниками рожа Меммия склонилась над Минуцием.

– Отдыхаем?

Квадрат смачно потянулся и, кряхтя, поднялся.

– Быстро вы!

– Еще бы! Такая новость. Два поля на пару тысяч модиев зерна! Пошли, старина, у нас совсем мало времени!

Меммий с центурионом привели с собой полный манипул. Септимий предоставил распоряжаться знающему дело иммуну.

– Стройся! – нарочито визгливо орал Меммий, пародируя начальника. Сотни, понимающе кашляя, сомкнули шеренги.

– Слушать меня внимательно, умбрийские бараны! Пришедшие из сельских триб – направо, а городские бездельники – налево! Ап!

Строй рассыпался. Солдаты, поступившие в армию из деревень и умеющие вязать снопы, встали отдельной группой. Вездесущий вояка раздал жнецам в панцирях вытащенные из горящих дакийских хижин и на всякий случай припасенные у квестора серпы.

– Фортунат! Бери десяток и ступай на ячмень с того конца. Начинайте, и да помогут вам Конс и Церера!

Меммий выстроил оставшихся. «Городские бездельники» посмеивались, глядя на согнутые спины товарищей, срезавших налитые колосья.

– Теперь вы! Декурионам развести всех идиотов по четырем концам поля! В любой момент могут напасть даки! Да поразит их своей молнией Юпитер Карающий!

Щеки Септимия налились кровью.

– Дротики наизготовку! Не спать! Суслик, морда равеннская, проспишь варваров, прибью лично! По местам!

Под охраной одноцентурников легионеры до вечера убирали хлеб с обоих полей. Связанные снопы ветераны грузили на спины молодых, а те стаскивали их на стоянку когорты для молотьбы.

Прослышав о находке, целой турмой явились галлы. Декурион Иблиомар принялся уговаривать Меммия, Квадрата и центуриона обменять часть свежей соломы и зерна на одежду и серебро. Лошадям конников недоставало корма. Иммун беззастенчиво заломил такую сумму, что даже Септимий вытаращил глаза.

– Да за пятьдесят браслетов и пятьдесят курток и плащей я перекуплю ячмень у самого Меркурия! – взревел ошарашенный Иблиомар.

– Перекупи! – спокойно парировал старый пройдоха.

Все четверо начали ожесточенно торговаться. Турмовики ядовитыми репликами поддерживали командира. Наконец остановились на том, что «безмозглые галльские пентюхи» (характеристика, данная партнерам Меммием) уплатят пехоте двадцать серебряных дакийских браслетов и пятьдесят курток и плащей. И, кроме того, перевезут на своих лошадях весь ячмень и пшеницу себе и манипулу.

– Сволочь ты, Меммий! – сплюнул Иблиомар, отходя от махрового армейского спекулянта.

Ветеран не успел ответить. Издалека донесся крик Суслика:

– Даки! Мать вашу! Даки слева!

Отряд патакензиев, неслышно подкравшийся к римлянам, обрушился на охрану косарей. Меммий указал Иблиомару на врага.

– Хочешь зерно, давай верхом туда и отгони варваров! Это будет еще одним условием продажи!

Галлы, сбросив снопы, поскакали к опушке. Жнецы, оставшиеся без щитов, ничком попадали на жесткую стерню, спасаясь от гудевших в воздухе стрел. Совместными усилиями отбили нападение. Даки исчезли так же внезапно, как и появились. Септимий, ругаясь, обыскал каждый куст. Ни одного убитого. А у него двое. И четверо раненых. Ну, твари! Но Меммий ткнул пальцем в несколько кровавых вмятин в траве.

– Успокойся, Септимий! Им тоже досталось. Трупы и задетых дротиками они унесли с собой.

Он оказался прав. Шагах в пятистах обнаружили забросанную свежими ветками выбоину, в которой лежали три убитых дака.

Приказ Децебала о запрете посевов на юго-западных землях Дакии полностью себя оправдал. Продвигаясь вперед, римская армия начала испытывать сильный недостаток продовольствия. Снабжение легионов было сориентировано на грабеж покоренной территории. В кампаниях 101 и 102 годов такое положение дел устраивало войска империи. Но мудрость дакийского царя поставила армию захватчиков под угрозу голода. Обозы не поспевали за наступающими алами и когортами. Летучие отряды даков и союзных сарматов и бастарнов нападали на фуражиров и заготовительные команды на марше и растаскивали или сжигали добытое с трудом сено и зерно.

Траян перебросил на охрану коммуникаций два легиона с «Траянова вала» в Восточной Дакии. Адриан с I Минервиным легионом принялся прочесывать леса вдоль Алутуса. Стремясь лишить дакийские дружины баз питания и отдыха, императорский племянник безжалостно сжигал все окрестные поселки. Тысячи женщин и детей перегонялись по мощеным римским дорогам в рабство. Большие районы, ранее заселенные многочисленными родами котензиев и патакензиев, пришли в запустение.

В середине августа 105 года передовые когорты V Македонского легиона вместе со штабом императора появились под стенами Апулы. Отряды римлян ринулись в сторону Ампела. Император, извещенный предателями даками, приказал захватить золотые рудники Златны. В руки Гая Клавдия Севера попали огромные ценности. Захватчики ни на день не прерывали добычу драгоценного металла. Три тысячи фунтов золота доставили Траяну. Вместе с четырьмя тысячами, выданными цезарю Бусом в Бурридаве на копях Алутуса, это составило внушительную сумму. Бус отдал римлянам двухлетний запас накопленного песка, самородков и готовых изделий, прибавив к ним содержимое известных ему тайников. Благодаря этому он сохранил за собой пост начальника золотодобычи на Алутусе. Для него не изменилось ничего. Так же свистал бич надсмотрщика, так же текла вода по желобам. В пламени горнов плавился солнечный металл. Только песок и слитки отправлялись не в Сармизагетузу, а в Дробету, и отчеты рассматривал не Децебал, а Великий цезарь Римской империи Марк Траян. Он, Бус, получал положенную долю.

* * *

... Синие глаза императора сверкали под резным налобником.

– Бонифаций! Твои катапульты мечут огонь слишком медленно! Замени уставшие расчеты!

Шел пятый день осады Апулы. Крепость один за другим отбивала все приступы. Авл Пальма, Авидий Нигрин, Клавдий Север, Лузий Квиет, Элий Адриан, похудевшие, осунувшиеся, полукругом стояли позади цезаря.

Траян снял каску. Преторианец не успел подхватить ее. Железо звякнуло о землю. Истрепанные красные перья распушились, придавленные сферой наголовника.

– Что у тебя, Адриан?

– Варвары подцепили веревочными сетями три моих тарана. Пытались поджечь, но саперы не пожалели квасцов. Остальные два продолжают работу.

– Хорошо. Ты, Север!

– Еще сутки, и смогу подвести две подкатные башни к стенам! Но, Светлейший, прикажи отвести конницу Квиета. Она только помеха!

Испанец знакомым жестом потеребил ухо. Улыбнулся.

– Квиет, отойти назад. Пусть мавры спешатся и станут простыми стрелками под стены. Так будет больше пользы!

Принцепс взял из рук солдата тыквенную флягу с поской, напился. Потом указал на башни правого крыла.

– Там саперы Валентина и бессы роют подкоп. Дня через два должны закончить. Но я не собираюсь откладывать штурм. Пальма! Ни днем, ни ночью не прекращать обстрел. Не жалеть нефти и серы. Больше огня и вони! Легионам – отдых полный час, потом – приступ! Награждайте отличившихся! Взошедшему на стены первым – пять тысяч сестерциев и крепостной венок в награду! Вторым – три тысячи и шейное отличие! Третьему – тысячу и браслет на запястье! К делу!

Подкоп не понадобился. Штурмующие когорты под прикрытием ударов баллист, онагров и катапульт, поддержанные ливнем стрел сирийских, галльских и африканских стрелков, взошли на стены в самом неприступном месте. Золотого венка удостоился мало кому известный молодой гастат Аврелий Виктор II когорты VII Клавдиевого легиона. Легионер заколол варвара и продержался на гребне несколько драгоценных мгновений. Сбитый озверевшими даками с ног, Виктор потерял сознание. Меммий с Фортунатом прикрыли «мальчишку» щитами.

90
{"b":"2423","o":1}