ЛитМир - Электронная Библиотека

Дети – наша радость.

Однако вынашивать их, дело тяжкое, знаю по своему первому опыту. Я уже почти забыла, каково это, но сегодняшнее утро встретила в обнимку с унитазом, целых полчаса меня полоскало, а потом вполне благополучно свалилась в уголке задумчивости в обморок.

Сознание вернулось ко мне на диване, и я увидела перепуганное лицо моего любимого мужа Максима.

- Дорогая, как ты? – обеспокоено спросил он.

- Ужасно, - простонала я, состояние было такое, будто по мне трактор гусеничный прокатился, причём медленно и со вкусом.

- Я нашёл тебя, лежащей без сознания в уборной, - он погладил меня по щеке, - я так перепугался. Боюсь, как бы ты себя не повредила и ребёнку вреда не нанесла этими обмороками. Может, тебе к гинекологу сходить? Провериться.

- Я уже ходила, - вздохнула я, - мне прописали таблетки от токсикоза, только я стараюсь их не пить.

- Но почему? – поразился мой любимый.

- Потому что, не хочу ребёнка травить.

- Но ведь они для того и предназначены, чтобы токсикоз легче переносить.

- Да, но таблетки – они и в Африке таблетки, - вздохнула я, - я пью их, когда уж совсем плохо.

- Как знаешь, - вздохнул Максим.

Поначалу мы не задумывались о детях, но вскоре стало понятно, что беременна, и этот факт нас обрадовал.

Я хочу детей от Максима, люблю его всем сердцем, но больше всего я хочу отбиться от своего бывшего мужа, Димы. У меня уже есть дочка, Василинка, и Дима, узнав, что я родила дочь, теперь от меня не отстаёт, а я злюсь на свою ещё школьную подружку Зойку, за то, что ему всё разболтала. Не знал, и жили бы мы сейчас спокойно.

Но теперь, когда стало известно о моей беременности, он затих, и злится.

Но мне сейчас не до разборок, беременность вытягивает из меня все силы. Максим даже взялся сам проверять документацию в моём ресторане, хотя я хотела свалить всё на своего зама, но Макс категорически воспротивился.

- Откуда ты знаешь, вдруг он начнёт махинации крутить? –

воскликнул он.

- Какие махинации в ресторане? – устало спросила я.

- Какие-нибудь, мало ли что, - и он отнял у меня бумаги.

И так начались мои мучения. Кофе нельзя, а я практически им одним питаюсь. Обожаю кофе в любом виде, в пирожных, в печенье, в торте, и, наконец, в жидком виде.

Я чуть не спятила, отказавшись от кофе, высоких, тонких каблуков, шоколада, а, главное, сигарет.

Поначалу, втайне от Макса, я пыталась курить, но тут же, сделав несколько затяжек, тушила сигарету.

Не хватало только травить ребёнка.

Первые месяцы я измучила мужа истериками, совершенно немотивированными, потом заставила Анфису Сергеевну сварить десять литров манной каши, съела тарелку, и разразилась рыданиями. Пожилая женщина смотрела на меня с жалостью, что ещё больше меня обозлило.

Она, как бы это выразится, приходится мне бабушинской свекровью. Глупость какая-то получилось, вообщем, она бабушка Макса. А свекрови у меня нет, мать Максима давно умерла, и её заменяет Анфиса Сергеевна, кстати, чудесная женщина, я искренне полюбила её и она сама относится ко мне с долей симпатии.

Маман, узнав о моей беременности, досадливо фыркнула.

- Я так надеялась, что у вас не будет детей, - процедила она, - у меня уже есть внучка, больше не надо, и, тем более, от Марка.

- Он Максим, - скрипнула я зубами.

- Ага, Матвей, - хмыкнула маман, и, не дожидаясь моих воплей, которые непременно последовали бы, швырнула трубку на рычаг.

Тошнило меня каждый день, буквально с утра до ночи, я только жаркое из свинины и груши могла, есть спокойно, хотя я не люблю мясо, предпочитаю рыбу, но от рыбы меня почему-то с души воротило, и выворачивало наизнанку.

- Наверное, у нас будет мальчик, - с улыбкой вздохнул Максим за ужином.

- Почему ты так думаешь? – посмотрела я на него.

- Потому, что тебя тянет на мясо. Если бы была девочка,

тянуло бы на рыбу.

- Ты веришь в эту глупость? – хмыкнула я.

- Я мечтаю, - улыбнулся он.

Да, он очень хотел сына, и я тоже, девочка у меня уже есть, пора обзавестись и мальчиком.

И нашим мечтам суждено было сбыться, к шестому месяцу живот у меня стал, словно я была уже месяце, как минимум, на девятом, и рванула в поликлинику, где ультразвук показал двойню. Мальчика и девочку.

Потом начались походы по поликлиникам, перед родами необходимо обойти всех врачей, обследоваться.

Эти бесконечные очереди меня, привыкшей к частным кабинетам, довели до ручки. А ещё там полно старух, которые тут же начинали приставать ко мне, некоторые вели себя нормально, а другие шипели сквозь зубы:

- Конечно, вся золотом обвешанная, почему бы и не родить? А мы, простой люд, и ребёнка прокормить не можем, - и всё в таком духе.

Максим сопровождал меня в поликлинику, поскольку мне с таким животом было невероятно тяжело, и машину я вести не могла по этой же причине.

Последним врачом у меня был хирург, уж не знаю, зачем его посещать, но пришлось идти, ничего не поделаешь. Увидев целую толпу, я приуныла, и, стерев пот со лба, прислонилась к стене.

- Девушка, садитесь, - уступил мне место приятный молодой человек примерно одного возраста с Максимом, только национальности какой-то... толи таджик, толи арзейбайджанец...

Вообщем, выходец из далёкого Кавказа.

Поблагодарив удивительно красивого парня, я обессилено опустилась на место.

- Что ж вы так поздно по врачам-то? – улыбнулся красавец, сверкнув белозубой улыбкой, - вам рожать вот-вот.

Не единственный он, кто так реагирует, и я в который раз объяснила, что ожидаю двойню.

- Дети – это хорошо, - кивнул он, - а вам повезло, королевская парочка, - и тут у него зазвонил телефон, - да, что за безобразие? Нет. Не собираюсь я выяснять отношения с этим уродом. Всё. Ах, так, хорошо, передайте ему, что на суд я

приду, и мой адвокат выиграет дело. Конец связи, - он нажал

на кнопку отбоя, - уроды.

- Проблемы? – улыбнулась я.

- Да, набил одному морду, - отмахнулся он, - а он в суд подал, теперь ещё адвоката хорошего надо искать.

- Могу посоветовать очень хорошего адвоката, - заправила я за ухо прядь вьющихся волос.

- Да? – красавец с интересом посмотрел на меня, - тоже привлекались?

- Упаси Боже! Просто я хорошо знаю этого адвоката, нужен адрес?

- Давайте, - кивнул он, и я полезла в сумку, еле нашла портмоне, и протянула ему Асину визитку, - она очень хороший адвокат, бьёт жабрами до последнего, судьи расслабляются, когда видят перед собой кукольную блондинку, и им в голову не приходит, что блондинка ещё та акула.

- Интересно, - улыбнулся парень.

И этот парень вылетел у меня из головы, другие проблемы начались. Меня положили на сохранение, маман позаботилась, и последние месяцы я провела в полном комфорте, а в октябре появились на свет наши малыши.

Мальчика я назвала в честь отца, Леней, а девочку Лизой, это уже Максим придумал, сказав, что так звали какую-то его дальнюю родственницу, что она прожила долгую и счастливую жизнь, горя не знала.

Говорят, что, если называешь ребёнка в честь кого-то, то он повторяет его судьбу, а та женщина была чудесным добрым человеком, и прожила больше ста лет, что в наше время редкость. Короче говоря, я не возражала, и вскоре меня выписали, а Дима всё время, что я была в ожидании детей, не

появлялся, что меня только радовало.

Он имеет нехорошую привычку, трепать мне нервы, а в момент беременности я была особенно нервной, правда, вскоре выяснилось, почему он не доставал меня.

Его последние месяцы не было в Москве, укатил по делам в Лиму, и теперь вернулся.

С ним одновременно вернулась и Октябрина Михайловна вместе с нашей с ним дочерью, моим первым ребёнком, Василисой.

Пока Василинка была крошкой, она сидела с Октябриной

Михайловной в Лондоне, мы, как могли, скрывали от Димы рождение Василинки, но тот узнал благодаря Зойке, моей лучшей подружке, которой я проболталась, хорошенечко поддав. И с тех пор кончилась моя спокойная жизнь.

1
{"b":"242334","o":1}