ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему это действительно работает? Потому что тело живет переживаниями. Ощущениями. И ему все равно, на самом деле все это происходило или в воображении. Адреналин от воображаемого тигра ничуть не хуже адреналина от реального. Физиологическая реакция одна и та же. Поэтому, кстати, так популярны фильмы переживательного жанра, а также приключенческие, боевики, фильмы ужасов... Эмоции – есть. Достаточно ассоциироваться с персонажами. А уж об этом режиссер с оператором позаботятся. Работа у них такая.

Поэтому после того, как все необходимые ощущения получены, в мозг поступает информация: «Желание исполнено, можно переходить к другим делам». И если вы сделаете желаемый образ ассоциированным, стремления к нему не возникнет. Чего париться, если у нас уже все есть?!

Итак, желаемый образ должен быть диссоциированным.

Четвертое требование к образу желаемого результата самое простое: фон должен быть размытым. Зачем? Во-первых, чтобы сконцентрировать все ваше внимание на себе, любимой. Но не это главное: главное содержится в «во-вторых». Ведь, во-вторых, мы хотим получить изменения в вас безотносительно контекста.

С одной стороны, это требование обобщенности ситуаций: вы же не хотите, чтобы все изменения касались исключительно вашей любимой кухни, да еще когда там вполне конкретные блюда на столе!

С другой стороны, я не собираюсь помогать вам в программировании себя на то, чтобы каждый раз, решив вкусить желаемого лакомства, вы хотели бы оказаться в какой-то строго определенной обстановке. Свечи, полумрак, розы, тихая музыка... Мы не хотим связывать изменения с внешними обстоятельствами: это путь к роботизации. Неохота. Поэтому фон на желаемом образе должен быть размытым.

Обобщим. Итак, мы получили четыре требования к образу желаемого результата:

 Он должен отражать ваши новые качества, а не просто новый вариант поведения. На желаемом образе с вами произошли личностные изменения, и это выражается в мельчайших внешних проявлениях.

 Желаемый образ должен выглядеть мотивирующим «снаружи» и комфортным «изнутри». При диссоциации он вызывает желание ассоциироваться – попасть внутрь. При ассоциации – желание остаться.

 В желаемом образе вы должны видеть себя со стороны – быть диссоциированной.

 Образ цели должен иметь размытый фон.

Адвокат посылает телеграмму клиенту: «Сегодня ночью скончалась ваша теща. Что заказать: похороны, бальзамирование или кремацию?»

Клиент: «Закажите все! Не хочу рисковать».

Как работает взмах? Механизм работы взмаха столь же прост, сколь и гениален. Гениален настолько, что я сомневаюсь, что его кто-то придумал – он был открыт. Открыт путем изучения структуры субъективного опыта кого-нибудь, кто легко перепрограммировал себя с одной привычки на другую. Такие «развлечения» были популярны одно время. В результате родилось нейролингвистическое программирование – НЛП. Сначала практика, потом – теория. И снова практика.

Когда мы делаем взмах, мы одновременно ослабляем один образ и усиливаем другой. Немного напоминает переключение стрелок на железнодорожных путях. Один путь исчез, другой – появился. Теперь поезд пойдет по новому пути, хочет того машинист или нет. Все это имеет достаточно заумное объяснение с точки зрения теории самоорганизации,но мы объясним все проще: кнут и пряник. Одновременно.

Как именно мы ослабляем и усиливаем влияние образов на нас? Разумеется, с помощью субмодальностей. Когда мы делали желаемый образ более привлекательным, мы уже нашли те субмодальности, которые усиливают именно ваше влечение к нему, правда?

Если нет, то в очередной раз проводим эксперимент. Берем два образа. Один – привлекательный, второй – не очень. Находим максимальное количество субмодальных различий между ними. Один ближе, второй – дальше. Один ярче, второй – темнее. Больше/меньше, левее/ правее, выше/ниже... Насыщенность цветов, преобладание конкретного цвета, контрастность, объем... И так далее.

Найдя различающиеся субмодальности, пробуйте менять их одну за другой. По очереди! По одной за раз! Обратите внимание: изменение некоторых субмодальностей приводит к согласованному изменению всех остальных. Они называются критическими субмодальностями. Запомним их. Запомним также и те, изменение которых сильнее всего влияет на ваше отношение к картинке.

Теперь пришло время выбрать две субмодальности, с помощью которых мы и будем делать взмах. Лучше, чтобы среди них была критическая. Лично я буду описывать технику для размера и яркости: они отлично работают для большинства людей. Почему две? Ну, можно, конечно, и больше... Только сложнее. Вторая субмодальность – это своеобразный предохранитель, гарант, что техника сработает.

Последовательность действий при взмахе. Берем стартовый образ. Помещаем на нем сильно уменьшенный и затемненный образ желаемого результата. Начинаем одновременно уменьшать и затемнять стартовый образ, увеличивая и освещая целевой. Начиная с некоторого момента образ цели полностью заслоняет собой стартовый и занимает «запрограммированное» место, соответствующее наибольшей привлекательности. После этого очищаем поле зрения, открывая глаза, например, если они были закрыты.

Предыдущий абзац очень важен – перечитайте его еще пару раз!

При этом выполняется еще одно действие: только что мы были ассоциированы в стартовый образ, непосредственно воспринимали все то, что говорили нам наши органы чувств, а после взмаха мы оказываемся лицом к лицу с диссоциированным желаемым образом. Происходит переключение с ассоциации на диссоциацию.

Очень важно научиться работать с субмодальностями, чтобы проводить именно одновременные изменения. Более того, мы должны постепенно наращивать скорость процесса, чтобы он действительно стал взмахом. Как говорит Ричард Бендлер, мозг не умеет изменяться медленно. Зато он может изменяться мгновенно. Что мы и делаем.

Еще один важный момент – однонаправленность процесса. Изменять субмодальности «туда и обратно» – хороший шанс вызвать довольно сильное замешательство. Суету. Поэтому сделали взмах – стерли картинки. Восстановили запускающий кадр – повторяем взмах чуть быстрее. Очищаем экран. И так до тех пор, пока одно только появление запускающего образа не будет приводить к мгновенному субмодальному изменению и появлению перед нами мотивирующего желаемого образа. Взмах! А по-английски swish – со свистом!

Проверяем результаты. Итак, взмах сделан. Первая проверка: пробуем вызвать стартовый образ. Если взмах сделан качественно, вызвать стартовый образ не получится: сразу возникнет образ цели. Это будет означать, что мозг уже перепрограммирован. Теперь ваши мысли станут автоматически менять направление на выбранное вами.

Вторая проверка – поведенческая. Пробуем поднести ко рту то самое лакомство, что раньше съедалось «само по себе». Если взмах сделан качественно, рука сама остановится на полпути. Теперь вы имеете возможность принять решение: продолжить движение руки или нет. Автоматизм ушел – пришла осознанность.

Обратите внимание! Взмах ни в коем случае не лишает вас возможности есть то, что вы хотите. Он просто возвращает вам возможность выбора. Как говорят нэлперы, НЛП – не хирургия: мы ничего не отрезаем. Но лишний повод обдумать последствия своих решений НЛП дает.

Более того, возвратив своим действиям осознанность, мы возвращаем себе возможность наслаждаться каждым оттенком вкуса. Мы возвращаем себе то, что отнял у нас автоматизм. Я не спорю, застольная беседа – это отдельное и совершенно особое удовольствие, но лишать себя радости вкуса...

Интересно то, что, начав по-настоящему наслаждаться блюдом, мы уменьшаем количество съедаемого. Как говорится, йог извлечет из куска хлеба столько пользы, сколько английский лорд из целого бифштекса. То же самое и с курением: одна со вкусом выкуренная сигарета заменяет несколько выкуренных в спешке.

11
{"b":"2424","o":1}