ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вам трудно быть со мной, потому что я не обещаю ничего большего, не обещаю вам сад с розами. И я знаю, что вы упускаете суть. Но вы упускаете ее не потому, что нечто далеко, а потому, что это истина очевидна.

Если вы спросите рыбу о том, как она живет, она расскажет вам обо всем, за исключением океана. Она будет говорить вам о своих любовных романах, детях, муже, семейных делах, о своем психоаналитике, гуру и тому подобных вещах, но ни слова не скажет о самом океане, потому что он самоочевиден. Обычно рыба никогда не касается темы океана. Она живет в океане с рождения. Океан уже был здесь до того, как она появилась на свет. Океан так близок рыбе, что узнать о нем очень трудно. Просто нет дистанции.

Бог подобен океану. Он сидит рядом с вами, держа вас за руку. Вы не замечаете его не потому, что он живет на какой-то далекой звезде, а потому что, он следует за вами подобно тени, здесь, на этой земле. Вы игнорируете его потому, что он пребывает в вас, а вы смотрите вовне. Вы не видите его потому, что он стал вами, а вы ищете где-то еще. Он в искателе. То, что вы ищете, находится в самом искателе.

Это может произойти в любой день. Когда вы решите довериться мне, что-то может случиться. Я здесь не для того, чтобы указывать вам путь, а только для того, чтобы указать вам цель. Путь означает, что вы должны идти куда-то очень далеко, цель где-то в другом месте. Я стараюсь лишь отозвать вас с вашего так называемого пути, потому что цель здесь. Куда же вы идете?

В последние дни вы рассказали несколько анекдотов, которые потрясли меня.

Этот вопрос задал Свами Ананда Прашанта. Очень хорошо, я поздравляю тебя. По крайней мере, ты был потрясен, с тобой что-то произошло.

Как-то раз я рассказывал один анекдот четырем людям. Первый не услышал шутку, он спал. Он был знаменитым профессором, крепко заснувшим в своих знаниях. Второй услышал, но не понял. Он был глупым политиком. Третий услышал и понял, но истолковал неправильно, он был психоаналитиком. А о четвертом ничего нельзя сказать, потому что он был мертв уже много лет, он был священником.

Прашанта был потрясен. Хорошо, очень хорошо. По крайней мере, он не спал, не был мертвым. Невозможно потрясти труп. Он понял меня. Конечно, он понял неправильно. По профессии он психоаналитик. Он помогает Ниргранте в ее психотерапии.

Да, такова цель. Если вы станете бдительными, я перестану рассказывать вам анекдоты. Когда я чувствую, что зашел слишком далеко, а вы находитесь слишком глубоко в себе, я должен рассказать вам анекдот, чтобы растолкать, потрясти вас, чтобы по вашей спине прошел холодок, и вы стали более бдительными, могли продолжать слушать меня. Конечно, все анекдоты потрясают, иначе шутка не получилась бы. Анекдоты предназначены для того, чтобы потрясать вас.

Вы живете под многими слоями зашиты и нуждаетесь в шоковой терапии. Да, некоторые мои анекдоты грубые, это зависит от вас. Если я вижу, что вы заснули, я должен рассказать вам очень грубый анекдот. Другого способа нет. Интеллигентный анекдот пролетит мимо ваших ушей. От такой шутки холодок не пройдет по вашим спинам.

Хорошо, что хотя бы один человек здесь не спит, Прашанта. Но он неправильно понял меня. И это естественно, потому что все толкования исходят из вашего ума. Он неправильно истолковал мои слова, потому что думал, что мои анекдоты грубые и расистские, потому что я рассказываю много баек о евреях.

Я люблю евреев! Я сам старый еврей, поэтому мне трудно забыть о них. Они самые прекрасные люди на земле, поэтому о них рассказывают так много шуток. Анекдоты существуют благодаря разумным евреям. Вы рассказываете анекдоты об определенном сообществе только потому, что не можете с ними соперничать. Шутки становятся компенсацией.

Евреи действительно разумны. Это один из самых умных народов на земле, рядом с ними вы чувствуете себя болванами. И тогда вы мстите им с помощью своих анекдотов. Шутки говорят о многом. Они ничего не говорят об объекте анекдота. Они говорят только о том, кто создал эти шутки, характеризуют того, кто придумал шутку. Когда рядом евреи, люди шутят о них, потому что у них нет другого способа взять над ними верх, в реальной жизни евреи гораздо успешнее. Так всегда было.

Поэтому ваши толкования принадлежат только вам. Вы полагаете, что я против евреев? Я люблю евреев. Но я понимаю тебя, Прашанта. Ты все равно как говоришь: «Эти анекдоты я рассказывал в детстве. И тогда у меня были жестокие намерения». Конечно, ты проецируешь свои жестокие намерения на меня. Анекдот, может быть, тот же самый, но рассказчик другой. Помни об этом.

Обычно Будды никогда не шутили. Будда шутит с вами впервые. Это нечто абсолютно новое, поэтому вы слегка поражены. Но для меня все священно. Здесь нет ничего нечестивого. От секса до сахасрары я принимаю всё. Мое приятие всецело и абсолютно.

Поэтому иногда анекдот может показаться жестоким, непристойным, но для меня нет ничто непристойного. Все прекрасно, как есть. Непристойность - толкование ума.

Отбрось свое толкование, Прашанта. Хорошо, что ты потрясен, иначе ты поймешь меня неправильно и упустишь возможность.

После девятнадцати лет тяжелой супружеской жизни муж наконец-то подарил жене беличью шубку. Когда жена величаво разгуливала в ней по кухне, их маленький сын воскликнул: «Бедное животное мучилось для того, чтобы ты получила эту шубу».

«Замолчи! - закричала мать и ударила сына по губам. - Никогда не смей так говорить о своем отце!»

Но мать говорит о своем уме. Бедный мальчик подразумевал нечто совсем другое.

Все всегда зависит от вашего ума: от того, как вы воспринимаете ситуации. Если вы слишком суетитесь вокруг традиционных представлений (пристойно/непристойно, культурно/некультурно)... У меня нет таких различий.

Для меня жизнь проста, она одновременно грубая и культурная. Грубость это часть жизни, ее сила. Но мы толкуем все по-своему.

Помните о том, что всякий раз, когда вы толкуете мои речи, ваше мнение может оказаться просто вашей проекцией. Возможно, вы видите то, чего нет, вкладываете в мои слова смысл, которого нет. И это естественно, я понимаю вас. Я не сержусь на вас за это. Я понимаю вас. Это очень естественно, потому что вы можете лишь так понять меня. Однажды вы сможете слушать меня без толкований. А сейчас в вашем уме постоянно звучит болтовня.

Одна благовоспитанная дама решила выйти замуж, но у нее было одно условие: ее мужем должен стать мужчина, который никогда не знал другой женщины. Ее агенты провели широкий поиск, и в конце концов пришли к ней с блистательным юным австралийцем, который почти всю жизнь прожил в изоляции. Его привезли в Лондон, одели по всем правилам в дорогом магазине одежды и представили даме. Она была в восторге, скоро сыграли свадьбу.

Вечером, сыграв свадьбу, молодожены уединились в шикарной квартире. Как только они остались наедине, молодой человек начал двигать всю мебель к стенкам комнаты.

«Что ты делаешь?» - удивилась дама.

«Я ничего не знаю о сексе с женщиной, - ответил он. - Но если это будет точно так же, как с кенгуру, нам понадобится все пространство этой квартиры!»

Что вы хотите? Его опыт органичен. Парень познал только кенгуру.

Поэтому, Прашанта, не приноси нам своих кенгуру. Просто слушай то, что я говорю.

Моя цель - потрясать вас. Поэтому, когда вы чувствуете потрясение, пусть шок погрузится в вас как можно глубже. Не торопитесь истолковывать все по-своему, потому что из-за этого вы начинаете беспокоиться, и тогда шок не достигнет сокровенной сути вашего естества. Если вы позволите мне потрясать вас столько раз, сколько я считаю необходимым, то со временем вы нарастите вокруг себя толстую кожу. Тогда вас ничто не возьмет.

Рассказывают, что Насреддин так устал от званых обедов, что захотел раз и навсегда избавиться от них. И тогда он разработал свой метод. Он придумал систему, которая гарантировала ему, что его больше никогда не будут приглашать в гости.

Сначала он спрашивал женщину справа, замужем ли она. Если она отвечала утвердительно, он спрашивал, есть ли у нее дети. Если она отвечала отрицательно, он спрашивал ее, как ей удалось избежать этого.

36
{"b":"242552","o":1}