ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто-то пытался войти в комнату, но ему это не удалось. Магия заполнила небольшое помещение, стекая вместе с петушиной кровью с моей руки. Она переливалась в отблесках свечей, и цвет ее был непроницаемо-черным. Наконец отзвучало последнее слово, и она пришла в движение. Магия втягивалась в кристалл кварца, стремительно менявший цвет. Казалось, еще немного, и он не выдержит, поток разорвет хрупкие прозрачные грани… Что будет тогда, я не знала. Но камень лишь менял цвет. И шерл в моей руке светлел так же быстро, как темнел кварц.

Все закончилось. Я с трудом разжала пальцы — на ладони лежал белоснежный камень. Миг — и он рассыпался в прах. Опустила глаза — на столе сверкал насыщенно-черный кристалл. Свечи погасли. Только теперь я поняла, что сотворила и содрогнулась от этого понимания.

Но все уже было сделано. Я поднялась и положила в карман созданный мной камень. Открыла ставни и принялась убирать свечи.

Луна тускло светилась среди туч, косматым темным одеялом затянувших небо. Ветер был ледяным, и мы зябко кутались в плащи, недовольно поглядывая на кладбище. Было очень тихо, только ветер напевал что-то свое, проносясь мимо деревни. Тарриэль под моим контролем создал десяток магических огоньков, которые теперь летели над нами, освещая путь. Впереди чернел дуб, к которому мы и направлялись. Эльф утверждал, что никакая нечисть не посмеет сунуться под его ветви. Я в этом сильно сомневалась, но молчала. Тем более что мертвецы подниматься не спешили, и возможности проверить слова дивного у нас пока не было.

Лют посматривал на меня с нескрываемым подозрением. Людвиг вообще упорно сторонился. Кажется, Тарриэль объяснил им, что значит, когда дом трясется, и сквозь него проходят волны злобы. Или мое осунувшееся лицо их так пугало? В общем, шли мы молча, периодически спотыкаясь об очередную колдобину или корягу, которые, казалось, сами выползали из-под земли.

Вор в очередной раз полетел на землю и начал громко ругаться. Лют молча поднял его на ноги. И тут началось… Они поднимались один за другим. Могилы, не раз уже перерытые их обитателями, взрывались фейерверками земли. Мертвецы выбирались наверх и останавливались, дожидаясь команды того, кто заставил их проснуться.

Мы рванулись вперед, стремясь как можно скорее добраться до дерева, вдруг показавшегося единственным спасением. Живые трупы медленно все как один повернули головы в нашу сторону. И ринулись в атаку. К счастью, мы были уже у огромного ствола. Эльф выдохнул с облегчением и вдруг сноровисто полез на дерево. Я обернулась, уже понимая, что увижу. Тень их не остановила. Первый упырь добежал до нее и пересек, даже не заметив. Людвиг взмахнул мечом, снося его голову. Мертвец пошатнулся, отряхнулся по-собачьи, разбрасывая комья земли, и пошел дальше. Лют добил его одним движением, в которое слились удары двух мечей.

— На дерево! — заорал вор.

Рыцарь оглянулся на упырей, бегущих к нам, и быстро забросил меня наверх. Эльф поймал, кивком указал на другую ветку и помог вору забраться к нам. Я быстро полезла выше, понимая, что здесь буду только мешать. Людвиг подпрыгнул, сорвался… его тут же подхватили руки Фета и Тарриэля и втащили наверх. Рыцарь оглянулся, чуть не свалившись при этом с ветки

— Давай к нам! — крикнул он Люту, сосредоточенно нарезающему соломку из возмущенного мертвяка.

Он быстро начал отступать. Отмахнулся от очередного упыря, одним движением засунул мечи в ножны и взлетел на дерево. Дивный встретил его недоумевающим взглядом. Я ухмыльнулась.

Поднятые трупы столпились снизу. Они не понимали, куда делась добыча, и бестолково подпрыгивали на месте. Маг, поднявший их из могил, не торопился придти на помощь своим слугам. И в поле зрения не появлялся.

Три злобных взгляда скрестились на лбу эльфа. Он хлопнул ресницами. Никто не поверил.

— Тень дуба, говоришь? — рявкнул рыцарь.

— Наверное, это неправильный дуб!

— Или нам достался неправильный эльф. — Фыркнул Лют.

Дивный обиженно затих.

Я забралась еще выше, прижалась к стволу, стараясь не свалиться на головы упырей. И пыталась найти их создателя. Если не при помощи обычного зрения, то хотя бы нащупав чужую магию. Не получалось. Может потому, что собственной магии у меня сейчас не было, а может, его защита не позволяла это сделать.

— Что будем делать? — эльф появился рядом и неодобрительно посмотрел вниз. По дереву он перемещался не менее уверенно, чем по земле.

— Ждать. — Хмуро ответила я, крепче вцепляясь в ветку. — Маг должен появиться рано или поздно.

— А упыри? — возмутился рыцарь. — Их нужно уничтожить.

— Нет смысла это делать. К тому же их слишком много.

— Справимся. — Не сдавался Людвиг.

— Если один из них тебя укусит, или поцарапает, заражение неизбежно.

— И что? — не понял он.

— Таким же станешь. — Фыркнул вор, тыкая пальцем в одного из мертвяков, который, вывесив набок язык, упорно прыгал внизу, пытаясь дотянуться до кого-нибудь из нас. Магический огонек болтался прямо над ним, прекрасно освещая все детали облика старательного монстра.

Рыцаря передернуло от отвращения. Больше вопросов он не задавал.

«Ну где ты, гад, выходи…» — я смотрела в темноту, надеясь все же увидеть или почувствовать создателя живых трупов. Внезапно Лют, безразлично смотревший на небо, оживился и повернулся к эльфу

— Можешь отцепить от меня светильник?

Дивный кивнул и, прежде чем кто-нибудь успел его остановить, взмахнул рукой. Я намертво вцепилась в ветку, на которой сидела, и стала ждать. Секунду ничего не происходило… А потом раздался жуткий треск и дуб начал падать. Лют отодрал меня от ветки и куда-то прыгнул. Фет успел сориентироваться и полетел следом, вопя что-то неразборчивое.

К счастью, дерево придавило основную массу упырей, а остальные потеряли нас из виду. Так что у нас было время, чтобы выбраться из свежеобразованных завалов и придти в себя после пережитого шока.

Лют поставил меня на ноги. Земля тихо покачивалась. Убедился, что я не падаю, и отправился искать остальных. Я осмотрелась. Вокруг валялись огромные ветви, дальше возились мертвецы, пытавшиеся выбраться из-под завалов. Откуда-то появился вор с располосованным лицом, за собой он тащил эльфа. Тарриэль очумело смотрел на дело рук своих и, похоже, еще до конца не понимал, что произошло. Объяснять ему это никто не торопился. Вернулся Лют, аккуратно поддерживая бледного рыцаря, старающегося не издавать ни звука. Людвиг пострадал больше всех. Ему до недавнего времени в такие передряги попадать не приходилось. Лют молча сгрузил свою ношу и кивнул мне.

Так… я опустилась рядом с принцем и принялась его осматривать. С правой ногой что-то было не в порядке. Не перелом… трещина, похоже. Сил залечить ее у меня не было. А значит, нужно продержаться до утра и сварить полноценное зелье. О чём я и сообщила остальным, попутно снимая боль рыцарю — эта способность от наличия запаса магии не зависела.

Лют бросил на землю плащ, перевязь с мечами и начал сооружать вокруг нас завал из больших веток. Фет принялся ему помогать. Тарриэль смущенно помялся рядом и присоединился к ним.

— Стойте. — Собственный голос показался мне чужим. — Он здесь.

Лют, точно призрак, бесшумно вынырнул из темноты и встал рядом со мной. Фет остановился за его спиной, расслабленно опустив руки с кинжалами. Тарриэль держался рядом с Людвигом.

— Где он? — чуть слышно спросил Лют.

— Вон. — Я спокойно махнула рукой на колдуна, вышедшего из темноты.

— Я не хотел вас убивать. — Его лицо действительно казалось встревоженным.

— Почему? — поинтересовался вор, осторожно двигаясь в сторону.

— Оставайся на месте. — Я быстро взглянула на него и снова перевела взгляд на юношу, медленно идущего к нам. Он невозмутимо продолжил

— Сначала я думал, что вы такие же, как они и достойны того же конца. — Короткое движение глаз в сторону деревни. — Но потом увидел, что это не так. Вы можете уйти. Я не стану причинять вам зла.

25
{"b":"242558","o":1}