ЛитМир - Электронная Библиотека

И нисколько не удивили прозвучавшие дальше слова

— Отведите их в храм Эннетай.

Кажется, ответы на старые вопросы всё же решили появиться. Всей толпой, да… всё правильно, чтобы началось новое, старое должно уйти. Оно и так чересчур задержалось. А новое… эти браслеты. Интересно, обручение по обряду давно вымершего народа считается настоящим? Судя по всему, является. И ещё принесёт нам кучу неприятностей. Тарриэль последний представитель своего клана и потенциальный муж владычицы эльфов. На мою кровь у стаи тоже наверняка были некоторые планы… у нас это как-то принято, дать молодым нагуляться, а потом ненавязчиво так напомнить о долге перед народом. Теперь не напомнят. Эльи отметились в прошлом не только эльфов, но и оборотней, хотя дивные упорно не хотят это признавать. А значит, отменить обряд по принципу «чушь это всё, не по правилам и т. д.» не удастся никому. Ну, если попросту не убить одного из нас.

Тарриэль выудил из-за пазухи свою неизменную тетрадь, магическое перо, и прямо на ходу что-то записал. Я отвернулась. Эльфы вдруг ожили и начали переговариваться, даже Эльт… как его там соизволил посмотреть в нашу сторону и начал стремительно бледнеть.

Но храм оказался рядом — именно в нём мы и проснулись пару часов назад — и эльфам пришлось оставить своё любопытство при себе.

— Стерегут. — Я помахала рукой эльфу, «незаметно» засевшему у выхода. С той стороны, разумеется. В храм они за нами не последовали. Эльфа перекосило от досады. Молодой, видно. Наивный. Ещё не знает, что прятаться от оборотня бесполезно. Особенно за такими жидкими кустиками. Хоть выбрал бы что попышнее. Вон шиповник растёт подходящий. Листья крупные, а цветы — алыми кистями чуть не до земли.

— Зря. Мне в любом случае хочется пообщаться с Эннетай. — пожал плечами Тарриэль. — надеюсь, она не заставит себя ждать.

— Разбуди меня, когда она появится, ладно?

— Конечно. — Эльф зевнул и пристроился рядом. — Или ты меня.

— Договорились. — Я пристроила голову ему на плечо и закрыла глаза. Хотелось мурлыкать.

— Вы совсем обнаглели?!? — оценила мирную картину богиня. — В храме… в МОЁМ храме!!!

— Спим? — предположила я, нехотя приоткрыв один глаз.

Эннетай фыркнула. Тарриэль поспешил вмешаться

— Ты хотела нас видеть, Ведущая по дорогам?

Богиня выдернула из небытия небольшой такой стульчик с украшенной пышным цветочным плетением полутораметровой спинкой. Изящно уселась, расправив складки длинного бледно-голубого платья, опустила руки на колени и мягко, с теплотой и приветливостью высокогорного воздуха заговорила

— Да. Хотела спросить, как вы посмели пойти против своей судьбы?

— «Случайно» — чуть не ляпнула я, но вовремя сдержалась. Это эльфийская игра, пусть сами и развлекаются. Тарриэль, судя по всему, готов был потягаться со своей богиней в надменности. Его голос прозвучал ещё мелодичнее (я проверила, не идёт ли снег, но нет, природа позволила себе не заметить этой морозной дуэли).

— Мы сами способны управлять своей судьбой. Я не намерен идти против Королевы, которая сама выбрала своего спутника, и участвовать в твоей интриге. Ведь Совет не сам решил взбунтоваться, не так ли? Я выбрал свой путь.

— Летописец. Ты успел воспользоваться запретным даром, ты обрёк на небытие свой род, ты преступил один из основных законов своей расы. «Да не смешается кровь разделённых ветвей, ибо такой союз может вернуть тех, кто ушёл». Помнишь? Я вела вас… помогала вам с уверенностью, что вы выполните свой долг. Пусть эта уверенность и становилась всё слабее, но она оставалась. Как вы посмели отказаться от своего пути? Ты должен был возродить свой род великих магов Огня, ты мог вернуть Королеву…

— Моя Королева мертва.

— Твоя любовь вернула бы её к жизни.

— Вернула бы.

Эннетай полыхнула взглядом, но почему-то не нашла, что ответить. А Тарриэль между тем продолжил. Нервно сцепив пальцы в замок

— Ты была хранительницей моего рода. Почему же не помогла, когда это действительно было нужно?

— Ты Летописец. Неужели ещё не понял, что, даже зная судьбу, изменить её невозможно? Я не могла вмешаться.

— Я так не считаю.

— Ах да. — Богиня насмешливо изогнула бровь. Бровь была выше любой похвалы. Густая и тонкая как стрела. — Ты же спас этого оборотня, преступив запрет. А цена этого поступка тебя не пугает?

— Я сумею…

— Нет. — Эннетай с какой-то усталой жалостью взглянула на дивного. — Ты ничего не сможешь сделать. История уже изменилась, твой род уже не вернётся, и ты останешься один, Тарриэль Орриан последний маг клана Огненных Листьев, Летописец. Я больше не стану вам помогать.

Эльф тряхнул головой

— Мы справимся.

— Вы должны завершить историю с некромантом. Я отправлю вас туда, где всё началось. Там же должно и закончиться. Это будет моим последним подарком. Больше ни вы, не ваши друзья меня не увидят и помощи не получат.

— Так будет лучше.

Я коснулась плеча Тарриэля, но смотрела на эльфийскую богиню

— Он уже далеко от той деревни… Некромант приближается к Даннору.

— История началась не там. — Усмехнулась Эннетай.

— И что, это вся коронация? — не выдержал вор через полчаса непрерывного спуска куда-то в глубины подземелий дворца. Сырой холод проникал даже сквозь одежду, а отблески огня на стенах казались жутковатыми тенями, высунувшимися из-за Грани.

— А ты чего хотел? — отозвался Людвиг, идущий впереди с факелом. Затянувшееся на три часа заседание Совета до крайности его утомило. Приходилось сидеть точно каменный истукан и ждать, пока Ода убедит (заговорив до полного умопомрачения) советников и самого императора в том, что именно он и никто другой достоин престола и должен быть немедленно коронован, пока император ещё в состоянии самостоятельно передать власть. Оррон присутствовал при этом лишь телесно. Нет, он был ещё жив (магичка держала его силой своей магии), но впечатления живого разумного существа не производил. Людвиг видел, что отцу уже всё равно. Наконец, все советники признали правоту «досточтимого императорского мага» и выдали принцу ключ от этих самых подземелий. Ода осталась с императором, чтобы поддерживать его жизнь до возвращения нового правителя.

— Праздника. — Запоздало ответил вымотавшийся вор. На самом деле ему хотелось лечь и не вставать, но признаваться в этом… Ни за что.

— Будет и праздник. Наверное.

— Зачем мы вообще лезем в эти подземелья? — Фету было крайне неуютно. Даже заманчивая перспектива побродить под императорским замком, где якобы спрятаны огромные сокровища и ещё с древних времен мира хранится душа драконьего племени — волшебный меч Золотой Дракон, не казалась уже столь заманчивой.

— Тебе же всё рассказали! Вернее мне… — Правда, Людвигу тоже было не по себе, и он принялся объяснять. — На самом нижнем ярусе подземелий находится гробница благородного рыцаря Свентонираля, от которого пошёл род императоров. Рыцарь хотел быть уверен, что после его смерти трон не достанется недостойному правителю, и попросил величайших магов своего времени помочь ему. Маги согласились.

— И? — почуял подвох Фет.

— Корону и благословение можно получить только из его рук.

— Из рук кого? Призрака? Или неупокоенного мертвеца?

— Да нет… это сложно объяснить. — Замялся принц.

— То есть, ты сам не знаешь. А император случайно не делился своим опытом получения короны?

— Ну… Отец стал императором во время Войны.

— То есть, он ни за каким благословением не ходил. А дед?

Людвиг промолчал. Фет хмыкнул

— Интересно…

— Я всё равно пройду этот путь. — Угрюмо сообщил принц.

Вору осталось только тоскливо вздохнуть и поправить ножи, чтобы в случае чего… Тут же не только привидения водятся, верно?

А тоннель тем временем опускался всё ниже и ниже. Время от времени под ногами путников чавкала вода, кое-где и вовсе встречались дыры, в некоторые из которых с лёгкостью можно было провалиться. Передвигаться приходилось очень медленно и осторожно. Фет и Людвиг то и дело переглядывались. Вспоминалось и тому и другому путешествие сквозь горы Дракона. Но тогда и друзей было больше и… что-то ещё было по-другому, а что, вор понять не мог. Людвига же больше волновало то, что он лишь слабо представлял, где искать знаменитого прародителя. Ода, которая в принципе не одобряла идею отправиться за благословением к мертвецу, на вопрос «где его искать?» лишь отмахнулась «найдёшь».

26
{"b":"242560","o":1}