ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не знаю, каково Фету было потерять возлюбленную — полуэльфийку Ларну. Но это время, проведенное в лавке травницы в Данноре, стало для меня настоящим испытанием. Я училась одиночеству.

Планы пришлось несколько изменить. Эльнираэль полетит в Даннор вместе с мужем. Там к ним присоединятся два отряда эльфийских магов и лучников — их перебросят прямо во дворец. Так что заговорщиков ждет хороший такой сюрприз. Учитывая, что Хортивой, Фет и Странник тоже приглашены, скучно не будет. А пока… нужно возвращаться, чтобы не вызвать никаких подозрений.

— Я кое-что понял. — Тихо сказал Людвиг, поглаживая шею Лунного.

Эльнираэль оглянулась. На мгновение в её глазах мелькнул страх, но голос остался ровным и мелодичным

— Что же?

— Нарриэль остался жив. Поэтому ты не захотела помочь Власте. Верно?

— Почему ты так решил?

— Не знаю. Это не правда?

— Я не могу ответить на этот вопрос.

— В какой момент Власта это поняла?

Лицо эльфийки стало напоминать белый мрамор.

— Значит, я прав. — Шепнул император, отворачиваясь.

Дракон изогнул шею, подставляя её под прикосновения всадника. Чешуя мягко блестела. Вокруг догорали серебряные магические огоньки, белые цветы, появившиеся на деревьях, закрывались. Из темноты веяло сыростью и грибами. Праздник закончился, хотя воспоминание о нём нескоро перестанет тревожить душу.

Людвиг понял, что ему хотели показать всю глубину красоты дивного народа, то, чем он наполнен, чем он живет и дышит. Едва ли он когда-нибудь забудет завораживающее зрелище эльфийского танца или волшебные звуки музыки. Но, даже желая снова увидеть всё это, не сможет отказаться от простой и незамысловатой красоты собственного мира. Волшебство дивных предназначено лишь для них самих, для людей же становится отравой, поселяя в их душах неизбывную тоску о недостижимом. В самом наслаждении кроется гибельная отрава красоты.

Он заговорил, обращаясь к Лунному

— «Людям нельзя это видеть. Эльфы правы, что не допускают нас на свои земли и в свою жизнь. Я понял это сегодня, и теперь буду заботиться о том, чтобы никто из людей не смог попасть в Синий лес. Полагаю, этого они от меня и добивались».

Дракон моргнул и ответил

— «Они выбрали верный способ. Куда лучше слов».

— «Да. Убедить меня защищать границы леса от людей… Раньше я стремился бы к противоположному. Закрытость эльфов не казалась мне лучшей идеей. Разрушить все границы — вот что я считал своей задачей. Позволить людям и эльфам жить в едином мире. Но не сейчас. Я всё же разглядел, к чему это приведет. К новой войне. Когда люди поймут, чего лишены, они захотят уничтожить дивных, стереть их с лица мира. Чтобы не иметь перед глазами постоянного подтверждения своей ущербности…»

— «Всё меняется».

— «Не всё. Помнишь статую Власты в Данноре? Я выяснил кое-что. Жасмин у эльфов — символ непреходящей любви. Меч же — жизнь и путь воина. Власта изображена не как воин. Это памятник не воительнице. Это памятник разрушенной любви. Эльфы сами обо всём рассказали, только люди не поняли».

— «Поэтому ты и подумал, что Нарриэль жив?»

— «Да. Думаю, он жив и сейчас. Только его никогда не выпустят из Синего леса».

— «Это неважно. Он умер тогда же, когда и Власта. Даже если его сородичи этого не разглядели».

— «Странно, правда? Эта история как будто связана с нами. Иффен и Тарриэль попытались сделать то же, что и Власта и Нарриэль».

— «Судьба мстит эльфам. Уверен, что это не конец истории».

— «Посмотрим». — Людвиг посмотрел на жену. — Ты готова возвращаться в Даннор?

Королева Синего леса подняла голову, глядя на темное небо

— Знаешь, почему мои советники всё же признали наш союз?

— Почему?

— У моего рода нет наследников. Если я погибну, а другая королева не примет власть, этот лес умрет вместе со мной. Наш ребенок — это новая надежда для эльфов.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Чтобы ты постарался меня понять.

— Я люблю тебя.

— Но этого не достаточно.

Лунный аккуратно расправил крыло, помогая всаднику и его женщине забраться себе на спину. Подпрыгнул, стараясь не зацепить деревья. И вырвался в светлеющее небо.

— «Я с ней не согласен».

— «Я тоже. Эти игры не для меня».

— «Хорошо, что ты это понял, Рыцарь».

— «Лучше поздно, чем никогда. Давай, нам нужно спешить. На этот раз я сделаю всё правильно».

— «А я буду рядом и постараюсь помочь».

— «Знаю. И благодарен тебе за это».

Людвиг крепче обнял эльфийку, сидящую перед ним. Закрыл глаза и улыбнулся. Он чувствовал, что теперь готов исполнить то, что должен. И никто не сможет ему помешать.

Эпилог

Впереди были новые сражения и новые победы. Подавление восстания, успешное появление на свет наследника императора и королевы Синего леса, годы мира и постепенного укрепления империи… закончившиеся ничем поиски легендарных мечей… тихая жизнь в лавке травницы… странствия и подготовка учеников… изменение приоритетов…

Рано или поздно всё это закончится. Когда на сцену выйдут забытые враги и новые друзья. Когда возродится погибший город. Когда в мир вернутся Золотой и Черный драконы. И история подойдет к завершению…

76
{"b":"242560","o":1}