ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анино счастье
Мастер иллюзий
Король говорит! История о преодолении, о долге и чести, о лидерстве, об иерархии и о настоящей дружбе
Боец
Чёрт из табакерки
После любви
Коллекция поцелуев
Безмолвный пациент
Луч света в тёмной комнате

Сделай это. Посмотри на нее, она же умоляет тебя.

Поцеловать Элли было бы так просто. Прикасаться к ней, прижимать ее к себе, пробовать ее... это было бы похоже на дыхание.

Мне хочется дышать. Я хочу вдыхать ее всеми возможными способами. Я хочу, чтобы ее жизнь поддерживала мою, а пульс ее сердца стучал в одном ритме с моим.

Но я не хочу портить ее. Не хочу, чтобы она была такой, как я. Обманщиком. С отклонениями от норм. Изгоем. Она заслуживает лучшего, а я не лучший. Совсем не лучше того, кто у нее уже есть — Эвана.

Она не хочет меня. У нее есть он.

Осознание этого действует так, будто на меня вылили ведро холодной воды, и я отступаю от нее, убирая руки. Элли часто моргает, словно пробуждается ото сна и скрещивает руки на груди.

— Итак, э-э, да. Мне нужна твоя помощь.

Я пробегаюсь рукой по своим коротко остриженным волосам, просто чтобы чем-нибудь себя занять. Потом иду на кухню, чтобы что-нибудь выпить, поскольку у меня вдруг пересохло в горле. Я хватаю чайник для чая. Не-е. Это делу не поможет. Может, сок? Или вода?

Вино. Если есть сомнения, то всегда пьют вино. Я достаю бутылку, и она кивает, поэтому хватаю два бокала, наполняя их насыщенной, густой жидкостью. Элли протягивает руку и берет свой бокал.

— Итак, как я говорила... — начинает она, прежде чем сделать большой глоток. — Мне нужна помощь.

— Это я понял. Не хочешь рассказать мне, в чем конкретно? Потому что я уверен, что мог бы сделать краткий список того, в чем тебе понадобилась бы помощь. Профессиональная помощь.

— Эй! — визжит она, надсмехаясь над моим высказыванием. — Потребуется много практики, чтобы эта неуклюжесть стала великолепной. Чувак, мне было неловко за свою неуклюжесть еще до того, как это стало мейнстримом. Я пионер в этом направлении.

У меня вырывается смешок, прежде сделать глоток вина.

— Неуклюжесть никогда не была мейнстримом. Только некрутые люди верят в это.

И снова мы впадаем в эту легкость. Без каких-либо ожиданий. Каких-либо игр. Это просто реальное, искреннее общение. Я смеюсь над ее банальными шутками. Она качает головой. Всякий раз, когда я смотрю на нее, она улыбается. И, в свою очередь, я улыбаюсь в ответ.

Как мне вообще могла прийти мысль о том, что может быть что-то большее?

— Так, ладно. На этот раз серьезно: мне нужна помощь.

— С чем? — я смотрю вниз на остатки своего вина и ухожу, чтобы долить его в наши бокалы.

— Я должна признаться, я ужасно танцую. Я знаю, о чем ты думаешь: как некто, столь изящный и элегантный может быть плохим танцором? Но это правда. Печальная, но правда. И с тех пор, как появились Кэнди и Джуэл, я очень переживаю на этот счет. Так что я подумала, может ты бы мог помочь мне, как приятель приятелю.

— Помочь тебе?

Она накручивает темно-рыжий локон на палец.

— Научишь меня танцевать?

Я ставлю свой стакан на ближайшую плоскую поверхность и поднимаю руки вверх, чтобы она не истолковала неверно мой ответ.

— Нет!

— Оу, да ладно тебе! Ты сказал, что всегда будешь готов помочь во всем, в чем мы бы ни нуждались. А мне нужно научиться танцевать так, чтобы это было сексуально. Чтобы использовать то, что дала мне моя мама. И двигать этими клевыми штуками, — Элли опускает свой бокал, сцепив руки на груди. Затем она направляется ко мне с озорной улыбкой. — Пожалуйста, ну, пожалуйста, Джастис Дрейк. Научишь меня танцевать «Дуги»24?

Я даже не могу притвориться и отказать ей. Просто она так чертовски очаровательна, смотрит на меня глазами, в которых светятся невинные шалости. Я улыбаюсь и качаю головой, зная, что у меня нет шансов против ее забавной суперсилы.

— Хорошо, — выдыхаю я, закатив глаза.

— Хорошо?

В этих восхищенных глазах появляется восторг.

— Хорошо. Я помогу тебе.

Она издает звук, похожий на визг умирающего гибрида свиньи и кота, и подпрыгивает вверх-вниз. А потом хватает меня за плечи. И это происходит. Ее губы касаются меня — они целуют меня. Это длится полмиллисекунды, и она отворачивается так же быстро, будто ничего и не сделала. Для нее это просто невинный чмок в щеку. Для меня же этого вполне достаточно, чтобы мой член попробовал разорвать мои брюки, в надежде, что тоже получит поцелуй.

Элли направляется к звуковой системе Bose, расположенной на стойке, и выуживает маленький розовый iPod из кармана своего кардигана.

— Скажу тебе честно — у меня совершенно нет чувства ритма, и кроме того я была награждена жестоким даром в виде двух левых ног. Поэтому будь со мной нежнее.

В ответ я приподнимаю бровь, но она слишком занята прокручиванием своего плейлиста, чтобы заметить мой взгляд.

— Откуда ты знаешь, что я умею танцевать?

Она на миг бросает на меня взгляд, прежде чем повернуть регулятор громкости.

— Я видела тебя с теми стриптизершами. Уверена, ты точно знаешь, какого рода танцы привлекают парней.

Рев басов наполняет комнату, в сочетании с оцифрованными барабанами. Сначала меня это выводит из себя, но затем я чуть ли не заливаюсь истерическим смехом от выбранной ею песни. Элли выпутывается из своего кардигана и крутит им над головой, истерически смеясь.

— Давай, Супер Майк25! Покажи мне, как оседлать этого пони!

И она права — девушка не умеет танцевать. И это еще мягко сказано.

Она двигается в стиле эдакого микса из танца надломленного цыпленка, прежде чем попытаться исполнить попой непристойные движения. И хотя этот танец не будет представлен никому — ни мужчине, ни женщине или ребенку — Элли совершенно точно никогда не следует даже пытаться его станцевать. Сначала я подумал, что у нее попу свело судорогой. Или же ее задница заснула, и она пытается ее разбудить. Я не могу даже поинтересоваться, потому что слишком обессилен от смеха, чтобы связно произнести хоть слово. Черт, даже я немного похрюкиваю.

— Ох... Боже, остановись! Стоп! Ты... убиваешь... меня!

— Что? — невинно спрашивает она, все еще согнувшись в конвульсиях. Она хмурит брови, концентрируясь. — У меня получается? Она двигается? Я несколько недель тренировалась!

— Элли! Прекрати! Ты покалечишься!

Я наклоняюсь, чтобы положить руки на колени, пытаясь отдышаться. Я поднимаю взгляд вверх и вижу, как она хлопает в ладоши и с каждым хлопком пытается заставить трястись свою задницу. Меня опять скручивает пополам от смеха, а по лицу катятся слезы.

— Да все равно. Я наловчилась. Я разобралась с этим дерьмом. Майли даже рядом не стоит!

Я хохочу так сильно, что начинаю кашлять, и едва не падаю на колени от изнеможения.

— Если ты не остановишься, я тебя придушу! Ты убиваешь меня своими ужасными танцевальными движениями!

В конце концов, она выпрямляется и упирается своим крошечным кулаком в бедро.

— Ну ладно, что я делаю не так? Как я смогу чему-нибудь научиться, если ты просто продолжаешь надо мной смеяться? — она пытается сделать строгое, серьезное лицо, но я вижу улыбку в уголках ее рта. Когда она не может больше бороться, она воет от смеха вместе со мной, пока мы оба не оказываемся на полу, сжимая животы.

— Я говорила, что не умею танцевать! — говорит она, тыча в мою руку своим пальцем. Мы потратили десять минут, просто чтобы восстановить дыхание. Стоит мне подумать, что приступ смеха закончился, как в голове опять пролетает флэшбек того, как она наклонялась, становясь чуть ли не раком, и крутила своими ягодицами с тем усердным выражением на лице. К счастью, песня давно закончилась и перескочила на что-то менее печальное, иначе, наверное, я бы надорвал свою селезенку.

— Охренеть, Элли. Ты не умеешь танцевать. Ты действительно не можешь этого делать.

Она переворачивается на бок и смотрит на меня, несколько слез от смеха блестят в ее глазах.

— Так, ты думаешь... думаешь, именно поэтому Эван так поступает? Я имею в виду, если я так отстойно кручу своей задницей, то, вероятно, так же отстойно делаю... и другие вещи, да?

Я поворачиваюсь к ней лицом, потому что улавливаю странное чувство, которое сменяет веселье в ее словах. Это что-то похожее на грусть с сочувствием и гневом в одном флаконе, но оно вдавливается пустотой в мою грудь. Это чувство слишком сильное, слишком сложное для описания. Но я точно ощущаю его. Я чувствую его в самой Элли.

32
{"b":"242589","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Золотой дождь
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Охота на миллионера
Ниндзя с Лубянки
Кето-навигатор
Подкована
Массажист
Стая
Маленький цветочный магазин у моря