ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ударная волна толкнула Спайрекса в спину, ускорив полёт. Рома уже почти достиг другой навесной лестницы, но справа, расправив крылья, винтом вынырнул Гамбит. Чик! Когти обрубили паутину под корень. Паук перевернулся на спину и, закрепившись двумя плевками паутины, повис на своём противнике.

Лёша провалился в воздушную бочку прежде, чем осознал, что произошло. Спайрекс запрыгнул Гамбиту на спину и, соскальзывая, вырвал из брони один из закрылков. Падая, мутанты успевали отвесить друг другу тумаки. Рома больно ударил Лёшу в центр спины, но тот, извернувшись в воздухе, лягнул его ногой в лоб. У самой земли Гамбит включил реактивные гравитационные стабилизаторы. Рядом повис на гамаке из паутины Спайрекс.

- Позволь мне закончить всё быстро, - Лёша оттолкнулся и на реактивной тяге ботинок попытался нашампурить паука на когти. Рома заслонился обеими руками, и лезвия звякнули по хитиновому панцирю. Гамбит тут же попытался подсечь сухожилия противника, но Спайрекс резво отскочил в сторону и достал его ударом стопы по рёбрам. "Накаркал", - согнулся от боли мутант. Закричав, он резко выпрямился и всадил Роме крепкий апперпот.

- Е-е-е-к-р-а-а-а-а-т-и-и-и-и! Я е-е-е о-о-о-о-ч-у-у-у р-а-а-а-т-ь-с-а-а-а-а-а с о-о-о-б-о-о-о-й! - взмолился Спайрекс.

- Тебе придётся, если хочешь прожить ещё пару минут, - просипел Лёша, снова наседая на паука.

Поразительно, насколько хрупкими являются наши планы, наши мечты, если одна досадная ошибка способна всё разрушить. Ценой стольких трудов мы взращиваем дерево, следим за тем, чтобы ствол рос правильно, чтобы листва не сохла. Но достаточно одного меткого попадания молнии, чтобы превратить даже такого гиганта, как дуб, в обугленное полено. Уязвим сам человек, уязвим и мир, в котором он живёт и который он меняет.

В порыве боя Рома совсем потерял из вида мумию. Сбросил с шахматной доски, как бесполезную фигуру. Вспомнил мутант о нём лишь тогда, когда пулемётная очередь неожиданно ударила ему в спину. Земля дрогнула под ногами Спайрекса. Паука повело в сторону. Единственной опорой поблизости оказался Гамбит.

- О-о-о-м-о-о-о-г-и-и-и-и! - тисками впиваясь в его плечо, попросил Рома.

- Тебе стоило убить меня, когда была возможность, - тихо прошептал Лёша.

И Лёша помог. По-своему. Подтолкнул к пропасти глубиной в вечность. Он отвёл руку назад и, вкрадчиво глядя в глаза бывшего друга, до краёв полные боли, медленно вонзил когти ему в бок.

Зрачки Спайрекса округлились. Из красных глаз хлынули слёзы обиды. Судорожно задёргались паучьи жвалы. Рома будто пытался что-то сказать, но слова застревали в горле, хрипом вырываясь из глотки. Рядом, скрестив руки на груди, стоял пулемётчик. Всем своим видом он намекал, что драму пора заканчивать.

- Спай, я не хотел, чтобы мы с тобой прощались так, - закусив губу, Лёша приобнял Спайрекса за шею и, вогнав когти в самую глубь, рывком выдернул их из плоти. Рома упал на колени, протягивая к Гамбиту скрюченные пальцы. На синих губах паука остался солоноватый вкус предательства.

Внутри Лёши что-то оборвалось. Он с болью в груди наблюдал за тем, как Рома упал на грудь, и, лёжа на животе, всё ещё пытается тянуться к нему, как цветок тянется к лучам солнца. Охотник подошёл к Спайрексу, подло ткнул его в бок носком ботинка и наступил на устремлённые к Гамбиту пальцы.

- Спета твоя песенка, урод, - сказал пулемётчик.

Какая-то часть человечности в этот момент пропала в Лёше навсегда. Он молча отвернулся, презирая самого себя, и понуро зашагал прочь. "Иуда", - подсказала ему честная совесть.

- Заканчивайте с ним, - не своим голосом произнёс мутант, кивая двум охотникам, с которыми он встретился у выхода в коридор...

13 июня 2013 года

- Ух! Ух! - глубоко выдыхал мужчина лет сорока, приседая со штангой. Пояс фиксировал позвоночник спортсмена, на который, к слову, приходилась основная нагрузка. Лицо штангиста было цвета спелого томата. Капли пота разлетались в стороны, сопровождая новые рывки к победе...

Вечер воскресенья был для тренажёрного зала долгожданной передышкой после будничной оккупации. Степень заселённости любителями культуризма определялась, во-первых, количеством ключей от раздевалки, висящих на доске рядом с тренерской комнатой, во-вторых, длиной шеренги из стаканчиков у кулера с водой.

Гантели и гири податливо урчали в руках и вызывали приятную, согревающую боль в бицепсах и спине. Блины звякали, соприкасаясь с грифами, создавая неповторимую металлическую какофонию. Со стен на спортсменов надменно взирали качки, играя на глянцевых листах бронзовыми мускулами.

- Ну что, готов? - спросил Лёша, отрываясь от косяка двери. Растяжка позволяла закупоренным мышцам прийти в тонус и наполниться кислородом. Третий подход подкрался очень даже заметно. Брюс, вращающий запястья, рассеянно повернулся к Гамбиту. "Дитя интеллекта" тратило заметно больше энергии, по сравнению со своим выносливым товарищем, но виду не подавало.

- Готов, как никогда, - воодушевлённо произнёс Саня и приблизился к снаряду.

- Почему ты не смотришь на себя в зеркало во время упражнений? - поинтересовался Лёша. - Тебе же будет проще оттачивать технику.

- На что смотреть? - горько усмехнулся Брюс, внимательно изучая своё отражение. - Типичный такой дистрофик, рельса высшего достоинства. С меня даже эта штанга смеётся. Издевается и дрожит в моих пальцах, как осиновый лист.

- Это нормально. Ты серьёзно думал, что несколько походов в зал сделают из тебя бодибилдера? Пирамиды не строились без участия людей, а системы не делались без стоящих идей.

Брюс укоризненно посмотрел на друга снизу вверх, нырнув под штангу, и покрутил пальцем у виска.

- Даже хорошая рифма не скрасит этого ужасного слова, - заметил он.

- Виноват, - признал Гамбит, навешивая блины на гриф, и поспешно закончил: - Терпение и воля - вот, что главное в занятии спортом.

- Отличное утешение для человека со стандартным ростом, - закивал Саня, расплываясь в ехидном оскале. Данной подколкой он, как шилом, бил во всех подходящих и неподходящих моментах.

- Иди ты! - отмахнулся от него Лёша, устанавливая пальцы Брюса в нужных точках. - Ты вообще первая жертва в случае зомби-апокалипсиса, так что молчи.

- Не дуйся, босс, - подмигнул ему Саня.

Брюс аккуратно поднял штангу вверх и начал опускать гриф к груди. Раз. Два. Три...

- Следи за лопатками, - наставлял Гамбит.

- Ага. М-м-м, третьим глазом, - прохрипел парень.

Восемь. Девять. Десять... Руки Сани начали слабеть и подрагивать от напряжения. Губы героя смялись и скрылись из виду, оставив на своём месте неглубокую впадину.

- Дыши! Ещё два раза со страховкой, - предупредил Лёша, осторожно придерживая гриф снизу.

Не без помощи Гамбита Брюс совершил ещё два отважных подъёма и неожиданно пошёл на третий.

- Куда? Я сказал: всё! - зашипел "босс".

- Ещё! - с трудом выдохнул Саня, впиваясь ладонями в безжалостный металл снаряда.

Подрагивая, штанга медленно, выцарапывая сантиметры высоты, оказалась на уровне подставки и снова устремилась вниз.

- Решил спину себе сломать? Отпусти, я сам подниму!

- Самммм!

Пытаясь оттолкнуть от себя гриф и одновременно продавить сопротивление Лёши, Брюс утратил остатки сил и лениво раскинул руки в сторону. Шея расслабилась. Кровь стала отходить от головы. Ватное туловище вновь оказалось в седле мозговых импульсов. Потолок перестал быть далёким...

Гамбит рывком поднял Саню на ноги и, убедившись в том, что падать он пока не планирует, дал волю гневу.

- Решил себе похороны досрочно устроить? Дубина! Ты понимаешь, что раз я взялся тебя тренировать, то, соответственно, несу за тебя ответственность?

- Понимаю. И ценю это, - сквозь зубы процедил Брюс.

- Ничего ты не понимаешь, - с горечью сказал Лёша, отворачиваясь от него. - Иначе вёл бы себя по-другому.

64
{"b":"242597","o":1}