ЛитМир - Электронная Библиотека

Он помог Ганни встать, затем поднял ладонь к виску, салютуя Ниле:

– Мы ищем сына герцога Элдаминса.

Ганни с испуганным видом оглянулась на Нилу.

– Он ведь был с тобой, – напомнила гувернантка.

Нила заставила себя посмотреть прямо в голубые глаза сержанта:

– Я только что отнесла его в кровать.

– Ступайте! – приказал сержант солдатам. – Разыщите его!

Солдаты пулей вылетели из кухни. Сержант задержался и неторопливо осмотрел помещение.

– В кровати его нет:

– Он иногда бродит ночью по дому, – объяснила Нила. – Я просто уложила его спать, но он, наверное, испугался шума. Что происходит?

Это не могло быть случайностью. Солдаты точно знали, в чей дом они ворвались. Сержант что-то сказал о фельдмаршале. Лишь один военачальник в Адро носит это звание: фельдмаршал Тамас.

– Герцог Элдаминс и его семья арестованы за измену, – объявил сержант.

Ганни побледнела. Казалось, она вот-вот упадет в обморок.

Внутри у Нилы все сжалось от ужаса. Арестованы за измену. В таких случаях под подозрения попадает и прислуга. Спастись невозможно. Однажды Нила слышала рассказ о том, как эрцгерцога, кузена самого Железного Короля, обвинили в заговоре против короны. На гильотину отправилась не только семья эрцгерцога, но и все его слуги до единого.

– Вы можете идти, – сказал вдруг сержант. – Мы пришли сюда только за герцогом и его семьей. Найдите себе другую работу. А еще лучше, если есть возможность, уезжайте из города хотя бы на несколько дней.

Зажав в зубах сигарету, он с хмурым видом подошел к корыту и вытащил из кучи белья пару мужских брюк.

– Олем!

Сержант повернул голову еще к одному солдату, вошедшему в комнату.

– Нашли мальчишку? – спросил Олем, забыв о корыте.

– Нет, но тебя вызывают к фельдмаршалу.

– Меня? – В голосе сержанта прозвучало сомнение.

– Приказано немедленно явиться к полковнику Сабону.

– Хорошо. – Олем затушил сигарету о кухонный стол. – Присматривай за Хитло. Не позволяй ему грубо обращаться с женщинами. Если понадобится чем-то занять наших парней, разреши им собирать трофеи.

– Но у нас же приказ…

– Ребята все равно нарушают приказы, так или иначе. Я хочу, чтобы они нарушали те, за которые их потом не повесят.

– Ладно.

Олем последний раз осмотрел кухню.

– Возьмите все ценное, что у вас есть, и уходите отсюда, – распорядился он. – Герцог сюда уже не вернется ни в коем случае. И герцогиня тоже…

Уходя, сержант снова отсалютовал, прощаясь с Ганни и Нилой.

Значит, можно взять что угодно, мысленно закончила его фразу Нила.

Ганни мельком взглянула на нее и выбежала из кухни. Мгновение спустя на лестнице раздались ее торопливые шаги.

Нила достала связку ключей, которые дворецкий хранил над каминной полкой, и открыла шкаф со столовым серебром. Любая вещь из тех, что она складывала сейчас в обыкновенный холщовый мешок, стоила дороже, чем все ценности, хранившиеся в ее комнате под матрасом.

Дождавшись, когда в прихожей не останется ни одного солдата, Нила вытащила Жакоба из корыта, помогла стянуть ночную рубашку и вручила ему штаны и куртку мальчика-слуги. Одежда была великовата, но лучше все равно ничего не нашлось бы.

– Что ты делаешь? – спросил ребенок.

– Я отведу вас в безопасное место.

– А как же Ганни?

– Наверное, она тоже пошла собираться.

– А мама и папа?

– Не знаю, – вздохнула Нила. – Но думаю, они бы хотели, чтобы вы пошли со мной.

Она зачерпнула горстку пепла из остывшего камина, смешала его с водой у себя на ладони и размазала грязь по лицу и волосам мальчика.

– Не шумите, – предупредила она Жакоба, взяла его за руку, сунула под мышку мешок с ворованным серебром и направилась к черному ходу.

В переулке за домом герцога дежурили два солдата. Проходя мимо них, Нила опустила голову.

– Эй! – окликнул ее один из караульных. – Чей это мальчик?

– Мой, – твердо сказала Нила.

Солдат подошел к Жакобу и приподнял его голову за подбородок:

– На сына герцога вроде не похож.

– Все равно нужно задержать его, пока не найдут мальчишку, – предложил второй солдат.

– Сержант Олем разрешил нам уйти.

– Ладно, – смягчился солдат. – Тогда марш отсюда. У нас и так беспокойная ночь.

4

Из дворца Адамат отправился домой в карете, которой управлял солдат. Всю долгую дорогу по тихим улицам ночного Адро сыщика терзали беспокойство и неуверенность в собственных силах. Он мысленно умолял возницу ехать быстрее, но это не помогало. Небо на востоке уже начало светлеть, когда Адамат выпрыгнул из кареты и промчался к дому мимо старых ворот и небольшого уютного сада. Он долго возился с ключами, даже уронил их, затем выпрямился и глубоко вздохнул.

Бывало и хуже, успокаивал он себя. Вряд ли будет страшнее, чем в Окстерне, когда там начались беспорядки. Он вставил ключ в замок и повернул. Ржавые петли заскрипели, он приоткрыл дверь, а потом распахнул ее настежь ударом ноги.

Через ступеньку Адамат взбежал на второй этаж и помчался по коридору, стуча во все двери по дороге. Наконец он достиг своей комнаты.

– Фей! – позвал он, едва открыв дверь.

Жена подняла голову с подушки. Тени от тусклой ночной лампы пробежали по ее лицу, окруженному ореолом черных вьющихся волос.

– Который час? – спросила она.

– Чуть больше пяти утра. – Адамат подкрутил фитиль лампы и откинул одеяло. – Вставай. Ты уезжаешь в наш дом в Оффендале.

– Что это на тебя нашло? – Фей прижала одеяло к груди. – Какой еще дом в Оффендале?

– Который мы купили, когда я поступил на службу. На случай если возникнет опасность для тебя и детей.

Фей села на кровати.

– Я думала, мы давно его продали. Я… Адамат, что случилось? – В ее голосе появилась тревожная нотка. – Это из-за Лоурентов или какое-то новое дело?

Семья Лоурент наняла его, чтобы разузнать о прошлом жениха младшей дочери. Все закончилось очень печально: молодой человек оказался мошенником, и Адамату пришлось разоблачить его.

– Нет, Лоуренты здесь ни при чем. Все гораздо хуже.

Адамат услышал тихие шаги в коридоре, обернулся и позвал:

– Астрит.

В спальню вошла младшая дочь с плюшевой собакой под мышкой. Она была в длинной ночной рубашке и старых домашних туфлях Фей, слишком больших для нее. В тусклом свете девочка казалась миниатюрной копией матери. Она смотрела на Адамата, забавно наклонив голову набок.

– Пойдем возьмем твой дорожный плащ, моя радость, – сказал он дочери. – Вы отправляетесь в путешествие.

– А платье надевать не нужно?

– Нет, милая, только плащ поверх ночной рубашки. – Адамат выдавил улыбку. – Вы уезжаете очень скоро. Не забудь только переобуться.

Девочка улыбнулась ему, потом развернулась и заскакала по коридору, размахивая плюшевой собакой. Из комнат выглядывали другие дети и с удивлением смотрели на нее.

– Жосеп, – обратился Адамат к старшему сыну, – проследи, чтобы твои братья и сестры приготовились к отъезду. Очень быстро. Пусть возьмут все необходимое на несколько недель.

Жосепу, серьезному не по годам юноше, недавно исполнилось шестнадцать. В школе как раз начались каникулы. Он нервно потер кольцо на пальце. Незадолго до своей кончины отец Адамата подарил кольцо мальчику, и тот никогда не расставался с подарком. Так и не дождавшись объяснений, Жосеп кивнул и отправился собирать братьев и сестер.

Хороший парень, подумал Адамат и снова повернулся к жене. Все еще сидя на постели, она расчесывала волосы.

– Будет лучше, если ты все объяснишь. Что случилось? Детям угрожает опасность? Или тебе? Это из-за новой работы, которую ты получил? Я ведь просила, чтобы ты прекратил шпионить за женами аристократов и совать нос в чужие дела.

– Я сыщик, моя дорогая. – Адамат устало прикрыл глаза. – Совать нос в чужие дела – это моя работа. Скоро в городе начнутся беспорядки. Я хочу, чтобы через час тебя с детьми уже здесь не было. Простая предосторожность.

9
{"b":"242607","o":1}