ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

— Так я и знал, что мы здесь что-то упустили! — воскликнул Шаров.

Виталий, Следаков и несколько полицейских стояли во дворе психиатрической больницы, в которой лежал Фёдор Тристорян. Их взгляды были устремлены на тщательно прикрытую дыру в стене.

— Думаешь, через эту дыру наш Тристорян выходит наружу, чтобы убивать людей? — спросил майор.

— Более чем уверен, — ответил Шаров. — А психическая болезнь вместе с пребыванием в клинике — идеальное алиби, которое мы в скором времени и разрушим!

— Что ж, посмотрим, — пожал плечами Следаков. — Установить повсюду камеры — дело нехитрое. А дальше останется лишь ждать…

Тем же вечером Шаров и Рыжиков сидели перед несколькими мониторами, транслирующих, что происходит во дворе больницы и близлежащей территории. Они уже отчаялись увидеть что-либо стоящее, когда Тристорян медленно, поминутно оглядываясь, подкрался к дыре в стене, ограждающей больницу.

— Ага! — расплылся в улыбке Шаров. — Я же говорил! Наш Тристорян далеко не так прост, как кажется! Игорь, подключай подмогу. Возможно, она скоро понадобится.

Рыжиков немедля выполнил приказ.

В это время подозреваемый Тристорян вылез из дыры и спокойно прошествовал на пустырь. Там он присел на корточки в определённом месте и стал ждать.

— И чего он там сидит? — не понял Виталий.

— Сам разбирайся, — проговорил Рыжиков. — Ты же у нас самый умный.

Шаров хотел было напомнить Рыжикову, кто здесь старший по званию, когда ситуация на мониторе изменилась. К Тристоряну подошёл человек со свёртком в руках.

— Наводка! — произнёс Шаров. — Это наводка!!!

Тристорян распечатал свёрток.

Рыжиков расхохотался.

— Ты почти угадал! Это не наводка! Это водка!

Тристорян с приятелем раскрыли бутылку и принялись наполнять стаканы.

Шаров побледнел.

— Но… если он — не Снайпер, зачем тогда психа из себя строит?

— Мало ли зачем? Может дорогу Картёжнику перешёл. А может и кому покруче. А на досуге — чего бы водки не хлебнуть?

Виталий закрыл лицо руками.

* * *

Майор Следаков в одиночестве сидел в своём кабинете, когда в дверях появился старший лейтенант Андрей Салютов в замечательном расположении духа.

— Ну, как там дядя? — поинтересовался майор.

— Вылечился и прекрасно себя чувствует! — пропел Салютов. — А вас, я так слышал, Снайпер замучил?

— Именно, — отозвался Следаков. — Но у меня уже есть подозреваемый.

— Да? — деланно удивился Салютов. — И кто же он?

— Это ты, Андрей.

Салютов застыл посреди кабинета с открытым ртом.

— Вы что, Фёдор Андреевич, на солнышке перегрелись? — пролепетал он. — С чего бы это вдруг я — Снайпер?

— Я просмотрел твоё личное дело, Андрей, — произнёс Следаков. — В школе полиции ты был превосходным стрелком. Обычным пистолетом ты с лёгкостью выбивал десятку, что уж говорить о снайперской винтовке.

— Это ещё не аргумент, — процедил Салютов. — Мало ли полицейских хорошо стреляет?

— Также я заметил, что Снайпер появляется лишь тогда, когда пропадаешь ты, — сказал Следаков.

— Простое совпадение, не больше! — заверил Андрей. — Признайтесь, у вас ведь даже предъявить мне нечего!

— Почему же, — произнёс майор. — Когда ты вошёл, то сразу сказал, будто слышал о том, что Снайпер нас замучил. Откуда ты об этом узнал?

— Ну как… — вымученно улыбнулся Салютов. — По местному радио только и галдят о том, что…

— Не галдят, — оборвал его Следаков. — В то время как Снайпер совершил первое в этом сезоне убийство, я позвонил своему знакомому на местную телерадиостанцию и попросил не выпускать в эфир новости о Снайпере. Так откуда ты о нём узнал, Андрей?

Салютов побледнел. Несколько секунд он стоял в задумчивости, а после выхватил пистолет и нацелил его на Следакова.

— Знали бы вы, как меня достали! — злобно процедил Андрей. — Вечно стоять на втором плане! Строить из себя покорного щеночка! К чертям! Я даже рад, что всё раскрылось!

— Как же ты докатился, Андрей? — укоризненно произнёс Следаков. — Ты же дослужился аж до старшего лейтенанта!

— И много мне это дало? — кисло улыбнулся Салютов. — Да я за один заказ получаю больше, чем за год службы! Да я держался здесь вообще только ради прикрытия! Кто ж его знал, что какой-то старый хрен меня раскусит!

А теперь, Фёдор Андреевич, посмотрите в окно. В последний раз насладитесь солнечным светом. Вас, конечно, найдут и меня в тот же момент вычислят, но к тому времени я уже буду далеко…

Прощайте, майор Сле…

На этом тирада Салютова завершилась. Андрей обмяк и свалился без чувств. Шаров, приложивший его прикладом пистолета по голове, прошёл мимо и посмотрел на Следакова.

— Я всё сделал, как вы сказали, — произнёс Виталий. — Весь монолог Салютова я записал на телефон и вырубил этого гада, когда он стал опасен. Скажите только, как…

— Честно признаться, я удивлён не меньше тебя, — задумчиво произнёс майор.

— Что? — не понял Шаров.

— Во времена Второй Мировой войны был распространён такой метод проверки на вшивость, — проговорил Следаков. — Солдату предъявляли обвинения, что на самом деле — немецкий шпион. И я решил применить подобную проверку. А когда я увидел, что Андрей как-то странно задёргался, то просто-напросто взял его на понт. Таких связей, чтобы закрыть рот прессе, у меня нет, и никогда не было. У меня было на руках всего лишь смутное подозрение. Всё остальное он рассказал сам.

Андрей простонал и начал подниматься. Тут же он получил ещё один удар прикладом пистолета.

— Всё понял? — сурово произнёс Шаров. — Вот так-то… Немецкий шпион, блин!

* * *

Недалеко от здания полиции стоял невысокий небритый человек в зелёном пальто. Глаза его были полны грусти и тоски. Из-за угла он наблюдал за полицейской машиной, в которую заталкивали отпирающегося человека. В этом человеке трудно было распознать былого Андрея Салютова. Волосы взъерошены, глаза полны безумия и отчаянья. Он орал на всю улицу трёхэтажные маты, облагая ими тех, кого ещё совсем недавно называл коллегами. Наконец, Салютова запихнули в машину и увезли прочь.

— Снайпера повязали, — с грустью произнёс Бор. Именно он наблюдал всю эту картину. — Такой кадр потерян… Эх, куда катиться мир…

И Бор печально поплёлся прочь.

Дело 8 Современный кентавр

Анатолий Чумакин мчался по трассе на всей скорости. Закоренелый байкер, как всегда пьяный от скорости и избытка водки, нёсся по встречной, оглашая округу яростными возгласами.

Чумакин опаздывал. Уже через полчаса, ровно в двенадцать часов ночи, Анатолий должен был находиться на стрелке байкеров. На стрелке предполагалось наличие водки, девок и угара в огромном количестве.

Чумакин прибавил газу. Задерживаться было никак нельзя.

Скорость стала просто запредельной. Мимо Анатолия невероятно быстро пролетали деревья, поля, вновь деревья… И когда из-за поворота навстречу Чумакину выехал огромный фургон «Coca — Cola», затормозить Анатолий уже не удалось. У него не было не единого шанса.

Вместе с байком Чумакин полетел в кювет.

Водитель вылез из грузовика и посмотрел в сторону незадачливого байкера.

— Эй, мужик! — воскликнул он. — Ты там как? Живой?

Водитель не получил ответа.

«Без сознания, — подумал он. — В лучшем случае. А если концы отдал? Да ну его! Сам по встречке ехал. В конце концов, никто ничего и не видел!»

Водитель вернулся в фургон и двинул прочь.

Стоя на холме за всей этой ситуацией наблюдал человек.

«Похоже, подходящий случай! — подумал он. — В принципе, всё может получиться…»

И человек быстрым шагом спустился к месту аварии.

* * *

Чумакин очнулся.

«Что… Где я? — промелькнула мысль в голове. — Что это было? Я и вправду в него врезался? И что это, чёрт возьми, за место?»

Анатолий огляделся. Судя по всему, это была какая-то лаборатория.

18
{"b":"242625","o":1}