ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да-да, конечно! — сказал Толик. — Пройдёмте со мной.

Доктор с Ивановым проследовали по коридору.

— Вы наверняка когда-нибудь слышали про Супермена, — сказал Толик. — Ведь слышали, правда?

— Да, — ответил Пётр. — А ешё про Бэтмана, Спайдермена, Росомаху и прочую муру. Что вы от меня-то хотите?

— Дело в том, что наше заведение — совсем не то, чем кажется на первый взгляд, — произнёс доктор. — Мы занимаемся созданием, так сказать, Суперменов. Нашей стране нужны…

— Анисимович, не зли меня, говори конкретней! — процедил Иванов.

— Хорошо, я понял, перехожу ближе к делу, — торопливо произнёс Толик. — Дело в том, что вы омывались вовсе не водой из озера Чар. Вы омывались специальным препаратом, который должен сделать из обычного человека настоящего Супермена, которому не страшны ни ножи, ни пули. Не страшен даже атомный взрыв. Всё тело, которое вы омыли нашей водой отныне не чувствует боли. И теперь вы — самый настоящий универсальный солдат, который так нужен нашей Родине…

— Подожди-ка, Анисимович! — с едва уловимой злостью на лице остановил его Пётр. — А разве я не должен прежде дать разрешения на такой опыт? И вообще, разве опыты над людьми у нас в стране не запрещены?

— Ради столь великой цели, как служение нашей стране…

— Ладно, проехали! — произнёс Иванов. — И где все остальные?

— Кто остальные? — изобразил удивление на своём лице Толик.

— Хватит дурака-то включать! — Пётр злился всё больше и больше. — Я по твоему виду понял, что я тут не первый!

— Видите ли, Пётр Семёнович, — проговорил доктор. — Всё дело в том, что данный препарат предназначен лишь для людей с ростом два метра, два сантиметра и весом 95 килограммов. Но малейшее отклонение от нормы, допустим, на 0,01 сантиметра может привести к печальным последствиям…

Иванов в порыве ярости схватил Толика за грудки и приставил к стене.

— Я непонятно выражаюсь? — заорал Пётр. — ГДЕ ОСТАЛЬНЫЕ?!!

— Как бы помягче выразиться… — пролепетал доктор. — Их больше нет с нами.

Вы у нас двадцать пятый. Из этих двадцати пяти человек выпить наш препарат и остаться в живых умудрилось только четверо, один из которых — вы. Двое из выживших буквально сварились в ванной. Она подействовала на них как кислота. А ещё один, как и вы, спокойно вымылся в ванной, но когда я выстрелил в него… Оказалось, что препарат не подействовал на него вообще.

— То есть, ты хочешь сказать, что меня вели фактически на верную гибель? — разъярённо спросил Иванов.

— Нет-нет, постойте, вы не так поняли! — запротестовал Толик. — Мы, с согласия вашей жены…

На мгновение Пётр замер.

— Анна? — произнёс он. — Так она всё знала?

— Да, конечно же! — заулыбался доктор. — Именно она вас сюда и привела. Ведь она же понимает, что служение нашей стране…

Анатолий Анисимович ещё не знал, что это будут последние слова в его жизни. В следующее мгновение Иванов играючи свернул ему шею.

— Убью! — прошипел Пётр. — УБЬЮ ЗАРАЗУ! Но сначала…

Он кинул взгляд на окружавших его людей в белых халатах. На лицах у врачей застыл животный ужас. Иванов с улыбкой подошёл к пожарному щитку и взял оттуда топор.

— Пусть шоу начнётся! — проговорил он и двинулся на врачей.

* * *

Майор Следаков уже собирал свои вещи, когда в кабинет ворвался старший лейтенант Андрей Салютов.

— Фёдор Андреевич! — запыхавшись, произнёс он. — Там, на улице Фонарной, реальная бойня! Двадцать врачей порешили пожарным топором!

— Двадцать? Не хило! — вскинув брови, сказал Углич.

— Дом 26? — спокойно поинтересовался Следаков.

— Да… — удивлённо проговорил Салютов. — А вы откуда знаете?

— Этого, собственно говоря, и следовало ожидать, — размеренно сказал Фёдор Андреевич. — Похоже, опыт удался. На наши головы. Углич, подбрось-ка нас до этого клоповника!

— Будет сделано! — отреагировал Углич.

Вскоре все трое уже были на месте преступления. По дороге Следаков рассказал коллегам всё, что ему было известно об этом доме и проходящих в них опытах.

— То есть, он теперь вообще боли не чувствует? — поинтересовался Салютов.

— Вообще, — сказал майор. — Повезло парню!

— Но ведь должен же быть способ его остановить! — проговорил Углич.

— В принципе, нашего киборга, конечно, можно заковать в кандалы, — почесав нос, сказал Следаков. — Но для этого его нужно чем-то ошарашить. Например, болевым шоком.

— Но ведь он же не чувствует… — сказал Салютов.

— Вот именно! — ответил Фёдор Андреевич. — Замкнутый круг!

Все трое подошли к зданию. Им навстречу вышел полицейский.

— Не думаю, что вам стоит заходить туда, — произнёс он.

— Что, так всё страшно? — ухмыльнулся Углич.

— И не говори, — махнул рукой полицейский. — Фильм «Восставший из ада — 3» видали? Так вот, там бойня похлеще будет.

— Выживших, я так понимаю, нет, — проговорил Салютов.

— Почему же, вон он сидит, — полицейский кивнул на парня в белом халате, сидящим чуть поодаль. — Самый умный. Догадался спрятаться, когда всё началось.

Следаков, Углич и Салютов подошли к парню. Его в этот момент допрашивал какой-то полицейский.

— …а потом он надел на себя тёмные штаны и белую майку и куда-то сбежал, — произнёс парень.

— Разрешите, я с ним поговорю. — Фёдор Андреевич деловито отодвинул полицейского от парня. — Как вас зовут? — обратился он к выжившему.

— Сергей, — промолвил парень.

— Скажите, Сергей, — сказал майор. — Сбежавшего подопытного точно полностью обмыли вашей волшебной водой?

— Насколько я понимаю, полностью, — сказал Сергей. — Проверить это, правда, не удастся. Он уничтожил кассету с записью.

— Ясно, — произнёс Следаков. — Как его хоть зовут?

— Пётр Иванов.

— И ещё: вы не знаете адрес проживания его жены, или сестры, или ещё там кого-нибудь… Не сам же он сюда, в конце концов, пришёл!

— Его привела жена, Анна Иванова, — сказал парень. — Я видел её запись на рисепшене. Живёт она, кажется, на улице Железнодорожной, 114.

— Спасибо вам! — проговорил Фёдор Андреевич. — Что ж, похоже, я знаю, где сейчас находится наш убивец. Только, боюсь, мы туда уже не успеем…

* * *

Пётр Иванов неторопливо шёл по улицам города. Люди, увидев его, шарахались во все стороны. Впрочем, это было не удивительно. В правой руке Пётр держал окровавленный топор.

«Нет, такого просто не может быть, — думал Иванов. — Аня не могла его так предать, отправив, фактически, на верную смерть. Этого просто не может быть. Просто не может быть. Не может быть. НЕ МОЖЕТ БЫТЬ.

НЕ. МОЖЕТ. БЫТЬ».

Вскоре Пётр добрался до своего дома. Да, это их старый добрый дом, который они с женой купили пять лет назад. Сейчас его встретит счастливая жена, обнимет его, поцелует… Её просто обманули. Не сказали, что это за ванны на самом деле. Вот и всё.

Иванов подошёл к самым дверям. Он уже собирался позвонить, когда услышал за дверями радостный смех.

Пётр быстро распознал, кому он принадлежит.

Его лучшие друзья. Саня, Ваня и Даня.

— …а я ставлю на то, что он сварился! — торжествующе пропела Анна.

— Нет, ну это слишком жестоко! — сказал Саня. — Скорее всего, он тупо отравился, когда испил той «целебной» водицы.

— А лично я голосую за облом! — вставил Ваня. — Выпил — нормально, искупался — нормально, вышел — и тут его пристрелили!

— Как бы там ни было, этого осла больше нет, — прокомментировал Даня. — И теперь никто не мешает нам троим с Аней свободно…

— ЗАНИМАТЬСЯ СЕКСОМ!!! — заорала вся компания.

Глаза Петра налились кровью. Они предали его. Все предали. Выкинули, как ненужную игрушку. Обрекли на верную гибель. И он им за это отомстит. НЕМЕДЛЕННО!

Без труда выломав дверь, Иванов зашёл в дом.

— Что, не ждали? — улыбнувшись, Пётр расколол топором голову Сани.

Даня замер посреди комнаты с кружкой пива в руке. Ваня схватил лежащий на столе пистолет. Анна в ужасе заверещала.

2
{"b":"242625","o":1}