ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В смысле очередное убийство? — не понял Следаков.

— Три года назад здесь убили моего мужа, Яна Рябинина, — пояснила Инна. — Ему помогли сбежать из психушки, а затем убили. Прямо здесь.

— Простите, ваш муж был сумасшедшим?

— Он всё время искал путь в Царство мёртвых, — пояснила Рябинина. — Помешался совсем на своей статуе и бусах этих проклятых.

— На какой статуе и на каких бусах? — продолжил допрос Следаков.

— Статую спёрли, похоже, друганы вот этого товарища, — указала Инна на покойника. — А бусы… Вот, что от них осталось, — она указала на угол, где валялись белые бусинки. — Я ничего здесь не убирала с момента смерти мужа.

— Меня заинтересовала теория вашего мужа, — произнёс майор. — У вас не осталось каких-либо его записей?

— Вас действительно интересуют эти записки сумасшедшего? — повела плечами Рябинина.

— Да-да, мне хотелось бы почитать.

— Хорошо. Тогда подходите ко мне по следующему адресу…

Она быстро продиктовала майору адрес.

К Следакову тяжело подошёл Рыжиков. Он стал отверженным среди полицейских после дела с четырьмя клоунами. Со временем от него отвернулись даже лучшие друзья.

— Труп выносить? — спросил он.

— Я бы предпочёл для начала опознать его, — задумчиво произнёс Следаков. — Очевидно, что он был не один. Вон, сколько пива!

— Опознать? Но как?

* * *

Бомж Веня лежал у колодца и сладко спал, когда к нему подошли Соловьёва и Шаров.

— Похоже, нашли! — проговорила Екатерина.

— Похоже, что так, — кивнул Виталий. — Эй, ты! — начал он расталкивать бомжа. — Подъём!

Бомж Веня лишь начал отмахиваться как од назойливой мухи.

— Ах, так! — разозлился Виталий, сталкивая ведро в колодец.

— Что ты собираешься делать? — спросила Соловьёва.

— Ничего противозаконного, — пояснил Шаров. — Просто небольшие… — он достал ведро, полное водой. — Водные процедуры!

Он вылил ведро на сладко спящего Веню.

— ЧТО?! — заорал проснувшийся бомж. — КАКОГО?..

— Это полиция! — представилась Соловьёва. — Ваше имя?

— Веня, — промямлил бомж. — А что вы хотите?

— Значит так, Веня, — проговорил Шаров. — У тебя с нами только два пути: либо ты с нами идёшь на опознание, либо — в вытрезвитель. И твой выбор это…

— Опознание! — произнёс Веня. — Конечно, опознание!

— Тогда пошли, пока тело ждёт, Веня! — сказал Виталий и все трое двинулись в сторону дома, где произошло убийство.

Вскоре они уже были на месте.

— Узнаёшь? — спросил Шаров, указывая на мёртвого бомжа.

— Д-да. — запинаясь, сказал Веня. — Это ж Авраам!

— Конкретней, пожалуйста! — вступила в разговор Соловьёва. — Какой Авраам?

— Вокзальный, — произнёс Веня. — Ну, в смысле, на вокзале обитает.

— Понятно, — проговорил Следаков, почёсывая правое ухо. — С кем он в последнее время общался?

— С Никитой они тусовались, — сказал бомж. — Тоже Вокзальным. Больше ничего не знаю. Отпустите меня, а?

Шаров взглянул на майора. Тот махнул рукой.

— Ладно, Веня! — сказал Виталий. — Гуляй, пока мы добрые.

И многострадальный бомж был отпущен.

— И что теперь? — спросил Шаров. — На вокзал?

— Именно, Виталик! — проговорил майор. — Только надо дождаться ночи. Иначе никакого бомжа на вокзале мы не найдём.

* * *

Ровно в двенадцать часов ночи трое следователей подошли к вокзалу. Первым, кто бросился им в глаза, был бомж с аккордеоном. При этом одет он был в штаны с разноцветными штанинами — одной красной, другой синей. Он играл на аккордеоне какую-то какофонию и диким голосом орал что-то нечленораздельное.

Сыщики подошли к нему.

— Мы из полиции, — сказал майор. — Я майор Следаков. Как вас зовут?

Бомж прервался на какофонической ноте.

— Полиция? — вскинул брови он. — А я то что? Я ничего…

— Нам нужен Никита, — промолвил майор. — Знаешь такого?

— Такого уж грех не знать! — усмехнулся бомж. Ему сразу стало легче, что полиция заинтересована не им. — Он несколько дней назад у нас рехнулся. Всё околесицу какую-то несёт, ни с кем выпить не хочет. А вот он, кстати, идёт! — бомж указал на невысокого мужика в дранной одежде.

Сыщики тотчас кинулись к нему.

Никита даже не отреагировал на них.

— …и ударит молния! — произнёс он, глядя себе под ноги. — И грянет гром! И каждый грешник вновь обретёт плоть!

— Простите, что? — спросил майор.

— Я про скелетов, — поднял затравленный взгляд Никита. — Они вернутся. И будет гроза. И они вновь обретут плоть. Так сказал…

— Таксист? — предположил Следаков.

— А вы откуда знаете? — удивился Никита.

— Это наш давний знакомый, — пояснил майор. — И, похоже, не смотря на его любовь к шуткам, настроен он серьёзно.

Серьёзно, как никогда!

* * *

Был обычный, ничем не примечательный день, когда Тарасу Кивинову стало по-настоящему страшно. Внезапно в его магазин по продаже громоотводов ворвалась целая банда скелетов во главе с Таксистом.

— Мы только спросить! — проговорил бабке, идущей рядом, закрывая перед ней двери. Бабка рухнула в обморок.

— Добрый день! — отвесил Таксист, отвесив Кивинову шутливый поклон. — Нам бы громоотвод, да покруче! Какой посоветуете?

Тарас попытался что-то сказать, но у него ничего не вышло.

— Ей-богу, вы как мертвецов живых увидели! — продолжал улыбаться Таксист. — Или, может, вы резко оглохли? Нам громоотвод нужен. ГРОМООТВО-ОД!

Дрожащей рукой Кивинов протянул громоотвод в руки Таксиста.

— Так, теперь оплата… Ой! Надо же! Кошелёк забыл! Я вам завтра денежку занесу. Вы ведь не против, верно.

Тарас покачал головой.

— Ну вот и ладно! — продолжал насмехаться Таксист. — Не волнуйтесь, старость я уважаю!

И тут же ретировался вместе со своей армией скелетов.

Кивинов поначалу не понял, причём тут старость, про которую говорил Таксист. Понял он это лишь когда посмотрел в зеркало.

Все волосы на его голове посидели.

* * *

Генерал Самойлов был красный, словно варёный рак.

— К нам, значит, президент на днях приезжает, — проговорил он, обводя взглядом Следакова, Шарова и Соловьёву. — А у нас тут в центре города скелеты бегают! Это как, по-вашему, называется? Работа?

— Господин генерал… — начал было майор.

— Ни слова не хочу слушать! — заорал генерал. — Завтра на скором поезде президент приедет к нам. И если хоть один скелет… Короче, знайте: если полетит моя голова, полетят и ваши! Свободны!

Следователи тяжело вышли из кабинета генерала.

— Он как всегда никого не слушает, кроме себя! — развёл руками Следаков. — А ведь я мог сообщить важную информацию…

— Какую, Фёдор Андреевич? — спросил Виталий.

— Начнём с того, что Таксист может при желании попасть куда угодно, — сказал майор. — Так что убить президента ему и так ничего не мешает. А продолжу я тем, что вычитал из записей профессора Рябинина.

Все эти скелеты — это грешники, изгнанные из царства мёртвых за свои грехи. И плоть им может вернуть только сама Богиня Мора. Когда посчитает, что они заслужили это.

Но есть и обходной путь.

По старой легенде, существует статуя Богини Моры. Если на неё повесить специальные бусы, то откроется путь в царство мёртвых. Так вот, если в эту статую ударит молния, то все скелеты вновь обретут свою плоть и смогут и дальше беспределить по всему миру. Скорее всего, именно это и затеял Таксист. Кстати, завтра ожидается гроза.

— Я пойду и скажу это генералу! — вызвался Шаров. — Может, хоть меня он послушает!

— Попробуй, — произнёс Следаков. — А я пока пойду соберу эти злосчастные бусы…

Виталий рванул в кабинет Самойлова.

* * *

Шарова, естественно, никто слушать не стал.

— И что же нам делать? — обречённо спросил он у Следакова свой любимый вопрос.

— Я полагаю, надо подождать до завтра, — сказал майор. — Я уже договорился с кем только мог, чтобы мне докладывали обо всех происшествиях связанных с появлением скелетов в городе и близлежащих посёлках. Думаю, что скоро они появятся…

54
{"b":"242625","o":1}