ЛитМир - Электронная Библиотека

  Выгрузились в Уолфиш-Бей. Там, кроме нескольких семей, работающих на угольной станции и водокачке никого нет. Расспросили где найти Йонкера, и направились на встречу со знаменитым вождем нама на двух ЗиЛах и БТР. Один из ЗиЛов загружен 'подарками': шашки, металлические мотыги, седла, очки, медные и серебряные украшения, черепаховые и деревянные гребни, веревки, немного металла и метизов. Ну, и 'огненная вода', как же без неё? Что-то вроде тропы начиналось от соседней деревни, где жили только намы: с десяток округлых домиков из самана возле речушки. Вода в Уолфиш-Бей оттуда, из этой самой речки протянута канава, впадающая в небольшой пруд или бассейн. Путешествие не близкое: больше 200 километров в одну сторону. Так вдоль речки и поехали, потом, когда увидели Окаханджу, с 'дороги' свернули и пошли напрямую. Колонну встретил отряд конницы с пиками, и какими-то странными доспехами, которые никто никогда в глаза и не видел. Лошади испугались машин. Эскадрон распался, а колонна въехала на круглую площадь небольшого села. Удивительно, но, село было образовано вокруг церкви. Сам Йонкер оказался и главой прихода. Он вышел из церкви в европейской одежде: в рубашке, пиджаке и на солнце одел шляпу. Брюки довольно короткие, босой. Говорит на английском со странным акцентом. 'Кобра' присел с ним в тени дерева и сообщил последние новости, что Англия проиграла России войну, Капская провинция переходит к России.

  - А Вы веруете во Христа?

  - Вообще, да.

  - Значит, ничего страшного не произошло. Вот если бы вы были язычники или... - и он сказал какое-то странное слово.

  - Нет, мы не язычники, и не эти, как ты их назвал, мы пришли с миром, и хотим купить у тебя Уолфиш-Бей и побережье южнее до Оранжевой.

  - Там нет воды!

  - Это ничего! Мы всегда сможем её привезти. - 'кобра' показал на машину.

  Довольно долго они торговались, затем подошли к машине с подарками и ударили по рукам. Саша Астафьев протянул Йонкеру договор. Читать и писать Йонкер не умел. Поставил крест и приложил палец, ребята выгрузили товары, их почти сразу забрали местные. Кроме вождя, к машинам никто не подошёл. Местные довольно высокие, головы измазаны красной краской, и сами намазаны ею. Выглядит это специфически. Некоторые, как Йонкер, имеют одежду, остальные только набедренную повязку. Народа в посёлке не очень много. В загоне небольшое количество скота: коров и коз. Мужчины поголовно вооружены холодным оружием, в основном европейским. Но, встречаются и уникальные экземпляры. Женщины, почти все с детьми. Ещё немного поговорив и расплатившись, 'Кобра' развернул колонну и по следам вернулся обратно. Южное побережье совершенно никого не интересовало. 100 золотых рублей, и богатейшее месторождение алмазов стало принадлежать России. Спустя несколько месяцев, вот так неспешно всё тут делается, пришёл ещё один конвой с вооружением и техникой, корабль с топливом в бочках и новой партией переселенцев, которых сразу подключили к работам на руднике в урочище Плюм. Там обнаружены три кимберлитовые трубки: две небольшого размера, а одна - огромная. Получена первая промышленная 'продукция'. Также, несколько крупных алмазов выкуплено у местных модниц племени нама. Один, размером в 86 каратов, голубого цвета, был отправлен 'Коброй' в дар Марии Александровне, с целью ускорить поставку необходимых войск и материалов. Тем не менее, Сергей, в радиограмме 'Кобре', напомнил тому, что спешка нужна только при ловле блох. Рекомендовал основные усилия направить на создание поливных площадей и рыбзавода в бухте Уолфиш. В остальном, придерживаться плана. Завоевание Капы требует значительных усилий по логистике. Тем не менее, небольшая разведгруппа выдвинулась в сторону Оранжевой республики и Трансвааля. Требовалось вступить в переговоры с бурами, которым очень не понравилось то обстоятельство, что их согнали с обжитых мест. И, главное, надо предложить им такие условия, чтобы им было выгодно покинуть те местности, куда они забрались. Особенно: Йоханесбург. Наконец, в начале 1856 года эскадра Черноморского флота вошла в Столовую бухту. Кэйпфорт в то время был небольшим городком, примерно, как Севастополь тех времён. Занимал пару-тройку миль на южном берегу Столовой бухты. На берегу залива Фолз существовал ещё один порт Странд, спрятавшийся от океанских волн за скалой Гордонса. Рядом были разбросаны фермы и небольшие посёлки. Климат для крымчан привычный, только ветра посильнее, да волны побольше. Да непривычное поведение облаков, накрывающих белой ватой местные вершины. Единственное отличие: нет лесов, но довольно много кустарника. Местные называли его буш. Подход эскадры был для местного генерал-губернатора генерал-лейтенанта сэра Гарри Смита, 1-го баронета Аливаля, кавалера ордена Бани, полной неожиданностью. Впрочем, атаковать эскадру из 46 судов и кораблей он не решился, тем более, что выгрузка морской пехоты и техники пошла в северной части бухты непосредственно на пляжи у Блоуберстранда, а форт Роббен на одноимённом острове не отвечал на телеграфные и световые запросы. Губернатору подвели коня, и он, в окружении таких же красных мундиров, выдвинулся на север узнать, что за непрошенные гости прибыли на 'его земли'. Во главе колонны противника двигался БМП-4, с сидящей на броне пехотой. Жарко! А так ветерком продувает. На появление противника они никак не среагировали, лишь немного перевели автоматы в иное положение. Генерал-лейтенант с отрядом продолжал 'бесстрашно' сближаться с противником. Но, лошади, услышавшие незнакомый звук лязганья гусениц, заупрямились, и строй сбился. БМП тормознул, и пехота привычно посыпалась с брони, залегла и стала невидимой для противника. Лишь один человек в пятнистой форме и округлом шлеме остался стоять у края дороги и бронетранспортёра. Левой рукой он показывал знак 'Стоп': поднятую ладонь на вытянутой вперёд под углом руке. До генерала донеслось по-английски: 'Один ко мне, остальные на месте!'. Генерал тронул лошадь, он уже догадался, кто прибыл в гости: в лондонских газетах двухлетней давности были такие литографии с рисунков, сделанных лондонцами в момент захвата королевы. Только литографии были черно-белыми, а форма и окрас боевых машин были зелёно-желтого цвета с многочисленными пятнами, как черного, так и других цветов. Профессионально окинув взглядом окраску, генерал понял, что в буше эту технику и людей не рассмотреть, так же, как он сейчас не видит стрелков, взявших, несомненно, на прицел его отряд. Камуфлированная фигура подала знак 'спешиться'. Генерал неохотно выполнил эту команду, и отпустил лошадь. Фигура двинулась ему навстречу. Они встретились в 100 метрах от БМП.

  - Генерал-лейтенант сэр Гарри Смит, губернатор Капской колонии. По какому праву ваши войска высадились здесь? Это - территория королевства Великобритании!

  - По решению Берлинской мирной конференции данная территория находится под протекторатом России. С нами прибыл генерал-губернатор Капской провинции господин Астафьев, чтобы заменить структуры управления колонии и взять под защиту население. Военнослужащим Великобритании, подданным Британской короны будут предоставлены транспорты, продукты питания и возможность беспрепятственного выезда в любую часть Британской империи, за исключением Канады, которая так же перешла под управление России.

  - Это не слыхано! Это произвол! Так цивилизованные люди не поступают!

  - Мы, конечно, можем использовать ту же тактику, которую использовали Вы, генерал, подавляя восстание сикхов: привязать вас к пушке и выстрелить. Но, это, действительно, нецивилизованное отношение к людям. - ответил полковник Аксёнов, 'Спрут', который вел переговоры. - Со мной прибыла моторизованная дивизия, а у Вас войск чуть больше полка. И, генерал, война кончилась, и есть международный договор, позволяющий нам устанавливать порядки на этой территории. Вам понятно?

  - Да, сэр!

  Пока генерал шел до своего отряда, колонна тронулась, и он шел в густой пыли, поднимающейся с дороги от многочисленных автомашин и бронетранспортёров. Пыль белой пудрой припорошила красный мундир генерала, его волосы и ресницы. Остановить движение этой массы он не мог. Взвод, с которым он прибыл на переговоры, жался в кустах, еле сдерживая лошадей. К генералу подвели коня, и он тронул в сторону форта. Сопротивление было бессмысленным. Это отчётливо понимали, как офицеры, так и солдаты британской армии. А с Севера потянулись повозки буров, поднимая такие же густые клубы пыли. Они уже знали, что достаточно предъявить бумагу о собственности, и они вернутся в свой дом, на свою ферму, из которой 15 лет назад были изгнаны. Они говорили о справедливости русских и бога! И кричали: 'Слава императору! Слава России!' В школы вернулся африкаанс, правда, добавился русский, да и английский никто не отменял. Часть подданных Британии, на земли которых или должности не претендовали буры и русские, принимали присягу императору Николаю Первому, и продолжали работать как в различного рода железнодорожных мастерских, клиниках, на угольных шахтах и разрезах. А вот с некоторыми городами происходили большие странности: так из Хоуптауна выселили всё население, а территорию огородили колючей проволокой, то же самое произошло в Кимберли и Йоханнесбурге. Поговаривали, что там расположены секретные заводы русских, где делают их самобеглые машины. Слово 'секрет' стало самым распространённым в колонии, однако это не мешало! Русские, используя, в том числе и местных инженеров, начали строить гидроэлектростанции, тепловые электростанции на угле, появилось множество небольших заводиков и мануфактур, которые производили товары для дома. Стало очень выгодно производить мясо и мясные продукты, для которых появились холодильники и специальные суда-рефрижераторы, с помощью которых дешевое мясо коров памповой красной породы, завезённой русскими, доставлялось как в Россию, так и в другие страны мира. Говядина из Капской провинции стала "голубой фишкой" на Лондонской, Парижской и Петербургской биржах. Местных 'белых' удивляло отношение русских к неграм. Бывших рабов и абсолютно бесправных людей русские таковыми не считали, довольно активно использовали их в качестве рабочих, платя нормальную зарплату. Учили их детей, правда русскому языку, арифметике и слову божьему. То есть давая им начальное образование. В русских средних школах были смешанные классы, в которых учились все национальности вместе. А вот в университете и многочисленных колледжах большинство преподавателей были русскими. За этим тщательно следил отдел образования при генерал-губернаторе. Всё было направлено на то, чтобы не допустить деления на национальности, и на полную ассимиляцию довольно пёстрого населения. Заняв крупнейшие порты на восточном и западном побережье, русские начали их укреплять в военном отношении, ввели довольно тяжелые пошлины для судов под английским и французскими флагами, вызвав ответную реакцию Лондона и Парижа: те создали акционерную компанию по строительству Суэцкого канала. Решив таким образом обойти русских.

26
{"b":"242634","o":1}