ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Об остальном поговорим дома».

Два последних звонка были в Элисту, дежурному по аппарату Республиканской прокуратуры и на квартиру своему шефу, прокурору Республики. Обоих он четко проинформировал о случившемся инциденте. Прокурор озабоченно поцокал языком и, не комментируя услышанное, сказал:

«Мерген Николаевич! Я сейчас отдам распоряжение, чтобы к вам в район срочно выехала оперативно-следственная группа. До этого не предпринимай никаких действий. Да, ты и сам знаешь».

«Так точно», - отозвался Мерген, а про себя подумал, - «Как же не знать? Пока вы в воскресный день сформируете группу, то уже и завтра наступит».

Он придвинул к себе пишущую машинку, вставил в нее два чистых листа бумаги и копирку, и быстро отпечатал текст распоряжения. После чего вызвал к себе одного из следователей и своего заместителя.

Когда оба явились к нему в кабинет, Мерген без эмоций, по существу, рассказал о трагедии в степи и обратился к своему заместителю:

«Олег! Я не имею права курировать следствие, так как являюсь основным свидетелем по делу. Так что, до приезда начальства из Элисты, эти функции будешь выполнять ты. Пока они соберутся, мы обязаны кое-что сделать сами. Я тут приготовил распоряжение Батру», - Мерген кивнул в сторону следователя, - «сейчас ты его подпишешь».

Мерген взял в руки отпечатанный текст распоряжения и зачитал вслух.

     «Следователю прокуратуры N-го района Республики Калмыкия Оконову Б. В.

Распоряжение.

В связи с фактом гибели гр-на Валдиса А. провести следующие следственные действия:

     1) Провести тщательный осмотр места происшествия…»;

     «Батр!» - обратился Мерген к следователю, - «осмотр проведи по высшему разряду, сфотографируй, все, что надо и не надо, сделай все необходимые замеры, изыми огнестрельное оружие, гильзы. Схема чтобы была хорошая».

«…2) а. Допросить в качестве подозреваемого помощника прокурора N-го района РК Антонова В. К.;    

              б. Допросить в качестве свидетеля прокурора N-го района РК Манджиева М. Н.;

             в. Допросить в качестве свидетеля главного охотинспектора охотничьего хозяйства…

          …г. допросить в качестве свидетеля младшего егеря…

…3) Назначить в морг Бюро СМЭ РК судебно-медицинскую экспертизу трупа Валдиса А. для выяснения причины смерти, определения наличия на трупе повреждений, их характера, количества, локализации и степени тяжести, установления количества и направления выстрела, расстояния выстрела и других вопросов. До приезда оперативно-следственной группы прокуратуры РК обеспечить сохранность трупа Валдиса  А.

     Заместитель прокурора N-го района Республики Калмыкия Наминов О. В.».

В конце бумаги была проставлена дата. Приложив печать к документу, Мерген протянул его заместителю:

«Олег, распишись. Все это, ребята, вы должны сделать сегодня. Меня, Батр, допросишь позже, когда закончишь все остальное. Я буду дома. Приступайте, времени в обрез».

Оставшись один в кабинете, Мерген почувствовал страшную опустошенность. Посмотрел в окно; осеннее солнце плавилось над самой кромкой горизонта. Машинально отметил про себя:

«Батру будет трудно на месте происшествия. Придется работать при свете автомобильных фар».

Взял со стола групповую фотографию жены и детей, заключенную в рамку, положил ее в карман камуфляжной куртки, потом позвонил домой:

«Бая, сейчас буду»…

Дома, обняв жену за плечи, шепнул ей на ухо:

«Постарайся уложить детей пораньше, потом все обсудим».

За ужином Мерген был весел, много шутил, рассказывал всякие смешные истории, самых младших кормил со своих рук. Когда девчушки улеглись спать, заглянул в их комнату, старшие сыновья-школьники спали отдельно. При виде взлохмаченных черноволосых головок невидимые когти изнутри больно царапнули сердце.

Оставшись с женой в кухне, Мерген обратился к ней:

«Бая, голубка!».

«Ты очень редко обращался ко мне так, Мерген», - прошептала Бая и прижалась к плечу мужа.

«У калмыков это не принято.

Слушай меня. Сегодняшний день – это какое-то нагромождение нелепицы. Валдиса жаль. Хороший был человек, цельный, Малохольного Вадима тоже жаль, пальнул сдуру и с перепугу. Теперь ему тянуть срок, а у него семья, ребенок маленький. Даже, если переквалифицируют на убийство по неосторожности, все равно получит условно и в прокуратуре ему не работать.

Нам тоже на первых порах нелегко придется. То, что строили годами по кирпичику, разрушилось в одночасье. Вряд ли меня оставят в прокуратуре, освободят по дискредитирующим обстоятельствам. Можно, конечно, подключить нужных людей, похлопотать. Но, ты знаешь, унижаться я не люблю».

«Мерген, я приму любое твое решение. Мы всегда будем вместе. Правда?».

«Правда! Правда и то, что я не дам пропасть своей семье. У меня есть здоровье, руки, голова. В адвокаты я, вероятно, не пойду, не тот склад характера у меня».

Мерген взъерошил короткие волосы:

«Знаешь, у меня тут мелькнула мысль. Старший брат Санал держит в соседнем районе крестьянское хозяйство, процветает. Почему бы и мне не заняться овцеводством.  Я ведь сельский парень, никакого труда не боюсь. С кредитами Санал поможет поначалу, да у меня самого есть нужные завязки. Выкарабкаемся, и жить будем не хуже, чем сейчас».

Бая смотрела на мужа преданными глазами.

Мерген чмокнул ее в щеку и сказал:

«Иди в спальню и жди меня. Я приду минут через двадцать. Только напишу одну бумагу. Ночью должен приехать Оконов Батр, следователь мой. Если буду в это время спать, разбудишь».

Мерген прошел в свой кабинет, сел за стол, включил настольную лампу. Нет, он не станет дожидаться, когда его пнут под зад коленом, как пса шелудивого. В любой ситуации он должен быть хоть на пол шага впереди. Пресмыкаться не в его натуре. Жаль, что доведется начинать с самой нулевой точки. Годы учебы, изнурительную работу районным следователем, становление в ответственной должности и связанный с этим материальный достаток – все придется выбросить к чертовой матери! Да и перспективы намечались неплохие. Ладно, что теперь говорить об этом! Трагический, нелепый сегодняшний  случай – еще не смерть!

Он еще сравнительно молод и полон сил, хотя сердце уже начало периодически пошаливать. Все равно, он найдет вариант, чтобы прокормить детей, дать им достойное образование. В Афгане бывало и похуже! 

Взяв чистый лист бумаги и авторучку, Мерген начал быстро писать.

«Прокурору Республики Калмыкия старшему советнику юстиции…», - далее последовали перечисление чинов и фамилия, - «от прокурора N-го района РК Манджиева М. Н.

Рапорт.

     Прошу освободить меня от занимаемой должности в связи…»

  (Возможные совпадения имен и фамилий, а также жизненных ситуаций чисто случайны).

     Январь 2009 г.

ЗАСОХШАЯ АКАЦИЯ

Зима выдалась снежной. Однажды выпал такой обильный снегопад, что под непомерной тяжестью навалившихся сухих осадков в одном из микрорайонов хрустнула и надломилась крупная нижняя ветвь развесистой акации, растущей у подъезда многоэтажки. Надломилась на уровне третьего этажа, достаточно высоко, надо сказать. Ось ветки подозрительно изменила свое положение, приняв форму опасного угла.

Место надлома располагалась тютелька в тютельку над входом в подъезд, что очень тревожило мнительных жителей дома, думающих только о себе и своих детях, но никак не об интересах общества. Толщина надломленной ветви в патологически измененном участке достигала в диаметре около двадцати сантиметров, что сулило потенциальной жертве при обрушении ненадежной «конструкции» в лучшем случае тяжелую черепно-мозговую травму, в худшем – траурный марш Шопена под неутешные слезы родственников и близких друзей.

Наступившая весна не внесла ясности в создавшуюся ситуацию. Ветвь усохла и визуально приобрела каменистый вид, по ночам некоторые жильцы слышали странные похрустывания и потрескивания; вероятно, мерещилось.

26
{"b":"242650","o":1}