ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Или какие у нее мягкие были губы.

Когда делал искусственное дыхание рот-в-рот? Да ты больной придурок.

 — Послушай, — Крис прочистил горло и положил на дверцу руку. Он пальцами нащупал отвалившийся кусок обивки и стал ковырять его. — Вся эта история с Тайлером — она происходит, как и в былые времена.

 — Насколько давно?

Ему не нужно было говорить ей этого. Несмотря на Тайлера и драки, в этом сообществе все же царила безопасность. Рисковать обнаружением и рассказывать постороннему, определенно было опасно, было ошибкой.

А потом он вспомнил предупреждения Тайлера о Проводниках. Возможно, они и вовсе не были в безопасности здесь.

Хватит размышлений. Иначе она подумает, что ты странный.

 — Довольно давно, — ответил он. — Мои родители переехали сюда, когда мне было четыре. Майклу было одиннадцать — он пошел здесь в среднюю школу. — Он замолчал и взглянул на нее. — Это трудный возраст для... э-э, таких людей, как мы. Начинают происходить всякие вещи — ну, ты понимаешь.

 — Значит, вы получаете силы в подростковом возрасте?

 — Силы. — Боже, это казалось смешным, будто она ожидала, что он тайно носил зеленый синтетический костюм и мог разговаривать с морской живностью. — Это не как в фильмах. Типа, он не видел сны о землетрясении, но потом проснулся и обнаружил дом, расколотый на две части, или что-то в этом духе. Это больше похоже на то, когда элемент зовет тебя, говорит с тобой, как мне кажется... — он замолчал и посмотрел на нее.

И снова ошибка. Они катили мимо располагающихся на одном расстоянии друг от друга фонарей, которые превращали контуры ее тела в неоновую вывеску.

Включая.

Выключая.

Он сглотнул и снова посмотрел на дорогу.

 — Майкл ненавидел школу. Слишком много стен, а ему все время хотелось находиться снаружи. Он выскальзывал из дома и ночью спал в саду. Вот так как-то.

Иногда эти воспоминания было трудно собрать воедино — четырехлетний он этого не понимал, зато понимал сейчас.

 — Мои родители, конечно, понимали, что он переживал, — продолжил он. — Особенно, отец. Он был Землей — это была его идея организовать ландшафтную компанию. Но город новый, они только начинали свой бизнес, мы с близнецами были еще детьми, и в их распоряжении было не так много времени. Они не знали, что Майкл был чистой Стихией. Не на тот момент.

Они подъехали к светофору на шоссе Ричи, и он глянул на нее. Она наблюдала за ним, ее выражение лица было спокойным.

 — Вот так вы себя называете? Стихии?

 — На самом деле, мы себя вообще никак не называем... — Он пожал плечами и посмотрел на дорогу. Она сказала это так, будто в этом было что-то впечатляющее. У него покраснели щеки. — Но да.

Бекка слегка хмурилась, но это было в десять раз лучше, чем если бы она смеялась над ним.

 — Ваш отец был Землей... значит, это не наследственное?

Стоп. Она заинтригована. Он посмотрел на нее.

 — Наследственное. Это как у кареглазых родителей может родиться голубоглазый ребенок — просто есть пять разных... Как это называется? — Ему нужно было больше внимания уделять биологии. — Аллельных генов, — закончил он. — Поэтому, несмотря на то, что мама с папой были Землей и Воздухом, мы все разные.

 — Значит, близнецы, на самом деле, не одинаковы.

Крис улыбнулся ей.

 — Это одна из причин семейных споров.

Она снова начала хмуриться, поэтому его улыбка погасла.

 — Считаешь ли ты нас чем-то естественным или... или нет.

В темноте машины ее глаза казались огромными.

 — Или сверхъестественным.

Крис снова вернул взгляд на дорогу. Она опять рассматривала его, и ее внимательный взгляд буквально давил ему на плечи. Ему хотелось не обращать на него внимания.

Бекка прочистила горло, и ему показалось, что она собирается попросить его остановиться, чтобы она могла выйти.

Но потом она произнесла:

 — Ты рассказывал мне о Тайлере.

Крис кивнул.

 — Мои родители переехали сюда, чтобы быть поближе к сообществу таких же людей, как и мы. Их родители были фермерами, поэтому они выросли в глубинке и хотели, чтобы мы были среди своих. Но они не догадывались, каким сильным окажется Майкл. И прежде, чем они успели скрыть этот факт, в сообществе все уже узнали.

 — Но... я думала, что обладать такой особенностью — это здорово.

Она обратила внимание.

 — Это сильная вещь. Очень сильная. — Он сделал паузу, гадая, как она отреагирует на следующее. — То, кем мы являемся, может быть очень опасным.

 — Я уже поняла это.

Он вздохнул, подумав о молнии Габриэля прошлой ночью. Он все еще ощущал запах выжженной земли, жар на коже от взрыва.

 — Гораздо опасней, чем то, что ты видела.

На мгновение она замолчала. Он практически чувствовал ее мысли.

 — Ну... насколько опасным?

 — Стихии не всегда хотят подчиняться. Очень легко начать то, что потом не сможешь закончить.

Его свободная рука сжалась в кулак. В той волне он потерял ее, когда вода сосредоточилась лишь на разрушении.

Он чуть не утопил ее.

 — Я не понимаю.

Ему нужно было прекратить ходить вокруг да около.

 — Мы могли убивать людей, Бекка. Без какого-либо умысла. Дело не только в простом контроле над водой, воздухом или чем-то еще. Габриэль может использовать энергию солнца, чтобы сжечь кого-нибудь средь бела дня. Ник мог разозлиться и случайно задушить кого-нибудь. У Майка мог день не заладиться, и деревья могли вырываться из...

Он замолчал. И она снова испуганно посмотрела на него.

 — Способность контролировать приходит с годами, — более ровным голосом продолжил он. — С годами и практикой. У меня особо нет ни того, ни другого, но, кажется, в последнее время я прохожу ускоренный курс. — Он вздохнул и выдохнул сквозь зубы. — Мне было одиннадцать, когда умерли родители. Они были самыми близкими учителями из всех, что были у нас.

 — Но Тайлер и Сет... они как вы, — сказала она.

Он покачал головой.

 — Нет, не как мы. Они не рискуют. А мы — да.

 — Как... когда я дала тебе воды. Когда ты находился без сознания на стоянке и вскочил, готовый драться.

При этих словах он глянул на нее, встречаясь с ней взглядом.

 — Да, — его голос прозвучал грубо. — Или когда в нас стреляли.

Бекка отвела взгляд, уставившись в лобовое стекло, и он понял, что теперь она сообразила, что к чему.

Тупица. Ему не нужно было ничего говорить.

 — Я в опасности? — спросила она. — В данный момент?

Крис покачал головой. В ее голосе он не слышал страха, но все равно чувствовал себя уродом.

Теперь откашлялась она.

 — Так что там с Майклом... Почему всех остальных так взволновало то, что он... чистая Стихия?

 — Потому что нам не позволялось жить.

Она ничего не сказала, поэтому он продолжил говорить, только чтобы эта фраза не осталась повисшей в воздухе.

 — Согласно легенде, чистые Стихии использовали для управления другими. Очевидно, это было не очень хорошо. Велась борьба за территорию, поднимались восстания, мятежи, скажем так. Если оглянуться назад в историю стихийных бедствий, то я могу почти с полной уверенностью гарантировать, что каждое из них происходило во время войны Стихий.

 — Как... цунами и...

 — Бери шире. Как насчет Великого чикагского пожара? — Он взглянул на нее. — Или «испанки»?

 — Вы можете распространять болезни?

 — Ник может контролировать воздух. Поэтому оно включает в себя подобные вещи.

 — Офигеть.

Она снова уставилась в лобовое стекло.

 — Но все стало выходить из-под контроля. Так что около ста лет назад кучка сильнейших объединилась и начала своего рода обеспечивать правопорядок, уничтожая чистые Стихии. Они не похожи на копов. Мы все держимся от них подальше.

 — Это и есть те Проводники?

Он резко повернул голову в ее сторону.

 — Где ты об этом слышала?

 — От Тайлера. Он сказал, что позовет их. А потом и Сет во дворе говорил о них.

31
{"b":"242659","o":1}