ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хантер встал, выглядя немного неуверенно.

 — Не хочу, чтобы ты подумала, будто я преследую тебя, но ты сказала, что у тебя сломался телефон. Я вчера заходил в магазин, и менеджер сказал, что сегодня ты заканчиваешь в четыре.

 — Ох. — Она кивнула. Возьми себя в руки, гений. — Ага.

Между ними повисла неловкая пауза.

 — Постой. Какой же я болван. — Выражение его лица изменилось, и он отступил назад, глядя в сторону. — Когда ты сказала, что он сломался, то просто...

 — Нет! Так и есть. Мой телефон. Сломался, — теперь ее голос звучал как у обкуренного Йоды. — То есть, был сломан. Теперь у меня появился новый. Вчера.

Он все еще смотрел неуверенно.

 — Хорошо. — Он помолчал. — Ладно, тогда увидимся в школе.

 — Постой! — Она ринулась вперед и положила ему на руку ладонь. — Ты пришел, чтобы просто узнать, как я?

Хантер опустил взгляд на ее руку, и на его лице появилось подобие улыбки.

 — Мне казалось, что это правильно.

Он пришел, чтобы просто узнать, как она. Не отпускать грязные комментарии по поводу ее сексуального мастерства, как это делали Томми Данливи или Дрю Маккей. Не угрожать ее жизни, как Тайлер и Сет.

Не вводить в заблуждение, как Крис.

Солнечный свет упал на белую прядь в его волосах, и она засияла серебром. Его глаза были такими яркими, открытыми, без тени коварства или обмана.

 — Ты все еще носишь камни, — мягко сказал он.

Бекка отдернула руку, чувствуя неловкость. Она снимала их только перед душем. Она заправила прядь волос за ухо и почувствовала, как румянец залил ее щеки.

 — Ага... ну... я не хотела их потерять...

Неубедительно.

 — Я рад.

А теперь она проигрывала в памяти ощущение его пальцев на ее запястье в ту ночь, когда он надел их на него. Ей пришлось отвести взгляд от его глаз, рассматривая теперь рисунок шипов на его груди и плече.

Ошибка. Кофта была тонкой и мало что оставляла для воображения. Ей стало интересно, занимался ли Хантер каким-то видом спорта.

Она резко отвела глаза.

 — Извини... ты, наверно, хочешь получить их назад...

 — Пока нет. — Теперь его голос был довольным.

Ох. Она снова посмотрела на него, прекрасно осознавая его близость, то, как солнце касалось его скул, и тепло его тела.

С тротуара поднялся Каспер и стал обнюхивать ее руки. Она рассеянно погладила его, почесывая за ушами. Он прижался к ее ногам, и она задумалась о том, знала ли собака, что ей нужно отвлечься.

Хантер перестал улыбаться, и Бекка почувствовала, что он изучает ее лицо.

 — Ты голодна?

Она закивала головой еще до того, как сработал мозг.

 — То есть, нет.

Она посмотрела вниз на свои старые джинсы, именно те, которые были порваны на колене. Футболка с выпуска в восьмом классе, на спине у которой красовались подписи всего класса и небольшая дырка у края от чересчур агрессивного эрдельтерьера. Только Богу известно, как выглядели ее волосы.

 — Я грязная.

 — Тогда нам придется отправиться туда, где грязь не имеет значения. Пошли.

А потом он взял ее за руку.

Бекка никогда не ездила в джипе с открытым верхом, но ей понравилось ощущение ветра, раздувающего волосы, и солнца на лице. Хантер подъехал к кассе КФС[1], оборудованной для покупки из автомобиля, где купил ведерко курицы и картошки фри, а затем продолжал ехать, пока вслепую бросал картошку Касперу, сидящему позади.

Бекка смеялась над тем, как собака хватала ее налету.

 — Тебя не волнует, что одна может улететь в сторону?

 — Я предпочитаю думать, что у Каспера есть хоть какое-то чувство самосохранения.

 — Куда ты меня везешь?

Он взглянул на нее и понизил голос:

 — Туда, где грязь не имеет значения.

Она, краснея, опустила взгляд на коробку, будто было сложно найти еще один кусочек картошки, чтобы бросить его назад.

 — Я просто подумал, что мы могли бы поехать в Тихие Воды, — сказал он. — Слышал, что там неплохо.

Тихие Воды — красивый парк, возможно, один из лучших в округе. Она любила сады, то, что в них было множество беседок, где можно часами прятаться с книгой.

Или с парнем.

Ее туда привозил Дрю. Однажды.

Должно быть, она молчала слишком долго. Хантер посмотрел на нее.

 — Неубедительно?

Она уловила улыбку в его голосе... и слегка самоуничижительный тон за ней. Напряжение в плечах немного спало, но она все еще чувствовала себя застигнутой врасплох и неуверенно. В такие моменты ей хотелось убить Дрю.

 — Нет, нет... это красивое место.

 — Отлично. — Он сделал паузу, и она стала гадать, собирается ли он надавить на ее больное место, как это делал Крис. Но в голосе Хантера не было любопытства, только вызов. — Ну, так что, едем или нет, Бекка?

Она выпрямилась на сидении и улыбнулась ему.

 — Едем.

[1] КФС (Kentucky Fried Chicken, Кентукийский Жареный Цыплёнок) — американская сеть ресторанов фастфуда общественного питания, специализирующихся на блюдах из курятины. В России ранее называлась Ростикс.

Глава 21

В задней части своего джипа Хантер разложил старое одеяло. Они сидели у подножия холма с восточной стороны парка и ели кусочки курицы из ведерка. Игровую площадку им не было видно, и до Бекки изредка доносился визг перевозбужденных детей, но, в основном, над травой висело мирное спокойствие. Она забыла об убийцах и стихиях, и расслабилась в успокаивающем присутствии Хантера.

Также он был хорошим собеседником, рассказывал о каких-то глупых вещах, чтобы развлечь ее. Как он переехал в дом, который находился в двух часах езды от предыдущего, но все еще был слишком далеко, чтобы можно было навещать друзей. Он рассказывал о друзьях, которых оставил, они каждый вечер писали ему в Фейсбуке, прося скинуть фотографии девчонок. Он высмеивал фильмы, которые ненавидел, где актеры были идиотами. Он рассказывал о книгах, которые прочитал и которые сделал вид, что прочитал, просто чтобы сдать экзамен. Таких было много.

 — Даже «Гордость и предубеждение»? — спросила она.

 — Я тебя умоляю. — Он одарил ее кривой улыбкой. — Википедия.

Он снял кожицу со своего кусочка курицы и скормил ее Касперу.

 — И ты не чувствуешь себя обманщиком?

 — Мне больше нравится думать об этом, как о вызове самому себе.

Его слова заставили ее улыбнуться.

 — Ты до сих пор так сдаешь?

 — Конечно. — Он бросил Касперу еще один кусочек жареного мяса. — Если бы я провалил экзамен, потому что не прочитал книгу, мой отец убил бы меня.

Его слова были подобны камню, брошенному в водоем: одно мгновение он летит, а потом быстро тонет. Хантер перестал улыбаться, как будто осознав то, что сказал.

Бекке хотелось протянуть руку и дотронуться до него, но потом она задумалась, будет ли это уместно. Момент казался сомнительным, будто одно неверное движение в любом направлении могло нарушить баланс. Теперь не глядя на девушку, он бросил еще один кусок собаке.

 — Значит, он был строгим? — тихо спросила она. — Твой отец?

Он поднял глаза, и она увидела заключенные в них эмоции.

 — Нет. Не очень.

 — Должно быть, вы были очень близки.

Он пожал плечами.

Она ждала, но он не стал продолжать.

 — Значит... ты и он...

 — Мы можем поговорить о чем-нибудь другом?

Она покраснела.

 — Конечно.

Бекка занялась чисткой тарелок, хотя этого едва хватило, чтобы оправдать эти усилия.

 — Эй.

Хантер поймал ее за запястье и остановил движения.

Она затаила дыхание.

 — Спасибо, — сказал он мягко. — Я... не могу. Просто...

Его голос замер, и она рискнула поднять глаза. Выражение его лица было застывшим, дыхание быстрым и неглубоким.

 — Я не могу, — в конце концов, сказал он.

42
{"b":"242659","o":1}