ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще раз обозрев разрушения, я покачал головой и уселся на крышу. Пусть состояние Конохи внушает печаль, но для меня гораздо важнее судьба Саи, чем незнакомых мне людей, а значит, пора приниматься за дело. Я сложил несколько печатей техники, как раз предназначенной для поиска людей по чакре.

- Хиден: Кагура Шинген!

Первым делом я обследовал полуразрушенный корпус госпиталя, но искомой искорки чакры не обнаружил, хотя некоторые знакомые ирьёнины там обнаружились, вот только персонала таазалось раз в десять меньше, чем до моей отправки. Если после войны хотя бы четвертая часть всех знакомых окажется жива, то я посчитаю это большой удачей. В остальных отделения Схаи тоже не обнаружилось и я начал беспокоиться. Быстренько пробежавшись техникой по всей деревне и наиболее выделяющимся источникам чакры, я убедился, что Кушина, Мито и Линли впорядке и обследовал клановые земли Нара. Точнее, попытался это сделать, посколько количество возведенных барьеров на домах и общая защита изрядно мешали, сбивая чувствительность. Значит, все же дома... или тело просто до сих пор не нашли?

Потряся головой и усилием воли подавив начавшую возрастать панику, я прекратил технику и встав на ноги, использовал несколько шуншинов, чтобы оказаться у стены кланового квартала. Одним прыжком перемахнув через стену и медленно преодолев два внешних барьера, я оказался недалеко от нашего дома, рядом с тренировочным полигоном. И несмотря на такую близость, все равно не почувствовал чакры Саи. Глубоко вздохнув и вытерев дрогнувшей рукой выступивший на лбу от волнения пот, я медленно пошел к входной двери, мысленно уговаривая себя, что это еще ничего не значит и у ма всего лишь может быть мало чакры на данный момент, чтобы засечь чувствительностью сенсора. Мне одновременно хотелось ринуться вперед, чтобы проверить эту теорию, и не переступать последний рубеж, после которого совершенно точно станет ясно, что Саи нет и здесь. Потоптавшись около крыльца, я собрался с духом, придушил страх и пересек барьер. А в следующий момент чуть не рухнул на пол на вдруг подогнувшихся ногах - она там! Пусть ощущения от очага чакры еле заметны, но Сая жива! Глубоко вздохнув и замерев на минуту, чтобы успокоить зашедшееся в бешеном ритме сердце, я отодвинул дверь и шагнул в прихожую.

- Ма, я вернулся!

Донесся звук падения чего-то деревянного со стороны кухни и такой знакомый голос изумленно воскликнул:

- Рью?! Ты дома!

Чуть не растекшись лужицой облегчения на месте, я скинул сандали и вихрем пронесся по дому к его источнику. Сая только и успела взвизгнуть от неожиданности, когда я заключил ее в объятья, крепко прижимая к себе.

- Живая! - счастливо выдохнул в гриву волос, что ма оставила рассыпавшимися по плечам.

- Рью! Поставь меня немедленно! - возмутилась куноичи, но по полностью отсутствовавшему возмущению в голосе, я понял, что она тоже счастлива меня видеть.

- Нет уж! Я чуть с ума не сошел от беспокойства, когда не получил ответа на свое письмо и не обнаружив твою чакру при появлении в Конохе, - пробурчал ей в макушку и лишь после этого поставил на пол и чуть отстранился, по-прежнему не размыкая кольца рук.

- И-извини.

Бросив быстрый взгляд на мое лицо, Сая виновато потупилась, а я получил позможность первый раз хорошо ее рассмотреть и непроизвольно нахмурился. В глаза сразу бросился безобразный шрам на лице, что только чудом не задел левый глаз, пройдясь от начала брови по переносице до самого низа подбородка, уродуя нос и губы. Его багровый вид и общая свежесть ясно показывали наличие посторонней чакры в ране и плохую скорость заживления даже с помощью лечебной печати. И судя по видимому краешку такой же полоски через ворот рубашки, повреждением лица удар не ограничился. Так же было невозможно пропустить пустой правый рукав чуть выше запястья и вцепившуюся в мою одежду для удержания равновесия другую руку. Перевязанная стопа левой ноги и лежащая на полу палка ясно указывали, что и ноге тоже досталось. Да и сама Сая выглядела несколько меньше, чем я ее запомнил, с множеством появившихся на лице морщин, впалыми щеками и общей худобой. Она выглядела не ослепительной красавицей двадцати с хвостиком лет, какой её оставлял дома, даже не на свои реальные тридцать четыре года, а на все сорок пять или пятьдесят обычного человека, да и несколько седых волос в шелковистой гриве появились. Я уж не говорю про сильное чакроистощение, если только сейчас источник стал стабильно вырабатывать чакру. Было хорошо видно, что участие в защите деревни обошлось Сае очень дорого.

Подавив на мгновение вспыхнувшее раздражение и желание наорать на безрассудную дурочку, что вечно пытается ввязаться в неприятности и когда-нибудь доведет меня до инфаркта несмотря на все здоровье Узумаки и навыки ирьёнина, устало вздохнул и погладил ее по голове.

- Ну а написать-то ты чего не смогла? Вторая-то рука рабочая...

- Я собиралась немного потренироваться ею, чтобы почерк был такой же и ты не волновался...

Я подавил желание треснуть себя по лбу и застонать - а то я вообще не буду волноваться при отсутствии ответного письма! Женская логика меня убивает!

- Ладно, фиг с письмом, - вздохнув, подхватил Саю на руки и понес в гостинную.

- Рью?

- Что Рью? Я уже пятнадцать лет Рью! - сварливо проворчал в отвел, падая на диван и устраивая ма на коленях. - Сейчас проведу обследование и пойдем в кроватку лечиться. У меня не так много времени, чтобы терять его зря.

- Не так много? Разве ты не на отдых вернулся? - удивилась куноичи.

- Интересно, кто отпустит единственного нормального ирьенина на лагерь из двух с лишнем сотен человек? - саркастически фыркнул я проводя окутанной медицинской чакрой рукой вдоль тела Саи.

Результат меня не обрадовал - кроме раздробленных костей стопы, что никто не удосужился поправить, оставив неправильно сросшимися, от разрубленной ключицы до левой стороны живота проходил такой же шрам, что и на лице, только чудом (и тройным запасом медицинской печати) не выпотрошивший ее в первые же мгновения. Оказались перерублены четыре нижних ребра с левой стороны, задето легкое и печень. Надвое разрублена грудь. После таких ранений живут не больше пары минут даже шиноби и если бы не мгновенная помощь печати, то мне прислали бы похоронку. Скорее всего, этим же ударом отрубили и руку, если ма пыталась ей заслониться. Сейчас ничего страшного нет и она будет жить даже в таком состоянии, но тут работы как минимум на несколько недель, чтобы привести в порядок внутренние органы и несколько месяцев для уменьшения шрамов.

- Так ты сбежал с фронта?! - встревоженный голос Саи отвлек меня от работы.

- Нет, клона я оставил там, а сам выторговал шесть дней отдыха и бросился в Коноху, - пояснил ей, - обратно попаду через призыв, так что четыре дня я буду тебя лечить.

- Рью...

Фыркнув на укоризненные нотки в голосе, я шутливо потыкал ее в бок:

- А кто виноват, что одну тебя оставлять нельзя - вечно куда-нибудь норовишь вляпаться, а мне потом собирай по кусочкам!

- Неправда! Это было-то всего..., - надулась куноичи.

- Угу, один раз собирал буквально по кусочкам, а еще несколько раз еле доползала до госпиталя своим ходом, не говоря уж об этом случае, - покачал я головой. - Чего сейчас-то полезла?

- Когда напали на деревню, я как раз была в лавке и когда какой-то урод попытался ее повредить, бросилась защищать! - пробурчала Сая, старательно отводя взгляд.

Ага, я вижу как защитила...

- Да хрен с ней, с этой лавкой! Здание всегда можно отстроить заново, были бы деньги, а вот если тебя убьют, то уже не воскресишь! - вздохнул я, покрепче прижимая Саю к себе и утыкаясь лицом в водопад шелковистых волос

- Извини.

- Ты еще добавь, что больше так не будешь, чудо ты мое, - насмешливо хмыкнул в ответ и сменил тему, - отрубленную кисть сохранила или мне придется подбирать тебе новую?

- Подобравшие меня шиноби из посиковой партии запечатали в ее свиток, - кивнула Сая, - он у меня в спальне лежит.

75
{"b":"242660","o":1}