ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не умей я создавать клонов, то точно бы зашивался, стремясь везде успеть и все проконтролировать, но даже так работы было завались. Относительный порядок был наведен только через несколько часов, когда серая утренняя хмарь сменилась полуденным солнцем, а в лагерь начали постепенно прибывать на смену патрульные команды. Примерно к двенадцати подошла вторая пятерка и я с облегчением передал оставшиеся дела в руки единственного токубецу джонина, что и заведовал здешним контингентом после отбытия командующего в главный лагерь. Остававшийся в лагере усиленный каге буншин почти потратил всю свою заложенную чакру, так что пришлось готовиться к его отмене.

Вернувшись в свою палатку, я устроился поудобней и начал медитировать, а усевшийся наапротив клон сложил печать и развеялся, обрушив на меня все свои воспоминания за прошедшие дни и вызвав легкую мигрень. Но зато я почти мгновенно получил ответ на все свои многочисленные вопросы. После того, как почти всех джонинов, токубецу джонинов и наиболее опытных чунинов забрали на подготовку к массированному наступлению, как я и предсказывал напарникам, в лагере осталось всего около шести десятков шиноби и куноичи, не считая генинов. Ввиду того, что наиболее сильные бойцы оказались недоступны, патрульные команды из четверок превратились в пятерки и каждые четыре часа одна из них должна была сменяться на отдыхавших в лагере. Учитывая достаточно большую территорию, что необходимо было патрулировать круглосуточно, не удивительно, что на зажище оставалось всего два десятка чунинов и я. Никто просто не думал, что у Ивы достанет наглости напасть на хорошо укрепленный лагерь при нашем массированном наступлении. И если бы я не убил Горо, то подобный план вполне мог увенчаться успехом, позволив вырезать не только весь контингент этой стратегической точки, но и постепенно возвращавшихся домой партульных команд, просто задавив их массой по одному. Зайти после этого в тыл основным силам или перерезать каналы снабжения фронта не составило бы особого труда. Довольно неприятная перспектива тогда, когда основная масса наших войск находится на вражеской территории и подкрепления просто неоткуда взяться.

Помассировав начавшие ломить виски с лечебной чакрой, я подумал заняться чем-нибудь продуктивным, но потом махнул рукой и завалился досыпать - учитывая, что меня вытянули из постели этим нападением около пяти часов утра, а в кровать я отправился после двух ночи, то прикорнуть немного отнюдь не помешает. А на случай всяких непредвиденных обстоятельств есть каге буншин, который сейчас бродит по лагерю. В конце концов, несмотря на все случившееся, у меня еще впереди два дня выходных перед еще четырьмя месяцами службы, так что следует воспользоваться моментом и как следует отоспаться, а все остальное подождет. Не думаю, что Иве будет до повторной атаки на наш захудалый пост в ближайшее время.

Эпилог.

Сдав необходимые бумаги в полевой концелярии главного лагеря, я медленно побрел в сторону площадки, где собирались шиноби, готовящиеся к отправке с обозом в Коноху по той или иной причине.

Нельзя сказать, что прошедшие месяцы пролетели мгновенно, но с уменьшением количества стычек на непосредственно подчиненной нам территории, а после и вообще их прекращение, служба протекала достаточно спокойно и без напряжения, оставляя достаточн освободного времени не только на отдых, но и на возобновление полноценных тренировок с некоторым количеством давно намеченных исследований. Благо, на это дело подопытных хватало - за время войны я заполнил подаренный Мито-чан свиток чуть больше, чем на две трети с его емкостью на четыре сотни заключенных. А уж количество просто недавно умерших тел перевалило за пол тысячи, благо, такие свитки я и сам умел делать, а их достаточно простое в отношений печатей производство не препятствовало хранению в других фуин, как обстояло дело с защитным чехлом подарка.

Конечно, заключение пакта о ненападении с запросившей мира Ивагакуре но Сато после месяца непрерывного наступления всех наших сил не гарантировало мгновенное прекращение боевых действий, но мы находились слишком далеко от основной линии фронта, чтобы поддерживать полную боевую готовность, что весьма положительно сказалось на обитателях лагеря, включая и меня. Не зря же максимальный срок службы во время боевых действий составляет двенадцать месяцев и ни одним больше за некоторым исключением - чем дальше, тем больше мне хотелось на все плюнуть и смотаться домой к Сае под бок, а не давиться сухим пайком посреди каменных глыб. Последние несколько недель ожидания начали сдавать даже мои практически стальные нервы, заставляя волком смотреть на окружающих и давить желание придушить особо раздражающих личностей. Спасали только редкие девушки, позволяя немного спускать пар - после столько долгого нахождения на фронте я плюнул на все политические заморочки и уже не смотрел на клановые нашивки. скрашивавших мне ночь куноичи. Или мне просто стало все равно? Во всяком случае, я полностью познал на своей шкуре чувства Линли, когда она рассказывала мне про войну. И пусть сражения с Суной были намного более неприглядными с их ядами, пустыней и футон нинзюцу, но и с Ивой я нажрался боевых действий по самое горло. Как и разгребанием их последствий.

- Эй, Рью! Очнись!

Рывок за рукав вырвал меня из размышлений и я еле сдержал рефлекс прописать неизвестному кунай под ребро. Жизнь в постоянном напряжении никого не красит.

Кинув взгляд на задержавшего меня, я первый делом отметил бело-серебристые глаза куноичи и три вертикальных шрама с правой стороны лица как будто от когтей какого-то животного, лишь чудом не задевшие глаз. Хьюга, и судя по повязке на лбу - из побочной ветви. Пару раз моргнув, я присмотрелся к странно знакомому изможденному лицу.

- Канаде-сенсей? - неуверенно спросил девушку.

- Приятно, что ты меня не забыл, - чуть улыбнулась она, отпуская мой рукав.

- Почему ты здесь? Разве время смены нашей команды не прошло давным давно?

Я-то понятно, а вот девушку должны были сменить если не раньше Тсуме и Ротаро, то хотя бы вместе с ними. К тому же, по лицу видно, что война Хьюге далась далеко не легко, не говоря уж о очевидных шрамах.

- Я сама продлила срок службы, - скривилась она, - у тебя есть время? Может поговорим у меня в палатке, а не посреди лагеря?

Оглянувшись на только начавший собираться народ около ворот лагеря, я пожал плечами.

- Судя по всему, у меня есть пара часов до отправки, так что почему бы и нет?

- Пошли, - кивнула девушка.

Палатка Хьюги располагалась около южной стены главного лагеря и совсем рядом от ворот, так что добрались мы до нее буквально за пару минут. Поскольку снабжение у шиноби здесь осуществлялось намного лучше, чем в нашей запупени, Канаде угостила меня чаем и небольшим количеством сушеных фруктов. Учитывая, что за последнее полугодие я пил только воду с сухим пайком (не считая самоволки в Коноху, а припасы сделать до отправки просто не успел), то отказываться естественно не стал.

- Так почему ты продлила срок своей службы? - вернулся я к прерванному разговору, едва с угощением было покончено.

- Потому что тогда я предстану перед главой клана, - устало вздохнула куноичи, еще сильнее сгорбившись на своем месте и опустив взгляд в пол, - очень недовольным мной главой клана, а что случается с вызвавшими его неудовольствие членами побочной ветви Хьюга ты наверняка мог видеть, когда работал в госпитале.

Вспомнив бившихся в припадках несчастных, попадавших к нам после длительного срабатывания печати на лбу, я скривился и передернулся, представив то количество боли, что способно превратить опытного шиноби в потерявшего всякое соображение слабоумного эпилептика, пусть и на время.

- С чего ему быть недовольным? - удивился я.

- Потому что я не выполнила его задание, несмотря на довольно большой срок, что мне был отпущен, - шмыгнула носом Канаде, невольно потянувшись к повязке на лбу. - И поэтому у меня будет к тебе просьба.

78
{"b":"242660","o":1}