ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она тебе нравится?

— Нет, нет дело совсем не в этом. Мы не конфликтовали, но в тот раз как-то все вышло из-под контроля. Я почти... все могло быть хуже. Майкл и Крис разрешили конфликт. И Хантер тоже.

Конечно, там было много еще чего. Она считывала это между строк.

— Что еще, — спросила она.

Он смотрел в небо, практически на солнце. По идее, глазам должно было стать больно, но он даже не щурился.

— Все сложно.

— А ты попытайся объяснить.

Он нахмурился, и она подумала, что он не собирается больше ничего рассказывать. Но затем он повернулся и посмотрел на нее.

— Если бы я мог все сделать по-другому, но... Я не могу. Они не поймут. Особенно Ник. Я хочу сказать, что он почти идеален. Никогда не попадает в переделки, постоянно прикрывает мою задницу, когда я умудряюсь напортачить. — Он снова уставился на солнце. — Ты знаешь, он пострадал сразу после выпускного. Это была моя вина. Я даже не смог помочь ему. Он не обвиняет меня, но я-то знаю. Я просто…

— Ты винишь себя.

— Да.

— И ты злишься на него за то, что он не винит тебя.

Ее слова попали в точку, он посмотрел на нее.

— Угу. Как ты догадалась?

Лэйни думала о своей матери, о том, как сильно она ненавидит ее за то, что она бросила свою семью, и то, как она обвиняла себя за то, что не была идеальной дочкой.

— Поверь мне. Я обвиняю себя каждый день.

Габриэль ничего не ответил. Тишина внезапно стала гнетущей.

Она поняла только часть из того, что он говорил, но остальные детали могут подтянуться и попозже. Он вообще впервые рассказал хоть что-то, и она не хотела останавливать его.

— Ты пытался поговорить с Ником? — спросила она.

Габриэль дернулся.

— Да. Нет. Все сложно.

Он снова перевернулся на другую руку. Она ощущала его горячее дыхание сквозь куртку. Она хотела задержать дыхание, как будто малейшее движение могло спугнуть его, и он мог помчаться вниз по тропинке.

— Я думаю, я просто сорвался, — сказал он. — Иногда мне хочется, чтобы я никогда не начинал этот конфликт, но тогда это было какое-то помутнение рассудка, переломный момент. — Он придвинулся ближе, его голос набирал обороты.

— Понимаешь, ты перебираешь в голове события и добираешься до момента, который вовсе не казался важным в тот момент. Но потом ты восстанавливаешь все в памяти и понимаешь, что одно это мелкое решение перевернуло твою жизнь с ног на голову. Если бы я не злился тогда, мы бы не подрались. Если бы мы не подрались, я бы никогда не рванул оттуда той дорогой, которой я поехал. Если бы я не уехал оттуда, я бы не… — он запнулся.

Она посмотрела на него. Его глаза были широко открыты, грудь вздымалась от того, как он быстро дышал.

— Расскажи мне, — сказала она. — Просто расскажи мне.

Он дернулся и отвел взгляд.

— Это произошло в тот вечер, когда я подвез тебя до дома, — ответил он жестким голосом. — Я был в бешенстве. Я не мог нормально соображать. Я бы не… Я не могу. — Он сглотнул.

— Пожалуйста, — сказала она.

— Я не хочу, чтобы ты меня ненавидела.

Ненавидеть его? Что же это может быть? Он бы не что?

Он был зол. Был за рулем. Лэйни знала слишком много случаев из дел своего отца, так что ее воображение нарисовала ей множество разных картинок.

— Ты кого-то сбил? — прошептала она.

— Нет, — в его голосе послышался шок. — Нет, совсем наоборот.

Ладно, это позволило вычеркнуть предположения на тему происшествий, сбил и уехал. Я бы не… был с другой девчонкой? Она напряглась, дыхание сперло.

— У тебя есть кто-то еще?

— Что? — Он уставился на нее. — Что? Нет, нет, Лэйни, никого нет.

Он наклонился и легко коснулся губами ее губ. Он стал еще ближе к ней, его грудь слегка давила не нее.

— Пожалуйста, — сказал он, снова целуя ее. — Я тебя умоляю. Я никогда не обижу тебя так.

Его поцелуи были легкими, но настойчивыми, отчаянными, как будто он боялся, что она его оттолкнет в любой момент.

— Просто скажи мне. Я не, — начала она... — Я не буду ненавидеть тебя. Неважно, что произошло.

Он не двигался и пристально смотрел на нее. В его синих глазах была боль, страх, интерес. Она никогда не думала, что такой парень, как Габриэль, может выглядеть таким ранимым, особенно когда нависает над ней, а именно это он сейчас и делал.

Она пристально посмотрела на него.

— Ты доверяешь мне?

— Да, — сказал он. — Вопрос не в доверии. Я не хочу разочаровать тебя. — Его руки опустились на ее талию, удерживая ее напротив него.

Она замерла. Полтора сантиметра ткани были между его ладонью и ее кожей, покрытой шрамами.

Габриэль остановился, но она не убрала его руку.

— Ты доверяешь мне?

Она не могла дышать. Его голос был немного резким.

— Вопрос не в доверии. Я не хочу разочаровать тебя.

Он легко рассмеялся, и это разорвало нить напряжения, повисшую было между ними.

Внезапно вся ранимость исчезла.

— Ты сумасшедший.

Он положил руки ей на талию, она была в куртке, и все было вполне невинно. Он снова наклонился, и она была уверена, что он собирается поцеловать ее. Но его губы коснулись ее шеи. Она чувствовала его дыхание, его губы что-то шептали, и он легко покусывал ее вдоль линии подбородка. Когда его губы поймали мочку ее ушка, у нее перехватило дыхание, и она прижалась к нему, удивленная тем, как тепло растеклось по всему телу.

Его руки скользнули вдоль нее, удерживая ее крепче, и она задрожала, борясь с ощущением того, как сильно ей нравится это, и переживая, что он догадается об этом.

Габриэль слегка отклонился назад, ровно настолько, чтобы смотреть на нее. Солнце освещало его со спины, и яркие лучики играли в его волосах. Прохладный ветер скользнул по ее щекам и заставил прильнуть к нему, чтобы ощутить его тепло.

— Ты все еще должен мне секрет,— прошептала она.

— Я знаю. — Его губы были нежны, как перышко. — Я знаю.

— Скажи мне.

— Тсс. — Он расстегнул ее куртку.

Она задрожала, и вовсе не прохладный воздух был тому причиной.

Он провел ладонью по ее щеке.

— Замерзла?

Она покачала головой, но ее дыхание было неровным.

Он поцеловал ее снова, и в это мгновение она почувствовала, словно ее пронзило электрическим разрядом. Она ощутила ласковое тепло солнечных лучей, ее накрыло пеленой чувств, и все ее мысли унеслись прочь. Движения его языка пробудили в ней легкий стон, и она зарылась руками в его волосы.

Она перестала следить за тем, куда и как двигаются его руки, полностью погрузившись в ощущение тепла его тела рядом с ней.

Затем он вытащил ее футболку из брюк, и солнечные лучи прокатились по обнаженной полоске ее живота.

У нее перехватило дыхание, и она прервала поцелуй, положив ладонь на его грудь, а другой рукой пытаясь натянуть футболку обратно.

— Эй, — сказал он. — Эй.

Он смотрел ей прямо в глаза, его руки были на ее лице, никакой опасности. Его голос был нежным.

— Лэйни, ты — это не только твои шрамы.

Он слегка отклонился, но его лицо было все еще достаточно близко. На его губах блуждала улыбка.

— И я клянусь тебе, я это говорю не для того, чтобы ты позволила мне больше.

Она засмеялась, но смех оказался больше похожим на всхлипывание, и она боялась, что она сейчас разревется.

Габриэль подвинулся ближе, большим пальцем он легко провел по ее щеке.

— Ты, правда, думаешь, что я сбегу, если увижу твои шрамы?

Она повернулась и посмотрела на него.

— Ты, правда, думаешь, что я сбегу, если узнаю твои секреты?

Улыбка сползла с его лица. Это напомнило ей о вечере пятницы, когда они сидели на крышке багажника его грузовика, когда они играли в правду и поступки. Когда она приняла решение прыгнуть, моля Бога, чтобы он поймал ее.

Она взяла его за руку и переместила ее со своей щеки на свою талию. Она задержала дыхание, когда его ладонь скользнула под ее футболку. Ее ладонь легла поверх его руки, удерживая ее на ее теле.

53
{"b":"242663","o":1}