ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

[(6) ПРИМЕЧАНИЕ: Обратите внимание на последнюю формулировку. Когда происходит очередной дефолт или все вдруг начинают оглядываться и искать, ну куда же эти МВФ-овские почти пять миллиардов долларов запропастились, кажется, что это все происходит само собой, в крайнем случае - что в исполнительной власти вдруг кто-то "отдельный" нехороший проворовался..., но специально и сознательно к возможности подобных катаклизмов нас уж точно никто не подводил? Что ж, блажен, кто верует... Но стоит при этом иметь в виду, что одно только это "нет необходимости" (как будто бы Задорнов по наивности не понимал, что создаётся юридическая коллизия - конфликт норм двух законов) обошлось нашей стране в несколько миллиардов долларов. Во всяком случае, именно отсутствие чёткого указания на подконтрольность Центрального банка страны Счётной палате или иному независимому от Президента, Правительства и самого Центробанка контролирующему органу, вкупе с отсутствием внятного указания на то, что ЦБ является органом госвласти, так и не позволило выяснить, в какую бездну канули три с лишним миллиарда долларов, направленных Центробанком в бывшие "совзагранбанки"; не позволила полностью разобраться с операциями, проводившимися через "Фимако"; пресекла возможность получения нами с вами, уважаемый читатель, информации о кредитах, выдававшихся Центробанком хотя бы лишь в 1997-98 гг., в частности в преддефолтовский период... А это, в свою очередь, не позволило нам хотя бы даже попытаться пресечь многое и многое другое, не менее интересное, что наверняка происходит, но о чём, в отсутствие информации (из-за гарантированной таким образом бесконтрольности Центробанка), мы даже и не догадываемся...]

Целый ряд других замечаний просто не может быть принят по самой концепции закона.

Мы считаем, что закон, принятый нами, так сказать, . впервые ещё в январе, крайне необходим. Он крайне необходим, поскольку большинство обращений к Центральному банку по борьбе с теми банками, которые не выплачивают средства вкладчикам, по защите интересов мелких вкладчиков сталкивается с тем, что у Центрального банка нет законодательной базы для этой работы.

Председательствующий; Михаил Михайлович, покороче, прошу вас. Закон ведь известен нам.

Задорное М.М.: Этот закон даёт такую базу. Поэтому комитет предлагает (это было, повторю, единогласное решение) преодолеть вето Совета Федерации и направить закон на подпись Президенту.

Председательствующий: Уважаемые коллеги! Буквально несколько слов по мотивам голосования имеет начальник финансово-бюджетного управления Администрации Президента Игорь Дмитриевич Московский. Прошу включить микрофон. Нет его?

Задорное М.М.: Он, наверное, уже ушёл.

Председательствующий: С целью преодоления вето Совета Федерации ставится на голосование проект постановления: принять законопроект в прежней редакции. Кворум для принятия решения - 300 голосов. Прошу голосовать. Будьте внимательны, коллеги. Идёт голосование. Кто без карточек, коллеги, либо не успел проголосовать? Депутат Третяк -за. Кто ещё не проголосовал, коллеги? Депутат Марычев, вы проголосовали? "За".

Прошу, покажите результаты.

Результаты голосования (14 час. 04 мин. 33 сек.)

Проголосовало за 358 чел. 79,6%

Проголосовало против 1 чел. 0,2%

Воздержалось 0 чел. 0,0%

Голосовало 359 чел.

Не голосовало 91 чел.

Результат: принято

358 плюс 1. (Аплодисменты.)

Преодолено вето. Депутат Марычев карточкой голосовал. Уважаемые коллеги! Если бы вы не возражали, то тотчас после перерыва мы могли бы проголосовать все законы, представленные в третьем чтении. А потом уже "правительственный час".

(Шум в зале.) Или сейчас проголосуем? Ну, давайте, раз настаиваете (7).

[(7) ПРИМЕЧАНИЕ: Голосование "в третьем чтении" - чисто техническое - после исключительно редакционной правки фактически уже принятого закона; никакие поправки и изменения в закон в третьем чтении не рассматриваются, и потому это голосование практически формальное. То есть, как читатель может убедиться, ни непосредственно до, ни после преодоления вето Совета Федерации по закону о Центробанке депутатами не рассматривалось ни одного не то что сопоставимого по важности, но и просто серьёзного вопроса...]

<...>

Объявляется перерыв до 16 часов. Приятного аппетита, коллеги.

Любопытная деталь: если пытаться оценивать все исключительно по тексту стенограммы, то, несмотря на все очевидные хитрости, может сложиться впечатление о некоторой, вроде бы, даже и неторопливости рассмотрения вопроса. Но обманчивость подобного впечатления станет очевидной, если обратить внимание ещё и на время, фиксируемое при голосовании. Так вот: попробуйте по стенограмме сами рассчитать, сколько прошло времени между высвечиванием на табло результатов голосований по вопросу о Центробанке и по предыдущему вопросу - о назначении на аграрный комитет гр-на Репкина. И вы увидите, что на все рассмотрение вопроса о преодолении вето Совета Федерации по закону, регулирующему деятельность безусловно одного из самых ключевых государственных институтов, ушло меньше трёх с половиной минут! Вычтите время на подход к трибуне, само голосование... Можно себе представить, какой скороговоркой всё произносилось и в какой неслучайной суете всё происходило?

И для довершения картины этого триумфа в борьбе за "защиту интересов мелких вкладчиков" (ради такого святого дела не жалко даже и от обеда время оторвать) стоит, наверное, посмотреть, а что же это за такой "целый ряд других замечании", который "просто не может быть принят по самой концепции закона" и потому был отвергнут без обсуждения? Для этого мне придётся привести здесь ещё один документ - сухой и потому скучный - предложения Совета Федерации по изменениям в закон о Центробанке. Юристам и финансистам, привыкшим работать с подобными документами, возможно, будет интересно самим сравнить его с текстом действующего закона о Центробанке и составить обо всём собственное представление. Тем не менее, я привожу этот документ мелким шрифтом как необязательный, но к нескольким важным поправкам сразу дам необходимые пояснения.

ДОКУМЕНТ: предложения Совета Федерации по изменениям в закон о Центробанке.

ПОСТАТЕЙНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ Совета Федерации Федерального Собрания к Федеральному закону

"О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О Центральном банке РСФСР (Банке России)", принятому Государственной Думой 12 апреля 1995 года, отклонённому Советом Федерации 13 апреля 1995 года.

1. Часть вторую статьи 2 Федерального закона изложить в следующей редакции:

"Банк России осуществляет свои расходы за счёт собственных доходов в пределах средств, предусмотренных в федеральном бюджете на содержание Банка России." (1)

[(1) ПРИМЕЧАНИЕ: Это предлагалось вместо введённой законом нормы, позволяющей руководству Банка произвольно тратить на самообеспечение ничем не ограниченные объёмы государственных ресурсов. Отсутствие в законе предложенной Советом Федерации нормы (или иной подобной), регулирующей собственные расходы ЦБ, полностью нейтрализовало прекраснодушную норму о том, что прибыль не является целью его деятельности, и превратило ЦБ в то, что мы имеем сегодня реально - в фактически коммерческую организацию-супермонополиста.]

2. Часть третью статьи 2, устанавливающую, что Банк России не регистрируется в налоговых органах, из закона исключить, поскольку это положение является предметом регулирования налогового законодательства.

Части четвёртую и пятую Федерального закона считать соответственно частями третьей и четвёртой.

3. Часть пятую статьи 2 Федерального закона изложить в следующей редакции:

"Банк России не отвечает по обязательствам иных органов государственной власти.". (2)

[(2) ПРИМЕЧАНИЕ: Этим исключалась бы другая составляющая ныне действующей нормы - о том, что наше государство не отвечает по обязательствам своего Центробанка, выполняющего от имени государства целый ряд его важнейших полномочий. Кстати, как тут не напомнить и о том, что контрольный пакет акций нашего Сбербанка управляется именно Центробанком... И кто же и что же нам здесь на самом деле гарантирует?]

35
{"b":"242688","o":1}