ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кстати, предусмотрена законом и другая лазейка. Статья 37 закона устанавливает, что Банк России может устанавливать одну или несколько процентных ставок по различным видам операций или проводить процентную политику без фиксации процентной ставки. Если "без фиксации процентной ставки", то не означает ли это, что и без необходимости опубликования условий?

Так по каким же ставкам получают и будут получать кредиты руководители и особо приближённые сотрудники Центробанка? И каковы максимальные размеры таких кредитов и сроки их погашения? И каковы возможности погашения процентов или даже основной суммы кредита за счёт наших с вами государственных средств, например, за счёт средств страхования? Как мы помним, никакие данные об этом в отчётность Банка также не попадут...

Повторю: все это не вопросы их личного благосостоянии - дай Бог и вам, уважаемый читатель, преуспевания и благополучия (желательно, конечно, не за счёт ограбления ближних и уничтожения своей страны). Все это - вопросы реальной мотивации деятельности руководителей Центрального банка страны и, соответственно, работы всей нашей финансовой системы.

ГЛАВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: УЗАКОНИТЬ БЕЗЗАКОНИЕ

Но если вы, уважаемый читатель, думаете, что лазейки, позволяющие руководству Центробанка абсолютно законно присваивать себе государственные ресурсы в практически неограниченных масштабах, тем исчерпаны, то вы плохо думаете о наших профессионалах в области законодательства. Конечно, я не могу претендовать на то, что мною выявлены все лазейки - только самые очевидные. Но и их количество и открываемые масштабы деятельности - не могут не впечатлять.

Так, статья 26 нового закона устанавливает, что Банк России перечисляет 50 процентов прибыли в федеральный бюджет после утверждения его финансовой отчётности. Почему не все сто, как в США, и почему после утверждения отчётности, а не авансированием равномерно в течение отчётного года (опять же, как в США) - отдельный интересный вопрос. Но важнее другое. Эта же статья 26 содержит ещё одну замечательную формулировочку в отношении других пятидесяти процентов прибыли: "Оставшаяся прибыль направляется Советом директоров в резервы и фонды различного назначения". Обратите внимание: не сказано, что в резервы и фонды, указанные выше в каких-либо статьях данного закона. Не сказано, что в резервы и фонды Центробанка. Нет никаких указаний и на то, что это должны быть вообще государственные резервы и фонды. Отчего же такая неконкретность?

Строго юридически эта "оплошность" означает, что половину прибыли Центробанка или, как минимум, какую-то её часть вполне законно можно направить куда угодно. Например, в какой-нибудь Фонд дальнейшего разрушения экономики России или в Фонд поддержки околпачивания населения... Называться он, конечно, будет как-то иначе. Если при нашем Правительстве действовали фонды и центры "приватизации", "экономических реформ", "проектного финансирования" и т.п., то здесь уместно что-нибудь типа "поддержки финансовой стабилизации", "макроэкономического прогноза", "проникновения в суть проблем переходного периода" и т.п. - чтобы не стыдно было потом привести названия этих фондов в годовой финансовой отчётности (в финансовой отчётности требуется указать распределение прибыли, то есть суммы и адресаты, но - не более того). Главное же - чтобы эти фонды юридически не были собственными фондами Центробанка (иначе хотя бы теоретически может возникнуть необходимость расписывать расходы подробно и за них отчитываться). Собственными фондами его руководителей или друзей - пожалуйсга.

А что делать, если депутаты или какие-нибудь обеспокоенные общественники спросят, зачем наши деньги отправили в эти фонды и что с этими деньгами случилось дальше? Не беспокойтесь: делать ничего не надо, так как на подобные вопросы отвечать у нас, строго говоря, вообще никто не обязан - ведь подотчётны Парламенту по этому закону только собственные резервы и фонды Центробанка...

Кто-то, может быть, сочтёт, что это я уж слишком... Но разве опыт не убеждает нас в том, что подобные "оплошности" закладываются в наши законы очень и очень не зря?

Ниже мы будем говорить о некоторых выявленных аферах нашей власти с бюджетными средствами и иными государственными ресурсами. Что объединяет эти очевидно криминальные истории? То, что все основные их организаторы и участники (может быть, кроме убитого исполнителя одного этапа аферы с "Центром российско-американского партнёрства" - перевода украденных денег за рубеж), живут, здравствуют и не привлекаются ни к какого рода ответственности. При том, что ущерб стране наносился прямым и явным нарушением закона Президентом и Правительством. Если же теперь Совет директоров Центробанка направит миллиарды долларов в очередной "фонд различного назначения", то даже говорить о привлечении кого-либо к ответственности за нанесённый стране ущерб станет бессмысленно - деньги будут украдены и ущерб будет нанесён строго в соответствии с законом.

Это, похоже, теперь у нас главное направление совершенствования законодательства: воровать по-крупному теперь разрешается (разумеется, не всем, а лишь избранным) строго в соответствии с нашим российским законом...

Ау-у-у, где ты - "Национальный антикоррупционный комитет"? Тот самый, что регулярно призывает провести (или даже уже проводит?) антикоррупционную экспертизу нашего законодательства. И одновременно на весьма неслабые деньги рекламирует себя с помощью растяжек над главными автомагистралями Москвы: "Национальный антикоррупционный комитет предупреждает: взятка опасна для вашего здоровья". Или "национальный", то есть "сражающийся в общенациональных масштабах", у нас означает - доходящий с разъяснениями о вредности взятки буквально до каждого муниципального чиновника где-нибудь в Забубеновске? Тогда, понятно, не до таких пустяков, как половина прибыли Центробанка страны, как железобетонные заборы, воздвигаемые вокруг финансово-хозяйственной деятельности ЦБ, включая чрезвычайное усложение процедуры принятия решения о проверке этой деятельности. Вообще -не до таких мелочей, как деятельность главного финансового органа страны и трогательная забота законодателя о гарантировании её абсолютной бесконтрольности и безнаказанности руководителей...

Но повторю: похоже, нас с вами, уважаемый читатель, никто особенно волновать не собирается. Что бы там в Центробанке ни происходило - мы с вами, скорее всего, ни о чём не узнаем. Сколько там на самом деле осталось золотовалютного резерва: на сорок восемь миллиардов долларов, как нам рассказывают, или же только, например, на восемнадцать? Миллиардов тридцать - почему бы не перебросить на счёт какой-нибудь очередной оффшорной "Фимако"? И чтобы не придирались внешние аудиторы, предварительно ввести в собственную систему бухучёта положение о том, что это - "внутренняя" операция, которую даже не обязательно отражать в отчётных документах... Скажете, такое невозможно? Напротив - вполне возможно. И если будет осуществлено - абсолютно ненаказуемо.

А то, что экономика и, в частности, финансово-кредитная система крайне неэффективны, так это же потому, что у нас период переходный... И случись очередной дефолт или что-нибудь придумают новенькое - кто же будет докапываться до истинных причин?...

* * *

Теперь, уважаемый читатель, предположим, что мы по тем или иным причинам заканчиваем на этом книгу. Зададимся парой вопросов.

Вопрос первый: достаточно ли хорошо организованной финансовой системы для того, чтобы экономика заработала эффективно? Ответ известен - недостаточно.

Поставим вопрос наоборот: достаточно ли только того, чтобы финансовая система была организована так, как у нас, чтобы экономика, несмотря ни на какие прочие благоприятные условия, тем не менее, всерьёз развернуться и начать интенсивно развиваться не могла? На этот вопрос ответ также известен, и он противоположен ответу на вопрос предыдущий - вполне достаточно.

43
{"b":"242688","o":1}