ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако американский академик, автор множества научных трудов госпожа Гимбутас утверждает иное. Возможно, она пользовалась теми же источниками, на чем основана статья о фракийцах в «Большой Советской Энциклопедии»: «В 6–5 вв. до н. э. иск-во Ф. вступило в соприкосновение с культурой скифов. Звериный стиль Ф., переживающий расцвет в 6–3 вв. до н. э., отличается местными особенностями (золотые, серебряные и бронзовые пластинки и шлемы с обобщёнными наивно-выразит. изображениями птиц, зверей, всадников, сцен борьбы зверей, обычно покрытыми узором в виде кругов, точек, штрихов). С 5 в. до н. э. Ф. испытывали усиливающееся воздействие др. — греч. Цивилизации». Действительно у фракийцев было много общего с ирано-язычными племенами Причерноморья (т. е. со скифами). Но ведь и с греками, как видите, тоже. Нельзя же из-за этого утверждать, к примеру, что название реки Дунай заимствовано от греков.

По альтернативной версии часть фракийцев являлась ирано-язычными аланами, отсюда, возможно, и идут параллели в культуре фракийцев и скифов. А усиливающееся воздействие древнегреческой цивилизации в действительности обусловлено влиянием тех же семитов-пеласгов, хозяйничавших на территории Балкан.

Впрочем, М. Гимбутас все же отделяет иранские племена от фракийцев, когда подробно перечисляет соседей славян. Но кельтов среди них почему-то нет. Между тем, давно уже доказано о близких контактах славян с кельтами, которые в ранние века жили в районе Чехии и Моравии. По мнению археолога, там жили протоиллирийские и другие группы, говорившие на индоевропейском языке. Если она под ними подразумевала кельтов, почему нельзя сказать об этом прямо?

Точно также вызывает большое сомнение сообщение, что протогерманская территория (а речь идет о периоде бронзового и раннего железного веков) включала Северную Швецию. Непонятно и ее утверждение, что во времена бронзового века славяне были отделены от германцев «индоевропейскими народами из Центральной Европы». Скорее всего, речь опять-таки идет о кельтах, но упоминание их М. Гимбутас упорно игнорирует.

Странно, но Гимбутас настойчиво не признает мнение большинства ученых о существовании единой славяно-балтской общности, из которой собственно и пошли балтские и славянские племен. Почему же в таком случае так близка культура и язык балтов и славян? Оказывается, только из-за того, что некоторое время их ареалы проживания соприкасались. Гимбутас именно так и объясняет: «На основании археологических данных период сближений (балтов со славянами — А. Максимов) должен быть определен как первая половина второго тысячелетия до н. э.». При этом, «за долгую историю взаимоотношений между балтийскими и славянскими народами существовали периоды независимого и параллельного развития». Ну, никак не хочет М. Гимбутас, американский профессор родом из Литвы, признать близкородственные связи литовцев и славян. И при этом она считается ОБЩЕПРИЗНАННЫМ специалистом по истории славян. Но славяне, по ее мнению, лишь пришлые мигранты в Центральную Европу. Вот балты, те — да, действительно коренные обитатели своих мест.

Из ее книги мы можем почерпнуть довольно интересную информацию, связанную с альтернативной версией. На страницах моей предыдущей книги одна из глав была посвящена XIII веку до н. э., как одному из дубликатных периодов начала реального (раннее Средневековье) семитского вторжения. При этом в район Центральной Европы бежали, спасаясь бегством, племена из Причерноморья и Придонья. Это же невольно подтверждает и Гимбутас: «Около 1200 г. до н. э. произошла миграция степных народов на запад из района Нижней Волги». Напомню, что по АВ в этот период пали Троя и Хеттская держава.

Я уже спрашивал, как удалось пришлому меньшинству поработить явно преобладавших численностью местных жителей? Вот еще один ответ на этот вопрос. Говоря об археологических раскопках погребений лесостепного пояса конца бронзового века, М. Гимбутас отмечает: «Интересно, что в погребениях НЕТ ОРУЖИЯ, что является общей особенностью всех культур, предшествующих железному веку, когда оружие практически не было известно». И еще: «В течение всего периода освоения металлургии протославяне почти не изготавливали оружие». А по альтернативной версии именно семиты и принесли в Европу железо. И не просто принесли, а используя его, без проблем разобрались с мирным и практически безоружным местным населением.

В свое время меня насмешила статья академика Янина «Зияющие высоты академика Фоменко». И было над чем посмеяться. Сам я осторожно отношусь к лингвистической методике Фоменко, даже во многом ее не разделяю, отмечу, что Янин, резко критикуя книги Фоменко и посмеиваясь, в шутку применяет лингвистическую методику Фоменко. Вятка выводится от Ахтубы. «Вот откуда, из низовьев Волги, пришли в Вятку первопоселенцы». Это шутка Янина в стиле методики Фоменко. А вот далее Янин пишет уже серьезнее: «Но ведь за этим открытием стоит решение важнейшей проблемы происхождения вятичей, которых до сих пор заговор историков, начитавшихся летописи, выводил „от ляхов“».

Из чего следует, что Янин считает, что город Вятка имеет самое непосредственное отношение к вятичам. Но это не соответствует истине, так как река и город Вятка никакого отношения к племени вятичей никогда не имели. Мало того, вятичи обитали по течению Оки, а между ними и рекой Вяткой в те времена жили мещера, мурома, марийцы и волжские булгары. Как видите, критикуя Фоменко, академик Янин, на мой взгляд, допустил грубую ошибку. Не жили вятичи в далекой Вятке. Точно так же москвичи — жители американского городка Москва — не являются россиянами.

Мария Гимбутас, вероятно, этого тоже не знает. Она пишет: «Это „вятичи“, восходящее к заимствованному финскому слову „venat(j)a)“ (город), сохранившемуся в названии современного города Вятки».

Говоря об археологической картине Причерноморья в первых веках нашей эры, Гимбутас сообщает: «Северное Причерноморье напоминало причудливую мозаику разнородных элементов. На остатки скифской эпохи и греческих городов, соседствовавшие с романским влиянием из Дакии и Молесии, наслоились черты культуры сарматов и германских племен». А несколькими страницами ниже она утверждает, что «со временем сарматы потеряли свои отличительные черты, и все Северное Причерноморье приобрело однородную материальную культуру». Если же учесть, что сарматы сходят с исторической сцены в IV веке после их разгрома гуннами, то впору удивиться вольности утверждений знаменитого профессора.

Из ее слов вытекает, что за каких-то полтора-два века столь разнородное в культурном отношении Северное Причерноморье вдруг стало однородным. Как это им удалось? Само по себе? Не верю. Однако нельзя не верить и археологическим раскопкам. Итак, ТВ не может этого объяснить, лишь с умным видом констатируя конечные факты. Если же применить альтернативную версию, то факты археологических раскопок можно объяснить влиянием некой внешней силы, объединившей жителей Причерноморья в единую культурную общность. И эта сила — пришельцы-семиты.

Аналогичную картину мы видим и в поселениях черняховского типа (III и IV века). «Их структура отличается единообразием, которое не может быть объяснено исключительно готским влиянием. Трудно представить, чтобы завоеватели, пришедшие с северо-запада, в течение столь короткого времени, практически сразу, уничтожили или поглотили местное население». Действительно, если считать, что этими пришельцами были готы (по ТВ), не выделяющиеся в культурном и военном отношении по сравнению с местными племенами Причерноморья, к тому же не доминировавшие в численности, то такая картина нереальна. Поэтому выводы М. Гимбутас зашли в тупик. Тем более что «археологические находки НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТ вторжение готов».

Итак, с одной стороны, примем во внимание, что вторжения готов не было, а с другой стороны, тем не менее, хоть это для Гимбутас и трудно, но представим, что завоеватели «в течение столь короткого времени, практически сразу, уничтожили или поглотили местное население». Что получится? Получится предлагаемая читателям в этой книге альтернативная трактовка истории. «Люди неизвестной расы, пришедшие издалека с востока, двигались как лавина и крушили все, что встречали на своем пути», — цитирует М. Гимбутас Марцеллина. Кем были эти пришедшие с востока захватчики теперь известно.

50
{"b":"242689","o":1}