ЛитМир - Электронная Библиотека

Но точно в восемь вечера через два дня она с двумя чемоданами появилась на пороге моей квартиры.

– А вещи-то зачем? – с удивлением поинтересовался Орти. – Я же тебе говорил…

– Как зачем? – в свою очередь удивилась Ольга. – Чтобы вы там мне не предложили, это – мои вещи. К тому же я бы не смогла убедить родителей, что уезжаю работать за границу, ничего с собой не взяв.

– Ты им сказала, что завербовалась за границу? – удивился я.

– Что еще можно было им сказать? – пожала плечами Ольга. Когда я подхватил ее чемоданы, мне показалось что внутри свинцовые слитки.

– Нет, я должна была сказать так: мои дорогие родители я продала душу моему старому знакомому дьяволу, и теперь отправляюсь в Ад, в рабство, а так как там жарко, то мне с собой никаких вещей брать не надо.

– Что вас всех тянет на эту Фаустовщину, – проворчал я.

Мы зашли в квартиру, Орти помог Ольге снять пальто, а я тем временем запихнул в кладовку оба чемодана.

– Мне и так больших трудов стоило уговорить их не провожать меня. Хотя, наверное, из-за смерти Павла они сочли мое поведение не таким уж эксцентричным.

– Ага, – кивнул я. – Ну что ж, пойдем, мы готовы выполнить свою часть контракта.

– Как, прямо сейчас?

– А чего ждать? Тогот, все уже давно подготовил.

Мы прошли в гостиную, а оттуда в «пыточную». В этот раз Орти постарался. Декорации были красочными. Посреди гигантского зала с полом из черного зеркала, словно плавая в потоках серебристого света стоял круглый стол – излюбленный фрагмент любых спиритических сеансов. Шелковая серебристая скатерть лишь подчеркивала его нереальность. По углам залы, отбрасывая тусклые, багровые тени мерцали жаровни. Вся алхимия, в том числе и сам «саркофаг» были задвинуты в дальний угол и отчасти прикрыты длинными, занавесями-гобеленами с творениями Босха.

Ольга замерла на пороге.

– Что это?

– В настоящий момент это зал для спиритических сеансов, – я подвел ее к ряду резных стульев. – Раздевайся.

– То есть? – не поняла Ольга.

– Чем меньше одежды, тем меньше помех.

Орти быстро скинув спортивный костюм, оставшись в одной узкой набедренной повязке, проследовал к столу и начал зажигать свечи.

– Возьми, если такая целка, – усмехнулась Светлана и, скинув свой халат, протянула его Ольге. Я из деликатности отвернулся, и взгляд мой застыл на Светлане, грациозно плывущей в сторону стола. Поистине она была прекрасна. На мгновение мне вспомнилась та забитая калека из перехода. Нет, определенно, это были совершенно разные люди.

Пока я любовался обнаженными прелестями Светланы. Ольга разделась. Видимо задетая замечанием, она не стала одевать халат, а нагишом, прикрывая грудь и промежность руками, направилась к столу.

Я последовал за ней.

Мы расселись: я напротив Орти, Светлана против Ольги, взялись за руки и сеанс начался.

– Вызываю… – ну и так далее. Разница между обычным спиритическим сеансом и нашим была только в одном: мы не просто звали каких-то духов, а использовали заклятия благодаря которым дух обязан ответить на наш вызов. Правда дух Ольгиного приятеля не слишком-то спешил.

Наконец в центре стола появилось голубоватое облачко, постепенно сгустившееся в крошечную малиновую тучку.

– Кто меня зовет?

– Это он! – взвизгнула Ольга, едва не разорвав кольцо. – Я узнаю его голос.

– Кто меня зовет? Что вам от меня нужно? – вновь повторил голос.

Мы молчали. Собственно дух был вызван по просьбе Ольге, ей с ним и говорить.

– Я… Я хотела поговорить с тобой…

– Так это ты… – похоже, дух узнал ее. – Чего тебе надо?

– Я хотела поговорить… – трепеща всем телом, повторила Ольга. Сжимая ее вспотевшую ладонь, я почувствовал ее возбуждение.

– Я тебе уже все сказал, – объявил дух.

– Но…

– Никаких но… Не желаю тебя знать. Ты мне противна, и ты это отлично знаешь. Хватит ко мне цепляться. Я умер. Так хоть теперь оставь меня в покое… Ты всю жизнь мне, падла, изгадила… Я ухожу, но если ты еще раз призовешь меня, я вернусь навсегда, и жизнь твоя превратится в ад…

– Ты хоть немножко любил меня? – взмолилась Ольга.

– Отстань.

– Мы же были вместе. Тебе было хорошо со мной. Скажи, ты меня любил?

– Пошла на х…й… – ответил призрак исчезая.

Разжав руки, Ольга, рыдая, рухнула на стол.

– А призраков сердить не стоит… – с задумчивым видом протянул Орти.

Вся сцена длилась не более пары минут, но врезалась в мою память навечно. Наверное, именно тогда я простил Ольгу. Ведь она и в самом деле любила своего избранника, а я… я был так…досадный эпизод и ничего более… Я понимал, что творится у нее в душе, и даже готов был разделить с ней часть ее горя.

В эту ночь она пришла ко мне. И мы снова были вместе, как много лет назад, в тот единственный раз. В ту ночь мы не сказали друг другу ни слова. Мы страстно любили друг друга, и в этот раз я был на высоте, я заставил ее стенать, вопить от наслаждения. Я знал, что эта ночь никогда больше не повторится, и все же был рад, что все получилось именно так.

И все же для меня она на всю жизнь осталось предательницей – дамой бубновой.

Глава 9

У меня плохая память, поэтому я отомщу, забуду и… снова отомщу… Шутка.

Бен Ладан

Мое возвращение было печальным. Хотя время уже было за полночь, «дам» нигде не было. Меня встречал лишь Тогот.

Когда я вышел из колдовского круга, он внимательно осмотрел меня и зло бробурчал:

– Да, видок у тебя еще тот.

Опустив на пол мертвую дамочку я отмахнулся от покемона. Я и так знал, что безвозвратно уничтожил новый джинсовый костюм – пятна крови, грязи и еще какой-то гадости, похожей на машинную смазку. Интересно где их-то я успел подцепить?

Плюхнувшись на ближайший стул, я какое-то время сидел молча, без движения, переводя дух.

– Ты бы хоть стакан налил, – пробормотал я.

– Вот, – на этот раз Тогот, не споря, выудил из воздуха бутылку запотевшей «Пятизвездочной», и плеснув в стакан, протянул мне. Я выпил залпом – вода-водой.

– Что дальше?

– Спать.

– Своих красавиц ждать не будешь?

– Я покачал головой. Все завтра. Завтра – последний день, пятница. В пятницу может вернуться жена…

– Заколдуешь, – фыркнул Тогот. – Тебе сейчас не о ней надо думать, а о том, что вокруг тебя происходит и как из этого выкрутиться малой кровью.

– Хорошо, это я уже понял.

Встав, я высыпал на стол свои трофеи и отправился в ванну.

В этот вечер я, наверное, первый раз за всю неделю спал мертвым сном.

* * *

Разбудила меня Татьяна.

– Пора вставать, Артурчик.

Я лениво приоткрыл глаза. Тусклый свет играл на обнаженном теле красавицы – третьей дамы Орти. Широко улыбнувшись Татьяна запустила руку под одеяло и нащупала… В общем сон мой сразу словно ветром сдуло.

– Встаем, встаем…

Завтрак прошел в печальной обстановке. Возле того места, где раньше сидела Ольга, стоял стакан с водкой, накрытый кусочком хлеба. Мы помянули ее. Даже Тогот, который обычно брезговал человеческим застольем, в этот раз присоединился к нам.

53
{"b":"242708","o":1}