ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   — Она плакала?

   — Нет, — покачала головой Дафна.

   — А я бы, наверно, не удержалась от слёз, если бы пошла на площадь, — печально промолвила Горго.

Стал накрапывать дождь. Подруги перешли под крышу, в женский мегарон.

   — Ты о чём-то хочешь меня спросить? — Горго почувствовала какую-то скованность в поведении Дафны.

Та молча кивнула.

   — Спрашивай.

   — Ты не подсмотрела, что написано на пергаменте эфоров? — волнуясь, спросила Дафна. — Что за приказ дан Леониду?

   — Конечно, я прочитала этот приказ, — со вздохом произнесла Горго. — Эфоры повелевают удерживать Фермопилы до последней возможности.

ПУТЬ К ФЕРМОПИЛАМ

Симонид был не на шутку обозлён и раздосадован тем, как с ним — величайшим поэтом Эллады! — обошлись элланодики, коллегия устроителей состязаний в Олимпии. Симонид обратился к элланодикам с предложением, ввиду угрожающего развития дел, провести Олимпийские игры по укороченной схеме, отменив менее значительные состязания. Чем скорее завершатся Олимпийские игры, тем больше останется времени у государств Эллинского союза, чтобы собраться с силами и выступить навстречу персам.

Элланодики не только не прислушались к совету Симонида, но даже ответили ему грубостью, велев не совать нос не в своё дело. Мол, ритуал проведения Олимпийских игр освящён богами и нарушать давным-давно установленный порядок состязаний есть святотатство! Кто-то из элланодиков с ехидством заметил Симониду: ведь они же не поучают его в деле стихосложения, не советуют, к примеру, отменить эподы[186], которые ритмически сильно отличаются от пентаметра[187] и ямбического триметра[188].

Спесивая грубость элланодиков вывела Симонида из себя. Он пытался разговаривать с членами различных эллинских делегаций, приехавших в Олимпию поддержать своих атлетов, убеждая своих собеседников оставить шумное зрелище и взяться за оружие.

«Персы уже в Фессалии! Ксеркс не стоит на месте, его полчища вот-вот вступят в Беотию. А мы тут веселимся и заключаем пари, делая вид, что нет никаких поводов для беспокойства!»

Однако к словам Симонида почти никто не прислушался. Левкадяне заявили, что их государство не состоит в Эллинском союзе, поэтому воевать с персами им как-то не с руки. То же самое сказали Симониду критяне, закинфяне и этолийцы. Аркадяне хоть и вступили в Эллинский союз, но от немедленного выступления в поход их удерживало священное перемирие, нарушить которое означало подвергнуть себя гневу Зевса Олимпийского. К тому же нарушители перемирия не допускались элланодиками на следующие Олимпийские игры.

Ахейцы заявили, что во главе Эллады стоят Афины и Спарта, вот пусть афиняне и спартанцы сражаются с персами за гегемонию над Элладой. При этом ахейцы указывали Симониду на спартанского царя Леотихида, по поведению которого не было заметно, чтобы он был встревожен нашествием персов.

Побеседовал Симонид и с Леотихидом, хотя и недолюбливал его в душе. Леотихиду было известно, что Ксеркс захватил Фессалию. Однако беспокоило Леотихида не это событие, а то, что приехавшие в Олимпию аргосцы не шли с ним на контакт.

   — Эфоры поручили мне уговорить аргосцев вступить в Эллинский союз либо пообещать свой нейтралитет при вторжении персов в Пелопоннес, но аргосцы хитрят и изворачиваются, — жаловался Леотихид.

   — Неужели ты допускаешь, что персы могут прорваться в Пелопоннес?! — изумился Симонид.

— А кто их остановит? — хмуро проговорил Леотихид. — Священное перемирие связывает руки всем государствам Эллинского союза. Воевать готовы одни афиняне, но они собираются сражаться с персами на море. Сухопутного войска Эллинский союз так и не выставил. И поверь мне, не выставит до окончания Олимпийских состязаний. А к тому времени персы будут уже на Истме...

Беседа с Леотихидом ввергла Симонида в такое расстройство, что он решил немедленно уехать из Олимпии. Происходящее здесь торжество казалось ныне ему не только неуместным, но и в какой-то мере преступным. Персы на пороге Эллады, а элланодики твердят о священном перемирии!

«Зевс Громовержец, может, и защитит элейцев и священный град Олимпию от нашествия варваров, но защитит ли царь богов от этой беды всю Элладу?» — мрачно размышлял Симонид, трясясь в двухколёсной повозке на каменистых дорогах гористой Аркадии.

Путь Симонида лежал в Коринф, откуда он собирался на корабле добраться до Аттики. Если получается, что единственным оплотом Эллады перед вторжением Ксеркса являются афиняне, значит, место Симонида рядом с Фемистоклом. Пусть афиняне видят, что Симонид восхищается их мужеством и готовностью противостоять неизмеримо сильнейшему врагу.

Въехав в Коринф, Симонид вдруг узнал, что в городе стоит спартанское войско, которое направляется в Фермопилы, чтобы там остановить Ксеркса. И возглавляет это войско царь Леонид. Об этом говорили все вокруг. Симонид, уже заплативший рыжему брадобрею, чтобы тот подстриг ему волосы и подровнял бороду, мигом вскочил с низенькой скамейки, услышав про царя Леонида и его войско.

   — Где стоят спартанцы? — спросил Симонид у рыжего.

   — Войско стоит станом за городской стеной на берегу моря, — ответил тот, — а царь Леонид и его телохранители расположились в святилище Сизифа, что близ источника Пирены. Знаешь, как туда добраться?

   — Знаю, — буркнул Симонид, набросив на плечи плащ и нахлобучив на голову широкополую шляпу.

   — Куда же ты, друг? — удивлённо окликнул его брадобрей. — Свою работу я ещё не сделал!

Но Симонид уже шагал прочь, взмахом руки приказывая своему рабу следовать за ним.

   — Что мне делать с твоими деньгами? Эй, друг! — И брадобрей выбежал из тени портика на солнцепёк, намереваясь догнать Симонида.

   — Оставь себе! — обернувшись, крикнул поэт. — Это тебе плата за добрую весть.

Рыжий с недоумевающим лицом под смех и шутки зевак и собратьев-брадобреев вернулся под крышу портика.

   — Побольше бы мне таких чудаков, — проворчал он себе под нос.

* * *

Царь Сизиф, сын Эола[189], был основателем Коринфа. Правда, название у города в те стародавние времена было иное — Эфиры. По легенде, Эол, отец Сизифа, был родоначальником племени эолийцев, пожалуй, самого музыкального из всех эллинских племён.

Во времена Сизифа эолийцы жили не только в Срединной Греции, но и на Пелопоннесе. С приходом дорийцев им пришлось искать пристанище в Азии и на островах Эгейского моря, часть эолийцев сумела закрепиться в горах Аркадии. С той поры пелопонесских эолийцев звали аркадянами. Дорийцы завоевали Эфиры и дали городу другое название — Коринф. Родоначальником дорийской царской династии в Коринфе стал Адет, потомок Геракла.

Ныне у коринфян не было царей. Власть была у земельной и торговой аристократии, которая богатела на посреднической торговле между западными и восточными эллинами.

Коринфяне почитали Сизифа и приносили ему жертвы как герою-эпониму. Хотя царь Сизиф был смертным человеком, но он прославился тем, что ухитрялся обманывать самих богов. За это Зевс наказал Сизифа: в царстве мёртвых он должен был вечно вкатывать на гору тяжёлый камень, который, едва достигнув вершины, срывался вниз. Всю работу приходилось начинать сначала. Отсюда и пошла поговорка: Сизифов труд.

Святилище Сизифа было построено на том месте, где когда-то возвышался его дворец. Предприимчивые коринфяне, по сути дела, превратили святилище в постоялый двор, устраивая здесь на ночлег чужеземных послов, а также путешественников из тех государств, дружбой с которыми особенно дорожили. Вот почему спартанский отряд власти Коринфа разместили в Сизифейоне. Лакедемон был давним и самым преданным союзником коринфян.

вернуться

186

Эпод — укороченный стих, следующий за одним или несколькими одинаковыми стихами, который отличается от предшествующих ритмически.

вернуться

187

Пентаметр — букв.: стих, состоящий из «пяти метров». Стих, составленный из сдвоенных полугекзаметров. За редким исключением, пентаметр употреблялся только с гекзаметром в элегическом дистихе.

вернуться

188

Ямбический триметр — стихотворная стопа, состоящая из короткого и долгого слогов. Ямбические размеры использовались в насмешливых и поносительных стихах (ямбах). Ямбический триметр — самый популярный среди античных стихотворных размеров после дактилического гекзаметра.

вернуться

189

Эол — мифический родоначальник греческого племени эолийцев, сын Эллина и нимфы Орсеиды, внук Зевса.

92
{"b":"242710","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прощайте, вещи!
Цветочки святого Франциска Ассизского
Арест Сталина, или заговор военных в июне 1941 г.
Живые поэты
Идеология русской государственности. Континент Россия
Финансовый «вирус» против китайского дракона. Хроники экономической пандемии Поднебесной 2016–2020
Серьга Артемиды
Внутри убийцы
31 способ помочь детям развить высокую самооценку. Руководство по расширению возможностей