ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

   — Внизу? — заинтересовался Гарольд.

   — Да, Ваше Величество. Как только та или иная страна начинает слабеть, она обращается к помощи иноземцев... И в конце концов те завоёвывают её...

Старик сделал короткую паузу и продолжил:

   — Так было с римлянами. Так было с бриттами. Ныне история повторяется. Всё возвращается на круги своя. И теперь мы из завоевателей можем превратиться в жертву.

   — Да, да, ты прав, святой отец, — кивнул Гарольд. — А каковы, по-твоему, главные причины ослабления королевства?

   — Падение нравов, бездуховность и невежество! — не задумываясь, ответил старик.

   — Что ты имеешь в виду?

   — Вера в старых германских богов разрушена. А учение Господа нашего, Иисуса Христа, ещё не проникло в сердца большинства ваших вассалов, несмотря на то что Англия уже несколько веков является христианской страной...

Прелат перевёл дыхание и более уверенно продолжил:

   — Кроме того, тлетворное влияние оказывают иноземные купцы. Заваливая страну своими товарами, они развращают танов. Рушатся идеалы! Честь заменяется предприимчивостью! Порядочность и доблесть — деловитостью! Это очень серьёзно, Ваше Величество. Могучий Рим рухнул, когда торгашеский червь, изнеженность и излишества подточили его корни...

   — И что ты предлагаешь? — перебил Гарольд. — Закрыть границы и отгородиться от всего мира?.. Пребывать в горделивой нищете?.. Это не выход из положения!

   — Да, Ваше Величество. Это не выход, — согласился архиепископ.

   — Нам необходимо развивать торговлю, чтоб укрепить Англию. Нам нужны предприимчивые люди. Причём свои, а не иноземные. Падение нравов, о котором ты говоришь, неминуемо. Но можно ли сделать эту пагубу не столь разрушительной?

   — Можно, государь. Путём возрождения знаний. С помощью школ и книг, как это делал полтора века назад мудрый король Альфред[22].

   — Тут я полностью с тобой согласен, — кивнул Гарольд. — Оксфордского университета, который восстановил Эдуард, недостаточно. Берись за дело, святой отец. Воссоздавай епископские школы, переводи на английский книги. А я тебе всемерно помогу.

   — Благодарю за честь, Ваше Величество! — с чувством ответил прелат. — Положу все силы на это святое дело!.. Но... возрождение знаний невозможно отделить от возрождения духовности. От веры.

   — Веры?.. — задумчиво произнёс король. — И что ты предлагаешь, святой отец? Насильно загонять людей в храмы, как это делали мои предшественники?

   — Нет, Ваше Величество, — ответил старик. — Нельзя насильно заставить человека верить. Вернее, его можно запугать, но такая вера недолговечна.

Он прервался, дотронулся до нагрудного креста и закончил:

   — Вера должна стать потребностью, насущной необходимостью. Как воздух, которым мы дышим. Как вода, которую пьём. Только тогда она принесёт благодатные всходы.

   — Быть может, — согласился Гарольд. — Но ведь Иисус слаб, — тут же добавил он. — Германские боги — воины. С ними наши деды побеждали своих врагов. С ними они завоевали Англию... А Иисус? Он призывает к смирению! Он предлагает подставить щёку под удар! Сможем ли мы с таким Богом защитить страну!

   — Иисус, Господь наш, не слаб! — возразил архиепископ. — Он добр и снисходителен. А это не одно и то же... Он, как и восточные мудрецы раньше, полагал, что зло надо побеждать добром!

   — Не знаю, что полагали восточные мудрецы, коих ты упомянул, но если Иисус не слаб, то почему же позволил распять себя?

   — Чтоб взять на себя людские грехи...

   — А я полагаю, человек должен сам отвечать за свои поступки! — перебил старика Гарольд. — Разве я не прав?

   — Правы, Ваше Величество, — согласился отец Альдред. — Люди должны отдавать себе отчёт в том, к какому результату может привести то или иное решение. И сознательно принимать на себя ответственность за дела рук своих. Только тогда они будут поступать разумно. Но... — закончил он, — им следует помнить, что искреннее раскаяние вернёт их на путь истинный. Путь спасения, открытый для них Иисусом Христом!

   — Но ведь он пытался уклониться от судьбы, — возразил король. — Насколько я помню, в ту последнюю ночь, что он провёл с учениками в Гефсиманском саду, он обратился к Господу, Отцу своему: «Боже! Да минует меня чаша сия!»

   — Что поделать, Ваше Величество, — развёл руками прелат. — И Сын Божий может поддаться слабости.

Гарольд задумчиво взглянул на прелата:

   —  Стало быть, только боги избавлены от слабости? И желаний?

   —  И святые, — добавил священник. — Ибо они умеют управлять ими.

   —  Да? — усомнился Гарольд. — А может, это им лишь кажется? Ведь покуда человек жив, ему постоянно чего-то хочется...

   — Это так, Ваше Величество, — согласился старик. — В каждом человеке присутствует божественное и земное начало. Зачастую просветлённые мучаются в тенётах страстей даже более, чем обычные смертные, живущие в мирской суете. Но тем они и отличаются от них, что, перестрадав, освобождаются от земных пут. Шелуха страстей спадает, и их взору открывается божественная гармония мироздания. Они познают своё место и своё предназначение. Божественный свет переполняет их души. Излучаясь в пространство, он согревает страждущих.

   — Всё это хорошо, — кивнул король. — Но можно ли найти золотую середину? Удовлетворять свои желания и в то же время приближаться к Богу?

   — Можно, государь, — ответил старик. — Главное, делая что-то для себя, не забывать отдавать. Ведь мир — как зеркало. Если мы дарим ему своё тепло, доброту, заботу, любовь — он воздаёт нам сторицей. Если же мы только берём, то и он поступает так же.

   — М-гм... — потёр подбородок Гарольд. — Мир — зеркало... Как просто... И глубоко... — Он помолчал, обдумывая услышанное, потом встал и медленно прошёлся по залу.

   — Сиди, сиди, святой отец, — бросил король поднявшемуся было священнику. Вернувшись к креслу, он опустился в него и спросил: — А если желания обуревают?

   — Чем меньше мы желаем — тем большего можем добиться, — пожал плечами старик. — «Не гонись и получишь», — говорили древние, судьба сама принесёт необходимое.

   — А если не принесёт? — усмехнулся Гарольд.

   — К чему тогда гнаться... — улыбнулся в ответ отец Альдред. Он поправил нагрудный крест и продолжил: — Надо идти дальше. Не толкаясь и не мешая другим. И время от времени заходить в храм. В святом месте сила суетных желаний ослабевает.

   — Это так... — задумчиво проронил Гарольд. Он покачал головой и неожиданно спросил: — А что получил Иисус?

   — Учеников, — ответил прелат.

   — Почему же остальные евреи не приняли его?

   — Многие приняли... — нахмурился архиепископ. — Его не приняла знать и часть высшего духовенства. — Произнеся эту фразу, старик умолк, беззвучно пошевелил губами и взволнованно продолжил: — Это трудный вопрос, Ваше Величество. Надобно вам сказать, что евреи делились на три религиозных ветви.

Он рассказал королю, что знать и часть высших жрецов принадлежала к касте саддукеев. Саддукеи придерживались лишь Пятикнижия Моисея и не принимали во внимание Устное Толкование. Обладая огромным богатством, они захватили большинство общественных должностей и нередко главенствовали в Синедрионе.

Евреи, придерживавшиеся традиций предков, звались фарисеями. Название их касты происходило от древнееврейского слова нерушим, что означало — отдалённые. Они назывались так потому, что держались в отдалении от тех, кто не соблюдал во всей строгости предписаний Торы. Они придерживались и Письменного Учения, и прошедшего сквозь века Устного Толкования Торы. Большинство членов Синедриона были фарисеями. К ним принадлежали торговцы, ростовщики, чиновники и прочие состоятельные люди. Да это и неудивительно. Для того чтобы познать устное учение, требовалось много времени. Только обеспеченные люди могли себе позволить потратить годы на всестороннее изучение Торы. Именно поэтому фарисеи крайне высокомерно относились к простолюдинам, считая их невеждами в вопросах веры.

вернуться

22

Альфред Великий — король Уэссекса, сплотивший в IX веке саксонские королевства и остановивший датскую экспансию.

33
{"b":"242711","o":1}