ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце 2006 года я вёл заседание научно-технического градостроительного совета нашего института Урбанистики по новому генеральному плану Биробиджана и в дальнейшем подписывал проектные материалы как главный архитектор института. Я не могу высказываться о генеральном плане четвёртого поколения, т. к. в городе предстоят его общественные обсуждения и, в последующем, утверждение в органах власти».

P.S. Леонид Натанович Путерман, несмотря на преклонный возраст, приходил в институт и консультировал коллег по работе, насколько хватало сил. Он умер в Санкт-Петербурге в марте 2011 года. Новый генеральный план, в который были вложены его мысли, знания и любовь к Биробиджану, принимался уже с широким общественным обсуждением и участием представителей института Урбанистики, депутатов, населения и властей нашего города. Новая редакция генерального плана Биробиджана разработана на период до 2025 года и утверждена Биробиджанской городской Думой.

Александр Бахмутский. «Кардинальные вопросы дня». Вторая попытка возрождения ЕАО

Вторая попытка возрождения Еврейской автономной области пришлась на послевоенный период. Прошедшая война наложила тяжёлый отпечаток на сознание народа, пережившего трагедию людских потерь, счёт которых шёл на десятки миллионов человеческих жизней. Война также отодвинула на второй план и частично сгладила негативный резонанс в обществе от репрессий 1937–1938 годов, объединив людей на фронте и в тылу во имя единой цели — победы над фашизмом. Послевоенное строительство в области должно было укрепить заложенные первыми переселенцами основы в развитии Еврейской автономии. Этому способствовал и ряд внешних обстоятельств: разрушенные в европейской части России предприятия, отсутствие жилья, работы ускорили принятие правительством постановлений о развитии области и целенаправленном переезде в Биробиджан новых переселенцев. Эшелоны вновь пошли на восток.

Но эта вторая попытка стала ещё одной трагической страницей в истории нашей области. Она берёт начало в 1943 году, когда в область приезжает Александр Наумович Бахмутский, которого сразу избирают первым секретарём обкома ВКП(б). А. Бахмутский родился в 1911 году в городе Белгороде Курской области в семье служащего. После окончания в 1927 году школы-семилетки поступил в ФЗУ, затем был направлен на комсомольскую работу. В 1932 году он вступает в ряды ВКП(б), а на следующий год его направляют на партийную работу на Московский электромашиностроительный завод «Динамо». В 1937 году А. Бахмутский решением ЦК ВКП(б) утвержден начальником Главного управления Наркома коммунального хозяйства РСФСР. В следующем году его переводят в Дальневосточный край на должность заместителя заведующего советско-торговым отделом Далькрайкома ВКП(б), а затем избирают первым секретарём Хабаровского горкома партии. С 1939 по 1943 годы А. Бахмутский работал заместителем председателя исполкома Хабаровского краевого Совета депутатов трудящихся, после чего в апреле 1943 года был кооптирован в обком ВКП(б) Еврейской автономной области, сменив на этом посту П.В. Савика. Это самый молодой секретарь обкома партии за весь период партийной власти в области — ему было всего 32 года. Биография А. Бахмутского, была не столь разнообразной и богатой, в том числе связями с еврейскими организациями в СССР и за рубежом, с творческой интеллигенцией, как у И. Либерберга. Как считает Д. Вайсерман, его назначение в область было связано со слабой работой предшественников, так как вместе с его приходом был заменён ещё ряд партийных руководителей, в том числе в городе Биробиджане были утверждены редактор газеты «Биробиджанская звезда» М. Фрадкин и начальник ОУНКВД С. Красильников. Молодость и энергия, общительность и коммуникабельность Бахмутского должны были компенсировать отсутствие у него высшего образования и знания языка идиш.

Д. Вайсерман называет его «Биробиджанским мечтателем», считая, что Александр Бахмутский, уже знавший об отсутствии согласования в Москве главного вопроса — создания Еврейской республики в Биробиджане, всё же пытался решить этот вопрос, подойдя к нему с другой стороны — рассчитывая привлечь в поддержку своих устремлений зарубежную прессу, общественные организации. Бахмутский считал, что международная поддержка и помощь подвигнет правительство страны быстрее принять так необходимые для Биробиджана решения об изменении статуса автономии. Возможно, что этот до конца непродуманный и даже отчаянный шаг, сделанный им из желания во что бы то ни стало добиться своей цели, мог быть списан тогда на его молодость и отсутствие жизненного опыта. Но вторая попытка создания Еврейской республики была обречена на провал и по другим причинам.

Послевоенная обстановка в СССР — восстановление разрушенных городов в западных областях СССР, голод (до 1947 года действовала ещё карточная система), отсутствие работы, жилья в большинстве разрушенных войной городов и сёл, и всё это на фоне начинавшейся холодной войны с бывшими союзниками — не способствовала нормализации внутриполитической обстановки.

На волне великой Победы, по праву имея на то все основания, активизировал свою деятельность Еврейский антифашистский комитет, приобретая всё большее влияние в стране и за рубежом, что вызывало крайне негативную реакцию Сталина и, в конечном счёте, привело в действие репрессивную государственную машину. Антисемитский характер репрессий не вызывал сомнений.

Эта кампания, начавшаяся под лозунгами борьбы с «буржуазным национализмом», «безродным космополитизмом» и последовавшим затем «Делом врачей», в жернова которой попали весь цвет еврейской интеллигенции страны, а также руководство Еврейской автономной области, по некоторым данным должна была закончиться поголовным выселением евреев в сибирские и магаданские лагерные гетто. И лишь смерть Сталина остановила безумство антисемитских репрессий и гонений. Только недавно, впервые, в книге «Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации, 1938–1953» под редакцией академика А.Н. Яковлева (составитель Г.В. Костырченко) были обнародованы документы из центральных архивов страны (ГРАСПИ, РГАНИ, ЦАФСБ РФ), посвящённые этой теме и являющиеся одним из ценнейших источников информации о сталинских репрессиях. В одной из её глав приведены материалы, связанные с личностью А. Бахмутского и его ближайшим окружением.

В последние годы, кроме вышеназванных источников, стали доступны и другие документы: уголовное дело № П-80190, получившее название «Биробиджанское дело», в которое, кроме А. Бахмутского, вошло ещё семь человек — руководителей области. Из киевских архивов удалось получить материалы статей за 1945–1949 годы из периодических изданий «Эйникайт», «Нае лебн», альманаха «Биробиджан» и, конечно, «Биробиджанской звезды», где, несмотря на огромный официальный материал, печатались отдельные статьи по рассматриваемой нами проблеме.

Отсутствие публицистической литературы, изданной в послевоенные годы об этих событиях, вероятно, следует связать с начатой «войной» внутри страны, развёрнутой Сталиным против интеллигенции через десять лет после репрессий 1937-38 годов.

Даже после реабилитации репрессированных такая литература издавалась самиздатом или публиковалась впоследствии за рубежом, так как тема репрессий в те годы была под запретом в СССР. Пример тому — отсутствие книг, статей биробиджанских писателей на тему сталинских репрессий в пятидесятые годы. Даже несколько десятилетий спустя, после их возвращения из лагерей, страх владел ими. Вместе с тем о событиях конца сороковых годов можно прочесть в монографии Я. Бабицкого, опубликованной в Израиле, где А. Бахмутский упоминается 25 раз.

Только в последние годы тема политических репрессий, наконец, вышла из тени умолчания. Под руководством губернатора области А. Винникова был образован оргкомитет, взявший на себя функции по подготовке и изданию Книги Памяти жертв политических репрессий, где фигуре А. Бахмутского было отведено достойное место. Появившаяся недавно дополнительная информация позволяет по-новому оценить его роль и значение в истории области.

23
{"b":"242739","o":1}