ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Биробиджанская поэтесса Люба Вассерман в составе «преступной группы» писателей и поэтов, в числе которых были писатели Б. Миллер, С. Боржес, Б. Слуцкий, поэты И. Эмиот, Г. Рабинков, артист Ф. Аронес и другие, проходила по делу № 68. Основным из предъявленных им обвинений был буржуазный национализм. Л. Вассерман воспевала в своих стихах любовь к людям, строящим город, к природе, их окружающей, к реке Бире, к небу над Хинганом, к звёздам над Биробиджаном. И всё это потому, что она считала:

Биробиджан — мой дом,
И песнь моя о нём.
Люблю свою страну — Биробиджан.

Этот отрывок из стихотворения, изъятого при обыске и в то время ещё нигде не опубликованного, был признан националистической проповедью и лёг в основу обвинительного заключения. Приговор — 10 лет лишения свободы. По возвращении из лагеря Л. Вассерман вновь пишет стихи о Биробиджане. Среди них есть и «Улица Шолом-Алейхема».

Шолом-Алейхем для Биробиджана — даже больше, чем писатель. Он и мечтать не мог, что его имя будут использовать в своих стихах и песнях местные авторы. В 2004 году был выпущен сборник стихов Александра Драбкина «Мы из Биробиджана». Бывший журналист, а сегодня руководитель отдела криминалистики следственного управления гордо заявляет:

Я мотаю вёрсты год за годом.
И в местах, где довелось скитаться,
Спросит кто: «Еврей, откуда родом?»,
Я: «С Шолом-Алейхема, 17!».

Для тех, кто не знает, — это адрес роддома, который поэт весьма удачно использовал в рифме этого стихотворения. Порой мне даже кажется, что это Биробиджан был создан для Шолом-Алейхема, и, как подтверждение этому, А. Драбкин выдаёт чудесную метафору в одном из своих стихов:

На слезах замешан и на смехе
Мой Биробиджан. Шолом-Алейхем!

В начале главной улицы Биробиджана, носящей имя Шолом-Алейхема, или, как её любовно называют биробиджанцы, «улица Ш-А», установлен памятник классику еврейской литературы работы местного художника Владислава Цапа. На конкурсе, в котором приняло участие четыре участника из разных городов России, его проект был одобрен единогласно. Памятник был изготовлен в соседней, Хейлунцзянской провинции Китая.

На этапе согласования макета памятника, где я принимал участие, по общему мнению членов биробиджанской общины «Фрейд», эта скульптура никуда не годилась: физиономия Рабиновича была без очков и подозрительно смахивала на китайского подданного, что привело нас к мысли о некоем подвохе со стороны соседей из Поднебесной. Мы единогласно решили, что наш Шолом-Алейхем, во-первых, должен быть в очках, во-вторых, разрез глаз не должен напоминать наших соседей по другую сторону Амура, в-третьих, он должен быть в жилетке. Было поручено В. Цапу вместе с китайскими скульпторами доработать эти детали проекта памятника. В 2004 году под аплодисменты горожан памятник Шолом-Алейхему был открыт и стал одной их наших главных достопримечательностей.

Ради исторической правды следует признать, что памятник Шолом-Алейхему задумывалось установить в Биробиджане задолго до этого времени. Инициатором создания памятника писателю тогда выступил скульптор Абрам Мильчин. Это имя до последнего времени было мало известно даже в Биробиджане, куда он переехал ещё в 1933 году, когда ему исполнился 21 год. Полное его имя Абрам-Янкель Юдка-Пейсахович Мильчин сыграло впоследствии негативную роль в его жизни. Несмотря на признание мастерства скульптора, он оставался безвестным автором самых известных работ в России.

С детства у Мильчина проявился талант скульптора. Абрам учился в изостудии у скульптора Веры Мухиной, автора знаменитой композиции «Рабочий и колхозница». Она же лично ходатайствовала о его приёме в Суриковский институт, который он так и не закончил из-за начавшейся войны. После войны Мильчин принимает участие в конкурсе к 100-летию Хабаровска на создание памятника первопроходцу. Он становится победителем конкурса и создает одну из самых известных скульптур на Дальнем Востоке и в России — памятник Ерофею Хабарову, который был открыт 31 мая 1958 года. С тех пор этот памятник является визитной карточкой города.

Почти тридцать лет имя автора старательно замалчивалось и нигде в связи с этим монументом не упоминалось, так как отдельным партийным и советским руководителям оно, очевидно, резало слух. Скульптор А. Мильчин оставил на память биробиджанцам в областной библиотеке барельеф Шолом-Алейхема, но его авторство, опять же, известно очень узкому кругу людей, а его мечту — поставить в Биробиджане памятник знаменитому писателю — осуществил через много лет В. Цап.

Владислава Цапа — художника и скульптора, который несколько лет назад был принят в члены Союза художников России, можно по праву назвать главным иллюстратором рассказов Шолом-Алейхема в России. Многие работы Цапа навеяны мотивами и персонажами из произведений еврейского классика. В его картинах запечатлены сцены жизни простого человека из еврейского местечка, которому не чужды радость и веселье, смех сквозь слёзы. Художник чувствует настроение и обстановку, раскрывает и показывает жизнь местечка, как фотографию, сделанную им в той же Касриловке много лет назад.

При финансовой поддержке распределительного комитета Джойнт и Федерации еврейских организаций Дальнего Востока России издан альбом картин В. Цапа «Еврейская улица» по произведениям Шолом-Алейхема. Сюжеты картин и подписи взяты из рассказов «Касриловка. Город маленьких людей», «Разбойники», «Мальчик Мотл», «Мафусал», «Скрипка», «Тевье-Молочник», «Праздничные гостинцы», «Касриловка», «Не сглазить бы», «Дрейфус в Касриловке», «Блуждающие звезды», «Великий переполох среди маленьких людей», «Новая Касриловка» (Касриловский театр), «Шмуел Шмелькис и его юбилей», «Три вдовы», «Родительские радости». Эти картины выглядят как сцены из театральных спектаклей: на фоне декораций оживает еврейское местечко, где режиссёр, художник и гримёр в одном лице Владислава Цапа представляет нам ожившую постановку из очередного рассказа еврейского народного писателя. К 75-летию ЕАО Цап подготовил два выпуска комиксов по рассказам Шолом-Алейхема «Тевье-молочник» и «Мальчик Мотл», напечатанных в газете «Биробиджанер Штерн».

Боготворя идиш, Шолом-Алейхем и представить себе не мог, что через сотню лет в Биробиджане люди не еврейской национальности — Роза Строкова и Елена Беляева при поддержке еврейской общины «Фрейд» и Биробиджанского государственного педагогического института подготовят уникальный в своём роде альбом «От Алеф до Тав. Тайна еврейской буквы» — прекрасный еврейский алфавит в рисунках, который достоин самого высокого признания как в художественном, так и в литературном отношении.

Среди неординарных событий Биробиджана в первые годы перестройки было издание в январе 1993 года новой газеты «Улица Ш-А», девизом которой стали слова: «Шолом-Алейхем — значит мир вам!» Главный редактор редакционно-издательского отдела еженедельной газеты «Ди Вох» Майя Котлерман на одной из планёрок поставила вопрос о необходимости выпуска ещё одной газеты, которая дополняла бы рекламный «Ди Вох», была бы более серьёзной и востребованной всем населением города — от домохозяек до предпринимателей. Формат и тематика нового издания были рассмотрены и утверждены на заседании редакционной коллегии. Над названием думали недолго. Согласились с предложением сына Майи, Бориса Котлермана, выпускника факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова: «А что, если это будет «Улица Ш-А»?». Всем понравилось.

Надо признать, что новость об открытии газеты с таким названием разлетелась по Биробиджану быстрее, чем её тираж дошел до горожан. Но как организовать выпуск ещё одной газеты? Из моего интервью с М. Котлерман (проживает сегодня в Израиле) выяснилось, что денег на новое издание газеты у издателей не было. В частной встрече с директором типографии А. Мосейкиным Майя его заверила, что буквально в течение нескольких месяцев после первого выпуска все затраты, включая расходы на бумагу, печатание и прочее, окупятся. Тираж, по её расчётам, в два раза должен был превысить тираж газеты «Биробиджанер Штерн». И типография начала выпуск газеты «Улица Ш-А».

40
{"b":"242739","o":1}