ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно же, он сразу все понял. Осознание того, что он для нее первый, буквально лишило его рассудка. Саша мечтал об этом, да и вообщем-то особо не сомневался, что это так. Но сейчас, когда он убедился в этом лично, понял, насколько сильно этого желал. Он сдерживался, как только мог, хотел как можно дольше сохранить контроль над собой, чтобы не причинять ей лишней боли. И все-таки в какой-то миг девушка вскрикнула. Приникнув губами к ее губам, он заглушил ее вскрик поцелуем.

Ее глаза удивленно расширились. В первые мгновения ей показалось, что она не выдержит, настолько нестерпимой была боль, но с каждым новым движением она начала стихать. Он продвигался вперед и ее тело принимало его, привыкало, подчинялось...

Наконец-то, она была в его власти и это было необыкновенное ощущение, наконец то получить ту, которая так долго его отвергала. И в какой-то момент выражение его лица вдруг снова стало жестким, он смотрел на нее, как победитель, сверху-вниз.

Ей стало тяжело дышать от этого взгляда, но она молчала, лишь до крови закусив губу и ожидая, когда все закончится.

Опустившись на подушку рядом, он притянул девушку к себе, устроив ее голову на своей груди, все еще часто вздымающейся от прерывистого дыхания.

- Прости, если сделал тебе больно, - произнес парень, сам не ожидая от себя подобных сентиментальностей, и провел рукой по ее волосам.

- Все хорошо, - шепнула Катя, уткнувшись носом ему в грудь, еле сдерживая рыдания, застывшие комом в горле. Однако по задуманному ею сценарию, Степнов должен был думать, что она совершенно счастлива от того, что они вместе, и ей приходилось держаться из последних сил. Пульсирующая боль внизу живота была ничем в сравнении с той, что, словно острие ножа, засела в ее сердце. Она чувствовала себя совершенно опустошенной, словно, больше не принадлежала самой себе. И вроде ничего особенного не произошло, и мир вокруг остался тем же, только она в один миг изменилась, стала другая, чужая для самой себя.

- Котенок, я люблю тебя, - сказал Саша, прижимая ее к себе еще крепче, словно боялся отпустить хоть на миг и потерять навсегда. Ему хотелось верить, что она всегда будет рядом с ним и даже не хотелось вспоминать о том, как он жил раньше, без нее...

Глава 13. ОЖИДАНИЕ НЕИЗБЕЖНОСТИ

20 октября, 2012

POV Катя

Полтора месяца... Они пролетели, как один день. Все оказалось даже проще, чем я думала. Главное было напрочь откинуть все эмоции, взглянуть на происходящее, словно со стороны, представить, что все это происходит не со мной...

Уже через несколько дней я вполне освоилась в чужой квартире, немного подстроив некоторые вещи под себя, наведя свои порядки и не встретив никакого укора со стороны Саши. Проживая в одной квартире, мы проводили довольно мало времени вместе. Он целыми днями пропадал на работе, появляясь дома лишь под вечер, а иногда звонки выдергивали его из дома и ночью. Такой расклад меня вполне устраивал. Я довольно быстро вжилась в свою роль, а Саша выглядел совершенно счастливым и иногда мне даже казалось, что он действительно ко мне что-то чувствует. Но подобные мысли я быстро отметала от себя. Было принятое решение, намеченный план и продуманные действия, остальное должно было остаться за кадром.

Я вела себя, как идеальная жена. Вставала пораньше и готовила полноценный завтрак, будила своего мужчину нежным поцелуем, подавала ему выстиранную и выглаженную одежду, провожала на работу, напоследок награждая долгим и многообещающим поцелуем, а вечером встречала у порога, обвивая руками его шею, как только он входил в квартиру. Самыми сложными для меня все-таки были ночи. Я постепенно привыкала к Саше, к его рукам, к его губам, он всегда был нежен со мной и его прикосновения не вызывали отвращения. И все-таки отношение к тому, что происходило между нами, было скорее смирением с неизбежным и ожиданием того дня, когда все это прекратится. И каждой ночью, оказываясь с ним в одной постели, я успокаивала себя тем, что возможно уже завтра все будет иначе.

Тот их разговор с Пашей, подслушанный мною на кухне полтора месяца назад, до сих пор не давал мне покоя. Я ощущала себя героиней какого-то авантюрного фильма, когда при малейшей подходящей возможности кидалась к его мобильнику и проверяла все папки, которые могли представлять для меня хоть какой-то интерес. Вскоре я уже выучила наизусть имена всех людей, которые с ним работали и тех, кто был как-то важен для него, на номерах же, подписанных женскими именами, я даже не заостряла внимание. Меня интересовали все его сообщения - и входящие, и исходящие, черновики или какие-то заметки, хотя я сомневалась, что Саша станет хранить важную информацию в мобильнике.

Я не задавала лишних вопросов. Понимающе кивала, когда среди ночи раздавался звонок и, быстро собравшись, Саша куда-то уезжал. Он объяснял это одним словом "работа" и я делала вид, что искренне верю. Эти его ночные отлучки скоро вошли в порядок вещей, стали обычными, так сказать, рядовыми. После них в доме появлялись довольно приличные суммы денег, которые без сожаления тратились им налево и направо и я понимала, что эти суммы Саша считает совершенно незначительными... Все это была для него мелочевка. И я чувствовала, что он живет ожиданием. С замиранием сердца он ждал какого-то грядущего события, которое должно было принести гораздо большие деньги.

Я тоже ждала и делала вид, что не замечаю его ночных отлучек, содранных костяшек на пальцах и кровавых разводов на одежде. Даже выйдя однажды под утро выпить стакан воды на кухне и застав там Степнова, который деловито штопал какую-то рану на своей руке, а на столе перед ним лежал целый арсенал медицинских препаратов и инструментов, я лишь посокрушалась о тяжелой работе оперативников. То ли Саша действительно считал меня малолетней дурочкой, то ли хотел так думать, но на его лице ни разу не промелькнула настороженность, что я могу догадаться об истинном положении вещей.

Тем временем, Пашка стал частым гостем в нашем доме. Он смотрел на меня с улыбкой, смешанной с жалостью, что было мне совершенно непонятно, учитывая, что он сам когда-то толкнул меня в объятия своего новоиспеченного друга. Я усиленно делала вид, что обиды остались в прошлом, а моя нынешняя жизнь меня вполне устраивает и с каждой новой встречей лишь убеждалась в том, что родной брат стал для меня совершенно чужим человеком.

И вот, в середине октября, Павел и Саша пришли с работы вместе и, отказавшись от ужина, закрылись на кухне с бутылкой виски. По их напряженным лицам я как-то сразу поняла - то, чего они так ждали вот-вот произойдет.

Около часа я простояла под дверью кухни, пытаясь уловить хоть слово, но до меня доносились лишь отдельные фразы, однако и их хватило, чтобы подтвердить мои догадки. Они обсуждали путь подъезда к нашей даче, строение дома и непосредственно сам погреб с выходом в сарай. Кроме того, дальше разговор пошел об окрестностях деревни. Саша спрашивал где можно спрятать запасную машину на случай, если придется "уносить ноги", а Павел стал подробно объяснять о пролеске, начинающемся за деревней. При этом мужчины постоянно курили и не спасало даже открытое настежь окно, вскоре даже в комнате начал ощущаться запах табака. Я услышала легкий щелчок и заработала вытяжка, за ее шумом и вовсе стало ничего не разобрать. Я еще немного потопталась у двери и, решив, что ничего нового сегодня уже не узнаю, отправилась спать.

19
{"b":"242744","o":1}