ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он отлепился от стены и быстро направился в сторону кабинета начальника. В его голове уже выстроился план, как предстать перед девушкой в образе доброго героя и завоевать ее расположение к себе. Девушка ему понравилась, а у него как раз закончилась тяжелая смена и впереди был свободный вечер.

Парень исчез за одной из дверей и Кате оставалось лишь ждать. Девушка прошла к стульям, стоящим возле окна и, опустившись на один из них, погрузилась в свои невеселые мысли. Она совершенно не знала этого парня, который почему-то так легко вызвался ей помочь, но в один миг стал ее единственной надеждой на спасение брата.

Опер появился где-то через полчаса.

- Попробую что-нибудь для тебя сделать, - ободряюще сказал он.

- Правда? - девушка смотрела с такой надеждой, что ему даже стало немного стыдно разыгрывать перед ней такой драматический спектакль.

- Меня, кстати, Саша зовут, - представился парень. - И давай уже на "ты".

- Катя, - кивнула девушка.

Саша достал из кармана ключи от машины и протянул их ей.

- Возле входа стоит черный Форд Фокус, подожди меня в машине, - сказал он тоном, не терпящим возражений и, не дожидаясь ответа девушки, развернулся и направился в допросную.

Катя проводила его взглядом и несколько ошарашено взглянула на ключи в своих руках. Однако ей ничего не оставалось, как подчиниться.

Она медленно вышла на улицу и, оглядевшись по сторонам, заметила нужную машину и нажала на брелок. Форд Фокус приветливо моргнул фарами.

Глава 2. СТЕПНОВ

POV Саша

Мы работали вместе уже пять лет и буквально с первых дней поняли, что можем друг другу доверять. Как сказал Стас, я напомнил ему самого себя в юности. Я также попал в ОВД Пятницкий по распределению после милицейского колледжа и тоже практически с порога сцепился с уже бывалыми операми, проработавшими здесь половину своей жизни.

Я привык лезть на рожон. Таков уж мой нрав, воспитанный жестокой дворовой школой, в которой я крутился с малых лет. Отец был в бесконечных запоях, мать работала на трех работах и умерла, когда я едва окончил школу. Следом за ней ушел и отец. И это было его счастьем, иначе я своими бы руками отправил его на тот свет, чтобы не видеть его запойной рожи, которую с каждым годом я ненавидел все больше и сдерживался только из-за матери, которая почему-то его жалела и, кажется, даже любила.

Я всегда был предоставлен самому себе. Компания, в которой я вырос, считалась опасной. И действительно, вскоре многие из моих дружков, попали за решетку. А я понял, что могу повторить их участь, и решил, что пора менять ориентиры своей жизни.

Окончив школу, я уже твердо знал кем хочу стать и твердым шагом шел к своей цели. Образно говоря, бордовая корочка открывала передо мной многие двери, которые раньше пришлось бы взламывать. Она давала власть, которой я давно жаждал. А работа опера была мне как раз по нраву. Опасность щекотала нервы, в моей крови бешено скакал адреналин, наполняя мою жизнь яркими эмоциями. Я не боялся смерти, потому что мне просто было нечего терять. Я дерзил ей, даже получая пули. Я играл со своей жизнью.

Я давно уже знал, что наш начальник, Карпов Станислав Михайлович, держит этот район в железном кулаке, не давая разгуляться здесь всякой мрази. Даже самые отмороженные ублюдки побаивались его и в тайне восхищались его способностью наводить на всех страх. Кроме того, даже дурак понимал, что от местной ментовки зависит и прибыльность бизнеса в данном районе. Стас решал кто будет работать на его территории, а кто нет, разруливал проблемы между конкурентами и получал неплохую долю.

С первых дней работы я хотел доказать ему, что достоин находиться в его команде и не подведу. И дело было даже не столько в деньгах, сколько в привычке находиться в стае, чувствовать себя звеном одной системы. Из нас со Стасом и еще двумя его приближенными операми - Юрой и Димой, получилась отличная команда. Каждый знал свое место и свои обязанности. Со временем я научился усмирять свою отчаянность, не идти на неоправданный риск, не кидаться впустую под пули. Стас преподавал нам свою школу, которая была гораздо жестче той, что я прошел в своей жизни, но его уроки навсегда оставались в нашем сознании, чтобы в будущем избегать пройденных ошибок.

Он стал моим авторитетом, я не сомневался в нем ни минуты, зная что он всегда прикроет нам спину, да и мы за него мир перевернем. Стас поровну распределял между нами вырученные деньги, и вскоре основная зарплата совсем перестала меня интересовать.

Работа занимала в моей жизни самое главное место, она и стала моей жизнью. Женщины не играли значимой роли, являясь приходящими и уходящими ее составляющими. Если мне и доводилось влюбиться, то чувство это было поверхностно и быстро улетучивалось. Да и избранницы не могли продержаться долго рядом с человеком, который жил от звонка до звонка и мог сорваться на работу в любую минуту дня и ночи, а вернуться с простреленным плечом или и вовсе пропасть на несколько дней.

И такая жизнь долгое время меня вполне устраивала.

Когда Саша открыл дверь в кабинет начальника, антиквар как раз стоял у выхода и благодарил Карпова за оказанную помощь.

- Владимир Георгиевич, вы то мне и нужны, - обратился опер к мужчине. - Пройдемте заполним протоколы опознания, а потом вы сможете поехать домой.

Степнов провел его в оперскую и, усевшись за свой стол, жестом показал на стул.

- Двое задержанных на допросе уже во всем сознались. - сказал он, доставая из стола бланки и ручку.

- А третий? - поинтересовался антиквар, присаживаясь на стул напротив опера.

- С третьим дело обстоит сложнее... - Степнов положил руки на стол перед собой и сложил их в замок. - У него есть алиби на тот вечер.

- Вы хотите сказать, что это не он? - мужчина вопросительно взглянул на опера.

- Вы же их толком не разглядели, чтоб с уверенностью сказать, он это был или нет, - пожал плечами тот.

- Было темно, они ворвались, когда я уже закрывал магазин, - замялся мужчина. - Но картины, которые они пытались сбыть, они же мои...

- С этим никто и не спорит, - согласился Саша.

Он немного помолчал, после чего произнес как можно более безразлично.

- Давайте сделаем так... - опер пододвинул к мужчине бланки и ручку. - Запишем, что вы узнали только Коптелова и Обломова. С Легостаевым нам еще предстоит выяснить множество нюансов, но, скорее всего, к вашему делу он никакого отношения не имеет.

Через полчаса, проводив антиквара, Степнов убрал документ в папку и направился к дежурке.

- Олег, кто у нас сегодня дежурный следователь? - поинтересовался парень у дежурного, склонившись к окошку.

- Агапов, - ответил тот.

Опер удовлетворенно кивнул.

2
{"b":"242744","o":1}