ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, черт с вами! — Виктор залпом выпил свою рюмку и тихо поставил ее на стол… Довольные друг другом, Малина и Дикой последовали примеру Виктору и вскоре разошлись по домам. Они и не подозревали, что за квартирой, в которой они «завоевывали» сердце их «нового компаньона фирмы», внимательно наблюдали сотрудники уголовного розыска, которые с волнением ожидали тревожного условного знака со стороны Виктора, и только тогда, когда Виктор позвонил по телефону и вкратце рассказал о содержании посещения его квартиры Малиной и Диким, только тогда капитан Сенцов спокойно вздохнул…

На следующее утро в кабинете полковника Забелина собралось несколько сотрудников, которые были задействованы в деле под условным названием «Золотые монеты».

— Откровенно говоря, товарищ полковник, я был очень удивлен тем, что Виктор Быстровский сам пришел на встречу с нами! Оказался совсем неплохим парнем, только сильно запутавшимся…

— Это лирика, ближе к делу, — прервал Сенцова полковник.

— Хорошо! Из разговора с Быстровским было выяснено следующее: в Риге он жил в доме дяди Светланы Пульке, причем с ней Виктор познакомился значительно позднее, чем с Николаем Германовичем, и познакомились они через Кудрина, который в первую поездку попросил Виктора об услуге: отвезти посылку своему якобы дяде! Да, интересная особенность: я уже вам докладывал о том, что Светлана Пульке живет в Москве у бабушки и, кроме дяди, живущего в Риге, родственников у нее нет, так вот Виктор совершенно случайно подслушал разговор Светланы со своим дядей, который предлагал ей сообщить о случае в кафе отцу! Виктор проследил за ней и выяснил адрес этого пресловутого «отца», и оказалось, что по нему проживает Андрей Яковлевич Телегин! Так что непонятно: почему отец? Может, имеется в виду — «отец» в смысле «глава», или «старший»? Короче говоря, предлагаю всю шайку брать! — рубанул решительно рукой по столу Сенцов и сел с видом победителя.

— А вы уверены, что знаете всех членов этого «синдиката»? А вы уже знаете, где пресс-штамп? Наконец, вы уверены, что в поле нашего зрения попал и руководитель этих преступников? — посыпались на Сенцова вопросы Леонида Ивановича, и после каждого вопроса капитан все ниже опускал свою красивую голову, не зная, что ответить на эти вопросы.

— Ничего этого вы не знаете! — подытожил полковник. — Вот и займитесь ответами! И до тех пор, пока не будете уверены, что все нити этого дела находятся в ваших руках, — никаких арестов! Слышите — никаких! И еще, коль скоро вы решили использовать Быстровского для проведения этой операции, хотя я и сомневаюсь в правильности этого решения, так вот, прошу вас запомнить: за его безопасность вы отвечаете головой! Любая неосторожность или поспешность — непозволительна! И, наконец, последнее, что мне хотелось вам предложить для внимания: отец Светланы Пульке был расстрелян в 1945 году вместе с ее дедом за участия в карательных операциях против советских людей, вот официальная справка! Вас это наводит на какие-нибудь размышления?!

15

Виктор серьезно стал заниматься подготовкой к экзаменам в институт. Он был еще слишком молод, чтобы ощущать какую-либо тревогу или страх перед возможными опасностями, которые могли его подстерегать при контактах с преступной «фирмой». Он был романтической натурой и поэтому все опасности, о которых ему говорил капитан Сенцов, оставались для него просто словами. Он чувствовал себя чуть ли не героем, ему нравилось, что приходится вести двойную жизнь. Каким-то внутренним чутьем он понял, что «фирме» не обязательно знать о подготовке к экзаменам. Виктор с радостью убедился, что ничего не выветрилось из памяти из того, что он знал в прошлом году.

В этот вечер он занимался своей любимой математикой, и все получалось до удивительного легко и просто. Он настолько увлекся, что не сразу услышал звонок в дверь.

«Кто бы это мог быть?» — пожав плечами, быстро сложил книги и тетради в стол. С Ланой и «ними» он договорился, что перед приходом они обязательно будут звонить по телефону. Звонок был настойчив. Виктор откинул одеяло на кровати в сторону, смял подушку, расстегнул несколько пуговиц на рубашке, затем взъерошил волосы и пошел открывать. Перед ним возник Дикой, который явно был навеселе.

— Что так долго не открывал? Или, быть может, вы не одни? — ухмыльнулся он.

— Да нет, просто спал… Почему без звонка? Мы же договорились! Л если бы я был не один? Зачем лишний раз «сверкать»? — Виктор был сильно раздосадован, что его оторвали от занятий.

— Я вижу, ты совсем трусом стал! Хотя, может, ты и прав. Ладно, не злись, больше не буду… — Дикой грузно шлепнулся на стул и неожиданно грустно проговорил: — Родился я сегодня, понимаешь? — Он вытащил из карманов какие-то пакеты, консервы, бутылку коньяка.

— Что же ты раньше не сказал об этом? — Виктору почему-то стало жаль его. — Подожди-ка, — бросил он и принес из своей комнаты огромную морскую раковину. — Вот, это тебе от меня… сам достал со дна!

— Спасибо, Виктор, ты отличный парень! — растроганно произнес Дикой и бережно поднес раковину к уху. — Шумит… — улыбнулся он.

Виктор старался не пить и все чаще подливал Дикому, а когда почувствовал, что тот сильно опьянел, решил его разговорить.

— Послушай, Дикой, в вашей фирме я человек новый, но и мне всегда перепадает так много денег! Сколько же получают остальные?

— Не беспокойся, себя не обижают! — Дикой уже еле ворочал языком.

— Так откуда же берутся эти монеты? — Виктор сделал вид, что не знает о том, что монеты фальшивые. — Если клад, то он не может быть безразмерным!

— Клад! — Дикой расхохотался. — Нашел кладоискателей! Мы же — фирма! Фирма! — повторил он.

— Фирма? — Виктор усмехнулся. — У любой фирмы не может быть бездонного запаса этих монет!

— О каких запасах ты говоришь? У нас нет никаких запасов и не может быть потому, что мы сами штампуем их! Сколько захотим, столько и будет! — похвастался он самодовольно.

— Ничего не понимаю! Если делаем сами, то зачем? Не лучше ли это золото просто загонять кому-нибудь? — Виктор непонимающе пожал плечами.

— Ну и чудак же ты! Золотые монеты, тем более царские, — хмыкнул он, — ценятся дороже, чем просто металл. Тем более что золота там намного меньше, чем в настоящих…

— Ах, вот оно что! — Виктор вспомнил про металлический порошок, и теперь в его мыслях просматривался кое-какой порядок. — Да-а, — мечтательно протянул он, — неплохо бы заиметь такую машинку! Это же озолотиться можно! Может, ее как-нибудь можно увести?

— Да ты и в самом деле не того… Я еще пока жить хочу! Ты смотри, как бы тебя самого «не увели»! Так спрячут, что и сам себя никогда не найдешь: руки у Антея… — Дикой неожиданно осекся и испуганно посмотрел по сторонам, его хмель как рукой сняло, лицо мгновенно стало бледным.

— Что ты замолчал? — будто ничего не заметив, спросил Виктор.

— Я замолчал? — Он постарался улыбнуться, посматривая за Виктором: слышал или не слышал, вот что интересовало Дикого в этот момент. — Давай лучше еще по маленькой. — Он начал доливать коньяк в рюмки.

— А кто такой Антей? — спокойно спросил Виктор.

— Тьфу, черт! — выругался Дикой: все надежды на то, что Виктор пропустил мимо ушей это злополучное слово, растаяли как дым. — Виктор, прошу тебя, сотри из своих мозгов это слово, ради тебя прошу об этом! — взмолился он.

— Если не скажешь, спрошу у Малины! — пригрозил Виктор.

Дикой умоляюще смотрел на Виктора, но тот молчал и выжидающе глядел на него в упор. Взвесив все «за» и «против» и понимая, что если дойдет до Малины его оплошность, то это может кончиться плачевно, Дикой нерешительно сказал:

— В общем, и рассказывать нечего… Антей, — шепотом произнес он последнее слово, так тихо, что Виктор скорее догадался, чем услышал, — это человек-невидимка…

— Ну, начались сказки! — фыркнул Виктор.

— Это ты напрасно, я правду тебе говорю: его никто не видел! Никто! А он знает обо всех!

61
{"b":"242770","o":1}