ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...Ох, дорогой, какой потрясающий перстень! Но тебе не стоит меня баловать. Безумие тратить на меня такие огромные деньги...

Чуть скрипнул не то диван, не то кресло, и зазвучал голос Бреда:

...Это же пустяки, Линда, безделица, и ты прекрасно это знаешь. Если тебя это радует, если это делает тебя хотя бы на короткое время счастливой... Бог мой, когда я думаю о том, с чем тебе приходится мириться!

...Ничего нет особенно плохого, мой желанный. Честное слово, я живу совсем не так плохо. Особенно теперь, когда у, меня есть ты. Если бы ты знал, Бред, как ты мне нужен!

...Наверное, все же меньше, чем ты мне нужна!

...Дорогой, ты говоришь искренне? Я тебе нужна?

...А кто же мне нужен, кроме тебя, моя милая, моя славная...

Линда снова рассмеялась. Было как-то неприятно слышать ее особый — интимный смех, он невольно подсказывал, чем была заполнена последовавшая за ним пауза.

Джон не смел отвести глаз от Викки, которая неотрывно смотрела мимо Стива на Бреда.

...У тебя же совсем другое положение, милый. У тебя есть Викки. Ты...

...Не говори мне о Викки.

...Как я могу о ней не говорить, если ты на ней женат?

...Линда, прошу тебя, я столько раз тебе объяснял, как все получилось...

...Да, да, я знаю. И пусть это глупо, но расскажи мне снова. Любимый, ты не представляешь, как у меня становится легче на душе, когда ты мне все это повторяешь. Твои слова придают мне силы. Неужели то, что ты мне раньше говорил, правда? Ты ее совсем не любишь?

...Любить ее? Ты — последний человек, который может мне задавать эти вопросы. Я ее и никогда не любил. С самого начала у меня к ней не было никаких чувств, совершенно никаких. Говорю тебе, все устроил папа. Завод был в ужасном состоянии, долги, устаревшее оборудование, Бог знает что. Папе кое-что удалось «подштопать», в основном, как я догадываюсь, действуя не совсем законными методами, но это была, как ты сама понимаешь, всего лишь полумера. А тут удачно появилась Викки с ее огромным приданым, папа сказал, что она ниспослана Богом в ответ на его молитвы. Если я женюсь на ней, мы| еще сможем спасти наш завод. Ну, а если бы я этого не сделал, то пожалуй, нам обоим не миновать бы тюрьмы! Линда, ты должна мне верить!

Вообще-то у меня нет никаких претензий, если не считать того, что она в моих глазах не женщина... В общем и целом, . Викки совершенно безобидное создание. Не требовательное, а раз деньги так много значили для папы, я...

Неожиданно резким движением Викки подскочила к магнитофону и выдернула шнур, потом обернулась к вошедшим. Взгляд ее сверкающих глаз на белом, как мел, лице на долгое время задержался на Бреде, потом перешел на Стива Риттера.

— Вы все слышали. И теперь вам все известно. Джон подстроил ловушку, заменив магнитофонную ленту, и Бред в нее попался. Я сама видела его. Джон тоже. И двое мальчиков. Бред достал из под крыльца шкатулку с драгоценностями, которую он сам когда-то подарил Линде, вынул из нее магнитофонную ленту и спрятал себе в карман.

Быстро подбежав к растерявшемуся Бреду, она запустила ему руку в карман и извлекла оттуда бобину.

—- Вот, полюбуйтесь! — Она бросила ее Стиву Риттеру.— Теперь вы все знаете.

Джон, наблюдая эту сцену, подумал, что Линда была своего рода каннибалом. Она проглотила несчастного Бреда точно также, как пыталась проглотить его самого. И, самое главное, она не знала неудач во всех своих дьявольских планах. Вот и тут тоже: не дрогнув, среди пылких объятий и страстных поцелуев, она сумела подбить недалекого Бреда на такие признания, которые привязали бы его к ней навсегда: признания в нечестных делах компании и в еще более нечестной женитьбе.

Все мужчины замерли в растерянности, глядя поочередно, то на Бреда, то на Викки. Наконец, Стив Риттер шумно втянул в себя воздух, как бы перед прыжком в воду, поскреб себе затылок и пробормотал:

— Так вот как оно получается, Викки! У Бреда с Линдой было что-то вроде... ээ... романа. А когда это зашло слишком далеко, он...

Тут зашевелился мистер Кейри старший. До этого он стоял совершенно неподвижно. Теперь же с лицом чернее тучи он повернулся к Стиву:

— Ты слышал ее обвинения и прекрасно понимаешь, что это ерунда. Интересно, каким бы это образом мой сын мог убить миссис Гамильтон и даже похоронить ее под цементным полом, а? Когда, хотел бы я знать? Утром? Когда сам Гамильтон был дома? Отпадает. А после этого Бред уехал в Нью-Йорк, я сам его туда послал. Он никуда оттуда не уезжал, это может подтвердить тот же Гамильтон...

Он взглянул на Джона.

— Я так говорю? Разве Бред не находился все время с вами?

Джон взглянул на Бреда, стоявшего у окна, его плечи поникли, глаза уставились в пол. Так, все ясно...

 — Да, мистер Кейри, он был в Нью-Йорке со мной.

— Но он же взял ленту!

Это крикнула Викки.

Мистер Кейри повернулся к ней с таким яростным выражением лица, что всем стало страшно:

— Взял! И ты можешь сказать, почему он это сделал!

Она вскинула голову,

— Я?

— Разумеется. Ты скажешь сама, или предпочтешь, чтобы это сделал я?

Они стояли один против другого, теперь уже не скрывая открытой ненависти друг к другу.

Потом очень тихим голосом Викки сказала:

— Не имею ни малейшего понятия, что вы имеете в виду.

— Не имеешь, возможно, потому что не знаешь, что я случайно оказался свидетелем той сцены, которая произошла у Мерлендов? Я видел, Викки, как ты отвела в сторону Бреда и приказала:

«Отправляйся к Фишерам и раздобудь этот ящичек».

Мистер Кейри обвиняюще ткнул пальцами в Викки.

— Наверно, тебе все это даже доставило удовольствие, вызвало приятное чувство удовлетворения. Еще бы, не только убить ту женщину, которая встала между тобой и твоим мужем, ко к тому же, когда твой первый план не удался, сделать так, чтобы преступление приписали Бреду...

Эти слова перекрыл рев присутствующих.

Джон почувствовал, что буквально задыхается от бешенства и возмущения. Он с большим трудом сдерживался, чтобы не броситься на старшего Кейри.

Да, да, иначе и быть не может! Как же он сразу не .разобрался. Только теперь все по настоящему встало по своим местам.

Стив Риттер смотрел на Викки. Было видно, что блюститель порядка настолько растерялся, что просто не знает, как ему поступить.

Викки не шевелилась. На ее лице одновременно отразились и гнев и удивление.

— Стив!

Когда Стив повернулся к нему, Джон- сказал:

— Все это очень просто опровергнуть.

— Что именно? Про Викки?

— Скажи, Стив, ведь тот человек, который позвонил в магазин строительных материалов и заказал от моего имени цемент, был убийцей, не так ли?

— Ну, конечно. Это логично...

— Звонил он туда в 9 часов утра. Это точно помнит служащий магазина, оформлявший заказ. Если даже допустить, что Викки сумела подделаться под мужской голос, то все равно позвонить в магазин она не могла. В тот день с рассвета они с Лероем ловили рыбу на озере и вернулись домой уже в одиннадцатом часу.

Он оглянулся, отыскивая в комнате мальчиков. Те выглядывали из-за Гордона Мерленда, утратившего половину своего чванства ввиду столь неожиданного поворота событий.

— Лерой, я верно говорю?

— Да,— с готовностью ответил мальчик,— мы удили, и я тогда поймал больше...

Джон знаком руки попросил его помолчать.

— Так что с этими фантастическими обвинениями миссис Кейри считаем покончено. Но теперь, кажется, вы поняли, как все было на самом деле? Больше ни у кого не осталось сомнений?

Неторопливо, откровенно наслаждаясь этим моментом, который все-таки наступил вопреки его опасениям, Джон повернулся к Бреду:

— Мужчина ты или нет? Неужели тебя так сильно зажали в кулаке? Ты и дальше собираешься стоять безучастно и спокойно слушать, как порочат и обвиняют Викки? И ты не подумаешь вступиться за нее?

Ведь Линда задумала женить тебя на себе, так? Именно для этого она и записала этот разговор и принялась с его помощью тебя -шантажировать? Ты перетрусил, перетрусил так сильно, что не решился собственными силами выбраться из той трясины, в которую так легкомысленно угодил. Но подле тебя всегда находился твой отец. Отец в свое время устроил твой брак с богатой девушкой, выгодный в одинаковой мере вам обоим. А теперь отцу предстояло спасти тебя от когтей Линды. И ты пошел к нему, так?

68
{"b":"242776","o":1}