ЛитМир - Электронная Библиотека

   Хорнунг огляделся и заметил, что площадь теперь действительно обрела законченный вид. К центру притяжения стали стекаться люди. Подъехал автобус с туристами, возможно, даже это были туристы с круизного лайнера "Впечатление". "Вы не знаете, кому поставлен памятник?" - спрашивали наиболее любопытные из них. "Очевидно, это какой-то местный общественный или политический деятель", - строили догадки другие.

   Сконфуженный гид лихорадочно листал свою электронную записную книжку и безрезультатно совещался с водителем автобуса.

   - Памятник надо было вознести на пьедестал, - сказала одна умная туристка.

   - Вы слишком требовательны к малоразвитой культуре, - заступилась за местных жителей другая туристка.

   - Нет, - сказал сопровождавший их мужчина, - Это сделано специально. Чтобы он был ближе к народу.

   Такое предположение многим понравилось, и все стали фотографироваться на фоне монумента, рядом с монументом и даже фамильярно обняв его за бронзовое плечо. Но были примеры более почтенного отношения к бессмертному. Какая-то девушка сняла с себя большой венок, сплетенный из райских цветов, и повесила его на шею статуи. Кто-то положил цветы у бронзовых ног. Вот так и рождается культ, подумал Хорнунг.

   - Что же вы теперь намерены делать? - спросил он обескураженного племянника, от былой гордости которого не осталось и следа.

   - Не знаю, - ответил тот печальным голосом. - Без дядюшкиной поддержки меня съедят его завистники и противники...

   - Иди ко мне в помощники, - сказал Фалд, - я научу тебя полезному делу. Если шкипер не будет возражать.

   - Хорнунг замялся, хотя и чувствовал свою вину перед бедным племянником.

   - Мне он не нравится, - процедил сквозь зубы Зальц.

   - Нет, спасибо, - сказал Каземиш-младший, - я, наверное, останусь здесь. За дядюшкой буду присматривать. От птичьего помета его очищать. А то их тут вон сколько летает, и все гадят... Продам космический тягач... или буду сдавать его в аренду, начну свой бизнес. Здесь, оказывается, жить можно, вопреки вранью департамента пропаганды.

   Племянник, не прощаясь, скрылся в пестрой толпе.

   Из последней реплики бывшего офицера центавриане поняли, что для великофриканца, при всей их любви к выспренним восклицаниям о служении родине, прикарманить народное достояние так же просто, как выпить стакан воды.

   Дурной пример заразителен. Поэтому Хорнунг с меньшими угрызениями совести, чем ожидал, подошел к статуе и снял с её пальца кольцо Улля. Кольцо, как и предполагалось, легко поддалось.

   - Вы позволите? - сказал, протягивая крохотную ладошку, какой-то маленький седобородый человечек, подошедший незаметно.

   - Что вам угодно? - спросил Хорнунг. - Кто вы такой?

   - Мне угодно получить назад кольцо Улля, - тонким голоском ответил человечек, - ведь оно вам больше не нужно, я полагаю. А зовут меня Альвис, не узнаете?

   - Бог мой! Альвис? - удивился капитан "Орла", узнавая премудрого карлика.

   - Бог - Один, а я всего лишь его слуга.

   - Привет, Альвис, - Хорнунг осторожно пожал хлипкую ладошку гнома. - Вот ваше кольцо, в целостности и сохранности. Можешь передать его своему хозяину и в придачу мои слова благодарности.

   - Обязательно передам, - ответил Альвис, надевая на крохотный пальчик явно большое кольцо.

   Капитан вдруг засмущался, хотелось сказать гному какие-то добрые слова, но ничего в голову не приходило. Но Альвис и так все знал и понимал без слов и мудро улыбался. Он знал даже то, что Хорнунг узнает лишь через несколько дней.

   И вдруг Альвис исчез. Словно его никогда не было.

   - Вот, Макс, - обратился Хорнунг к капитану Верховену, - только что вы видели жителя запредельных, магических миров, о которых я вам рассказывал.

   - Чудеса, - выдохнул Верховен, хватаясь за голый подбородок.

   - Никаких чудес, - сказал умный Фалд. - Возможно всё, что мыслимо.

   - Всё в законе, - подтвердил Зальц. - Как на зоне.

   * * *

   На следующее утро грузовой корабль "Орел" покинул гостеприимный порт Ках-ор-Ланг на Фениксе и взял курс к созвездию Центавра.

   Если бы космическая пустота не была столь безнадежно глухонемой, то пролетающие мимо метеориты могли бы услышать лихую песню дальнобойщиков, которую ревели в три глотки хорошие парни, собравшиеся в уютной кают-компании, за рюмкой доброго вина:

   Ты лети, моя ракета,

   Путь-дорога далека,

   Посылает Генриетта

   Нам привет сквозь облака.

   Обниму тебя, родную,

   Поцелую горячо,

   И до самого рассвета

   Буду жрать твой суп-харчо!

   * * *

   Подходя к своему дому, выстроенному в колониальном стиле, стоящему на зеленом холме с редкими небольшими соснами, Вёльд Хорнунг увидел свою жену. Марта стояла на западной веранде, двумя руками поддерживая округлившийся живот.

   Три ступени вверх и - горячий долгий поцелуй. Потом Хорнунг приложил ухо к её животу и услышал шевеление новой жизни.

   - Об этом сюрпризе ты говорила мне по Спейс-Сети?

   - Да, - засмеялась жена. - Я так счастлива!

   - Кто?

   - Мальчик, - ответила Марта. - Он такой непоседливый, так и рвется наружу. Боюсь, не доношу, рожу семимесячного.

   - Это не страшно. Главное, что наконец-то получилось.

   - Ума не приложу, как это вышло? Ведь мы уж и не чаяли...

   - Зато я знаю... Но это долгая история.

   - Дорогой, как мы его назовем?

   - Назовем его Элзором. Он будет любящим сыном и храбрым мужчиной.

КОНЕЦ САГИ

52
{"b":"242799","o":1}