ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подойдя к мосту на реке Синявка, что в семи — восьми верстах юго — восточнее Коростеня, он был встречен артиллерийским огнем с тыла, из деревни Новаки, и наткнулся на сброшенный противником с рельсов маневренный паровоз, доставлявший огнеприпасы в Коростень. Завязался бой.

Цепь поляков, залегшая по опушке деревень Новаки — Хотиновка, развив сильный ружейный и пулеметный огонь [162] по бронепоезду, не давала возможности высадить людей для освобождения пути от заградившего его сброшенного паровоза.

Одновременно с северо — западной и юго — восточной сторон деревни Новаки, отделились сильные кавалерийские отряды противника с целью оцепить бронепоезд. Северозападный отряд, сабель в 300, три раза группировался, получая задания атаковать бронепоезд, но каждый раз ураганным огнем последнего рассеивался.

В то же время метким огнем бронепоезд принудил неприятельскую цепь отойти в глубь деревни, сбил артиллерийского наблюдателя и заставил замолчать и переменить позицию батареи. Воспользовавшись относительным ослаблением огня, часть команды бронепоезда высадилась и приступила к работе по очистке пути.

Не имея специальных ремонтных инструментов, пользуясь только путевым инструментом, дружными усилиями команда часа через два подняла паровоз, исправила кое — как путь, и бронепоезд двинулся дальше.

Поляки, взбешенные стойкостью бронепоезда и пораженные столь удачным устранением препятствия, открыли ураганный артиллерийский, пулеметный и ружейный огонь почти в упор, решив во что бы то ни стало сбить бронепоезд. Развив огонь, бронепоезд сумел, однако, миновать опасный участок, сбросив по пути еще несколько шпал, положенных поляками.

В результате боя оказались расстрелянными около 600 снарядов и до 8000 патронов; бронепоезд получил две пробоины, потеряв 5 раненными и одного убитым. Потери противника, по сведениям крестьян, значительны. Численность же противника в деревнях Новаки — Хотиновка, по тем же сведениям, 2000 кавалеристов при 8 орудиях».

В конце сентября 1920 года 57–я стрелковая и 17–я кавалерийская дивизии отбивались от наседавших польских войск на западных подступах к Пинску. Их действия поддерживали два уцелевших в предыдущих боях бронепоезда — № 29 и 101.

Польское наступление развивалось очень быстро. Поэтому днем 26 сентября командиры бронепоездов получили распоряжение начальника бронечастей 4–й армии: прибыть [163] на станцию Пинск для помощи стрелковым соединениям. После этого связь прервалась, и восстановить ее уже не удалось.

Крепости на колесах: История бронепоездов - i_062.png

Схема участка, где погибли бронепоезда № 29 и № 101

Командир бронепоезда № 101 запросил штаб дивизии о разрешении сняться с боевого участка, но получил отказ. 29–й бронепоезд двинулся к Пинску. Восстановив испорченный железнодорожный путь, у станции Молотковичи бронепоезд был обстрелян прорвавшимися польскими войсками и вынужден был отойти на станцию Юхновичи, потеряв связь со всеми соседними частями и командованием. Это было окружение.

27 сентября командиры бронепоездов, посовещавшись, решили прорываться к Пинску. Восстановив под огнем польской артиллерии разрушенный в нескольких местах железнодорожный путь, бронепоезда к рассвету 28 сентября подошли к мосту у станции Молотковичи, который тоже оказался разрушенным. Отремонтировать его помешали подошедшие польские части, сразу же открывшие огонь [164] по бронепоездам. Попытка контратаковать противника, предпринятая остатками 17–й кавалерийской дивизии при поддержке бронепоездов, провалилась с большими потерями для конницы.

Оказавшись в западне — железнодорожный путь восточнее и западнее местонахождения бронепоездов был разрушен, связь с командованием потеряна — их командиры приняли решение взорвать бронепоезда и в пешем строю прорываться к своим.

Вечером 28 сентября на станции Юхновичи оба красных бронепоезда № 29 и № 101, были взорваны своими командами. Позже выяснилось, что Пинск был захвачен неожиданным налетом польской кавалерии еще 26 сентября.

В силу причин, о которых речь шла выше, бронепоезда частенько оказывались в окружении и на других фронтах кровавой войны.

В апреле 1920 года в составе 14–й армии, сражавшейся с поляками на Украине, находились две бригады галицийских стрелков, созданных на базе бывшей Галицийской армии (перешла на сторону Красной Армии весной 1920 года). Особого доверия к ним у командования Красной Армии не было, поэтому одной из бригад был придан бронепоезд № 90 «Имени товарища Алябьева».

Подозрения не были напрасными. 23 апреля галицийские бригады подняли мятеж. Командир бронепоезда, патрулировавшего участок железной дороги от станции Бар до Копай — Города, потеряв связь с частями на фронте, решил отойти на станцию Бар и доложить командованию 60–й стрелковой дивизии о подозрительном поведении частей и штаба галицийской бригады.

Но команду бронепоезда поджидал сюрприз: захваченный по дороге путевой сторож, пытавшийся при появлении бронепоезда, скрыться, рассказал, что штаб бригады ушел в лес, железнодорожный путь впереди на протяжении 300 метров разобран, рельсы разбросаны, а в кустах в засаде находятся пушки и пулеметы. Оценив обстановку, командир приказал продолжить движение в сторону Бар.

У разрушенного участка пути бронепоезд пришлось остановить. Командир бригады вызвал к себе командира бронепоезда Яковлева и потребовал от него сдаться, угрожая в [165] противном случае открыть огонь из пушек. Яковлев, для видимости согласился выполнить требования, и попросил разрешения вернуться на бронепоезд, чтобы передать команде распоряжение о сдаче.

Оказавшись на борту бронепоезда, Яковлев тут же отдал приказ открыть огонь по противнику, рассеяв пехоту, попытавшуюся атаковать состав. Ответный огонь галицийцев успеха не имел — в тендер бронепоезда попал один снаряд. А после гибели командира бригады, ее остатки скрылись в лесу.

Уничтожив засаду, команда бронепоезда восстановила железнодорожный путь и отправилась на станцию Бар. Сообщив об измене, бронепоезд «Имени товарища Алябьева» снова отправился на Копай — Город для подавления мятежа.

Во время отступления частей Красной армии из — под Варшавы, бронепоезда вели сдерживающие действия против польских войск. О том, что происходило в этот период на фронте, лучше расскажет документ — наградной лист на команду бронепоезда с громким названием — «Грозный мститель за погибших коммунаров» № 51.

Естественно, что здесь героические подвиги изрядно преувеличены — после тяжелого поражения нужно было любой ценой поднять боевой дух красноармейцев, воодушевить их примером из фронтовой жизни. Для этого, как нельзя кстати, подвернулся «Грозный мститель».

Итак, «9 октября 1920 года, находясь в распоряжении начдива 58 на участке Коростень — Олевск, бронепоезд был отрезан противником, занявшим м. Коростень. Несмотря на сожженные по всем направлениям железнодорожные мосты и наличие других препятствий к выходу, бронепоезд вышел на ст. Коростень с целью выяснить создавшуюся обстановку.

Высланной по прибытии на станцию разведкой было установлено, что м. Коростень занято поляками. Выяснив это, бронепоезд отошел на ст. Белокоровичи из — за позднего времени, но с утра отправился снова в том же направлении, имея приказание начдива прорваться на ст. Овруч.

Выслав разведку, бронепоезд прибыл на станцию Коростень — Подольск, где мост в двадцать саженей длиной был также сожжен. Энергично взявшись за работу, команда быстро [166] сняла старые горелые клетки и заменила новыми, и, таким образом, через четыре часа мост был готов для прохода бронепоезда на станцию Овруч.

Прорыв бронепоезда, несмотря на все преграды, и произведенная им глубокая разведка от Белокорович до Коростеня в сильной степени способствовали занятию Коростеня красными войсками».

Похожий случай произошел на уральском фронте в апреле 1919 года. Воспользовавшись переброской с этого участка фронта в Самару 25–й стрелковой дивизии всенародно известного Василия Ивановича Чапаева, части белой армии перешли в наступление и окружили в Уральске 22–ю стрелковую дивизию.

33
{"b":"242801","o":1}