ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лаврентий Павлович сообщал: «НКВД СССР докладывает об окончании подготовки мероприятий по подготовке приема и размещения предстоящей конференции. Подготовлено 62 виллы (10000 квадратных метров и один двухэтажный особняк для товарища Сталина: 15 комнат, открытая веранда, мансарда, 400 квадратных метров). [324]

Особняк всем обеспечен. Есть узел связи. Созданы запасы дичи, живности, гастрономических, бакалейных и других продуктов, напитки. Созданы три подсобных хозяйства в 7 км от Потсдама с животными и птицефермами, овощными базами; работают две хлебопекарни. Весь персонал из Москвы.

Наготове два специальных аэродрома. Для охраны доставлено 7 полков войск НКВД и 1500 человек оперативного состава. Организована охрана в 3 кольца. Начальник охраны особняка — генерал — лейтенант Власик. Охрана места конференции — Круглов.

Подготовлен специальный поезд. Маршрут длиной в 1923 километра (по СССР 1095, Польше 594, Германии 234). Обеспечивают безопасность пути 17 тысяч войск НКВД, 1515 человек оперативного состава. На каждом километре железнодорожного пути от 6 до 15 человек охраны. На линии следования будут курсировать 8 бронепоездов войск НКВД.».

Беспрецедентные меры предосторожности позволили. товарищу Сталину благополучно добраться до Берлина и обратно. Бронепоезда НКВД постоянно патрулировали железную дорогу, сопровождая в пути литерный состав. Боевая задача была успешно выполнена, и на головы чекистского начальства пролился дождь наград.

А команды бронепоездов ожидала привычная боевая служба на железных дорогах Западной Украины и Прибалтики, где продолжали резвиться многочисленные отряды повстанцев, мечтавших о создании независимых Украины и Литвы, и почти ежедневно происходили вооруженные столкновения между ними и частями НКВД.

Собственный бронепоезд имел и смертельный враг Сталина, Адольф Гитлер. Попавший в советский плен, начальник личной охраны фюрера, СС группенфюрер и генерал — лейтенант полиции Ганс Раттенхубер, на допросе в Главном управлении контрразведки «Смерш» рассказывал:

«Специальный поезд Гитлера состоял из 15 вагонов: вагон Гитлера, вагон имперского руководителя прессы, вагон с узлом связи, два салон — вагона, вагон — баня, два вагона для свиты и частей, два спальных вагона, два багажных вагона, вагон для охраны, две бронеплощадки с зенитными скорострельными [325] артиллерийскими установками калибра 20 мм, связанные между собой телефоном.

Вагон Гитлера был довольно просторным. Начиная с 1942 года, Гитлер в нем обедал во время поездок, в то время, как раньше он обычно ходил на обед в салон — вагон.

В вагоне, кроме купе Гитлера, имелись также отдельные купе для личного его адъютанта, для адъютанта вооруженных сил и для личного слуги — штурмбанфюрера Линге.

Было учтено также особое пристрастие Гитлера часто принимать теплую ванну, для чего в его вагоне было оборудовано специальное помещение.

Одно купе в вагоне было оборудовано для него в виде небольшого служебного кабинета.

Вагон не был бронирован.

В 1944 году нами было запланировано устройство в вагоне бронированного купе для Гитлера, однако, это мероприятие мы не успели провести.

Весь обслуживающий персонал, начиная с 1938 года, был постоянным и контролировался тайной полицией.

Подъездные пути и перрон строжайше охранялись службой безопасности и железнодорожной полицией.

Пустой поезд охранялся двумя сотрудниками РСД («Имперской службы безопасности»), 11 чиновниками железнодорожной полиции и 39 зенитчиками.

Маршрут держался в строжайшем секрете, причем составлялся таким образом, что нельзя было понять, когда Гитлер будет пользоваться поездом. Гостям приход Гитлера объявлялся примерно за час до этого. Зачастую Гитлер вместе с охраной входил или выходил из поезда с другого вокзала, нежели гости.

Впереди спецпоезда на определенной дистанции двигался добавочный поезд.

Гитлер пользовался автомашинами только следующих типов: «Мерседес — Бенц», открытая и лимузин с мотором мощностью в 150 лошадиных сил, а также вездеход марки «Штейер».

Все машины Гитлера были бронированы и снабжены специальными непробиваемыми стеклами.

Испытания, которые проводились периодически, показали, что броня выдерживала обстрел автоматического [326] оружия, пулемета и не оставляла вмятин от взрыва гранат. Стекло выдерживало воздействие семи винтовочных выстрелов в одну точку.

В отношении бронирования следует заметить, что броня прикрывала все стенки машины, включая днище. При закрытом варианте крыша тоже имела броневую защиту.

Самолет Гитлера — четырехмоторный типа «Кондор», фирмы «Фокке — Вульф».

«Кондор» Гитлера имел специальное устройство, позволявшее последнему в случае опасности путем нажима кнопки открывать под собою в кабине люк, в результате вместе с сидением, на котором Гитлер был заранее укреплен ремнями, он мог вывалиться из самолета, после чего автоматически раскрывался парашют.

Во время полетов на фронт самолет Гитлера сопровождался эскортом истребителей в количестве от 6 до 10 машин, пилотируемых надежными асами.

Должен также сказать, что для Гитлера был подготовлен новый корабль, каковым являлся последний образец «Юнкерса» — Ю–250, имевший на вооружении 9 скорострельных пушек калибра 20мм.

Сидение в самолете Ю–250 было защищено броневыми плитами снизу, сверху и с боков, а также снабжено непробиваемым стеклом. Там имелось такое же, как в самолете «Кондор», устройство для выпрыгивания с парашютом.

Самолет Ю–250 практически не был использован, так как он, вскоре после своего изготовления, в марте 1945 года был уничтожен во время бомбардировки американской авиацией на аэродроме в гор. Мюнхен».

Надо заметить, что Гитлер, по сравнению со Сталиным, уделял гораздо меньше внимания своей безопасности. Во всяком случае, восемь бронепоездов его в дороге не сопровождали, хотя шла война, и фюрер частенько выезжал в прифронтовую зону, где активно действовали советские партизаны.

Генералиссимус же, за всю войну, один раз решился отправиться даже не на фронт, а в сторону фронта. [327]

Знакомые незнакомцы

После окончания второй мировой войны бронепоезда стали постепенно выводить из состава армии. Расформировывались дивизионы и отдельные бронепоезда, часть их ставилась на долговременное хранение, в соответствии со старым лозунгом — «мы мирные люди, но наш бронепоезд на запасном пути». В строю в основном оставались зенитные бронепоезда, показавшие высокую эффективность в прикрытии железнодорожных перевозок от воздушного противника.

Но война закончилась не для всех. Некоторые бронепоезда вновь были переданы войскам НКВД и использовались для охраны железных дорог в Прибалтике и Западной Украине, где шли бои с лесными братьями и бандеровцами. Западная Украина стала ареной настоящей войны между хорошо организованными и вооруженными отрядами Украинской повстанческой армии и дивизиями внутренних войск.

Это была война без правил. Обе стороны не гнушались провокаций, устраивая расправы над мирным населением в форме и под видом противника. Подозрение в помощи врагу грозило высылкой в Сибирь для одних или удавкой на шее для других. Расправа была жестокой.

Частым нападениям бандеровцев подвергались и железные дороги. У командования внутренних войск просто не хватало сил и средств для контроля прилегающей к железнодорожным магистралям полосы.

Выходом из сложного положения стали бронепоезда, патрулировавшие важнейшие железные дороги и способные огнем своих орудий и пулеметов подавить огневые точки противника. До начала пятидесятых годов шли бои на железных дорогах Галиции. Но противостоять советской военной машине части УПА долго не смогли. Война была проиграна.

Бронепоезда отправились в арсеналы на хранение, а затем один за другим — на металлолом. Наступила новая — ядерная, эра в военном деле. [328]

Производство бронепоездов было полностью прекращено и с каждым годом их количество сокращалось. К концу пятидесятых годов в армии их не осталось, и казалось, история боевого применения бронепоездов окончательно дописана. Но жизнь распорядилась иначе.

67
{"b":"242801","o":1}