ЛитМир - Электронная Библиотека

Флоренс вежливо улыбнулась.

– Правда, за очень симпатичного разгильдяя, – добавил он. – Хорошо, продолжайте. Вы нас заинтересовали.

– А в-третьих, нам, конечно, понадобится в этом бизнесе матарский партнер, поскольку, согласно закону, пятьдесят один процент акций любой компании, которая оперирует здесь, должны принадлежать гражданам Матара. Вот вам три фактора, определяющие вашу жену в качестве единственного кандидата на пост главы нашего предприятия.

– А что значит «нашего»? «Вы» – это кто?

– Я всего-навсего телевизионный продюсер, и этот проект – моя идея… Но когда затевается такое крупное дело, нельзя обойтись без инвесторов и других заинтересованных лиц… Однако мы готовы предоставить вам…

– Вы имеете в виду – народу Матара, – вставил он.

– Пятьдесят один процент.

– Хм-м.

– Ну тогда, скажем, пятьдесят пять?

– Что-то у меня в последнее время со слухом. Долгие годы, знаете ли, стрельбы по газелям…

– Шестьдесят процентов?

– Что? Вы, кажется, сказали семьдесят?

– Шестьдесят пять.

– Давайте остановимся на шестидесяти шести. Это ровно две трети. Бухгалтерам будет легче считать.

– Хорошо, договорились.

– А чем будет заниматься моя жена? Выступать в роли свадебного генерала?

– Вовсе нет. Мы надеялись, что она примет в этом проекте самое живое участие. К слову сказать, именно это беспокоило меня больше всего, когда я собиралась на встречу с Вашим Величеством.

– Почему?

– Боюсь, что мы, в некотором роде, отнимем ее у вас. Вы же понимаете, создание и запуск телевизионной студии требует серьезных усилий.

– Ах, в этом смысле… Ну, это ей решать.

– Молва явно недооценивает Ваше Величество как мужа и просвещенного человека.

– Ну, мы ведь отнюдь не темный провинциальный народ, мисс Фарфалетти. Мы не похожи на остальных обитателей этого региона. Я передам ваше предложение жене. Хотя, должен признаться, у меня к этому отношение весьма противоречивое. Разве не сказано в Писании, что муж, свою жену возводящий в королевы, в итоге сам будет мыть посуду?

– Но разве не сказано там также, государь, что муж, своей жене придумывающий занятие, создает оазис самому себе?

– Не скажу точно, какую конкретно часть Писания мы с вами оба цитируем, но, по-моему, у вас может кое-что получиться, мисс Фарфа… Флоренс. А теперь, если позволите, моей аудиенции ждут другие. Жизнь эмира, знаете ли, не одно лишь фиговое масло.

– Даже представить себе не могу, как Ваше Величество со всем этим управляется.

Глава восьмая

На следующее утро в отель прибыло известие о том, что шейха Лейла приглашает Флоренс на чашку чая.

На этот раз Флоренс почему-то нервничала гораздо сильнее, чем перед встречей с эмиром. Возможно, причиной тому была щекотливая информация, собранная любознательным Бобби. Флоренс слишком много времени уделила ее изучению, и теперь у нее было такое чувство, будто она без разрешения заглянула в жизнь другой женщины. Она испытывала… чувство вины. Да, именно чувство вины. Потому что морочить голову пухлому вальяжному повелителю со смешным прозвищем Газзи было одно дело, а попытка обмануть его многострадальную жену – совсем другое. Понятно, что Флоренс руководили самые благие побуждения, и тем не менее она чувствовала солидарность с этой женщиной. Обе они были талантливы и выскочили замуж за принцев, чтобы уехать и жить в песчаных замках. Просто замок Флоренс рассыпался первым.

Информация, которую собрал Бобби, была самого неприличного свойства. Это свидетельствовало в пользу профессионализма специалистов из ЦРУ, однако всему на свете есть предел.

– Нет-нет, я не хочу об этом знать, – сказала она Бобби, когда тот начал посвящать ее в детали первого сексуального опыта Лейлы.

Оказалось, что будущая жена эмира утратила девственность в семнадцать лет во время школьной экскурсии по Парижу, и соблазнителем был экскурсовод из Лувра.

– Это не имеет никакого отношения к делу, – заявила Флоренс. – И не касается ни вас, ни меня, ни кого бы то ни было.

– Еще как касается, – ответил Бобби. – Заранее никогда не известно, какая деталь может спасти операцию.

Он положил досье на стол перед Флоренс:

– Я настоятельно рекомендую вам прочесть все в этой папке, мэм.

И с этими словами вышел.

Флоренс отыскала Джорджа, который постепенно приходил в себя после расстройства желудка.

– Ну почему я чувствую себя таким дерьмом, когда это читаю? – сказала она.

– Другим еще хуже, – ответил Джордж. – И совсем не от чтения. К тому же мне, например, жуть как хочется узнать – не в самом ли Лувре они… ммм….

– Тогда сам и читай.

Во второй половине дня Флоренс провели на прохладную террасу в покоях жены эмира, выходивших окнами на берег моря. Здесь в сотне метров от пляжа рядом с дворцом располагались в форме королевского герба династии бен Хаза несколько фонтанов с морской водой. С практической точки зрения это было полезно, поскольку охлаждало воздух с этой стороны дворца, однако на коже, если пройти мимо, потом явственно ощущалась соль.

Приветствуя свою гостью, Лейла поднялась ей навстречу. Стулья в этой комнате дворца, как заметила Флоренс, были одинаковой высоты. Шейха блистала удивительной красотой. Что, впрочем, не является исключительным качеством женщин, на которых женятся принцы. Одним из наиболее невинных фактов ее биографии, которые Флоренс почерпнула из папки Бобби, было то, что совсем недавно ей исполнилось тридцать семь лет. Она была выше своего мужа и не скрывала этого, предпочитая носить обувь на высоком каблуке, тогда как большинство арабских женщин обувались в основном в плоские шлепанцы. Она обладала точеными чертами лица и глазами сокола-сапсана. Она бы легко могла стать моделью – впрочем, однажды во время летних каникул в колледже она так и поступила, но скорее для того, чтобы позлить родителей, чем ради денег. Сейчас на ней был шелковый брючный костюм из Парижа и белый шифоновый шарф, контрастирующий с роскошными темными волосами. На шее скромно поблескивало золотое ожерелье. Палец был украшен обручальным кольцом с бриллиантом примерно в восемь карат. На столике за ее спиной стояли две фотографии в серебряных рамках. Одна запечатлела Лейлу с принцем Хамдулом. На другой в парадном одеянии застыл ее муж. Флоренс подумала, что люди на этих двух снимках разделены не случайно.

– Добро пожаловать, – сказала жена эмира, указывая на стул.

Она вела себя, с одной стороны, гостеприимно, а с другой – достаточно формально, чтобы Флоренс поскорей перешла к делу и не слишком задерживалась на проблемах матарского климата, красоты здешних мест и чудесных фонтанов, расположенных рядом с террасой.

– Надеюсь, эмир уже обсуждал со своей женой то дело, которое привело меня в Матар, – сказала Флоренс.

На лице Лейлы заиграла улыбка, оживив его, как лучи послеполуденного солнца оживляют чопорную гостиную. Флоренс покраснела.

– Дело, которое привело вас в Матар? Да, он рассказал мне об этом. Может, выпьете что-нибудь? Я в это время иногда позволяю себе бокал чего-нибудь покрепче чая.

При этих ее словах буквально из воздуха материализовался слуга. Шейха кивнула, и он исчез, появившись секунду спустя с серебряным подносом в руках. На подносе стояли два хрустальных узких бокала, наполненные пузырящейся жидкостью золотисто-красного цвета.

– Шампанское с гранатовым соком, – сказала Лейла, вручая один бокал Флоренс. – Коктейль по-матарски, если угодно. Sahteyn. Слава богу, что в арабском языке для этого есть слово, похожее на «Sante». Кто бы мог подумать.

Флоренс сделала глоток, и сладковато-терпкие пузырьки согрели ей горло.

– Согласно традиции я должна приветствовать вас плодами фигового дерева, – сказала Лейла. – В целях рекламы нашего национального достояния, так сказать. Но обычай этот такой противный, что я его отменила.

– Похоже, супруга эмира разделяет взгляды своего мужа на инжир.

17
{"b":"2433","o":1}