ЛитМир - Электронная Библиотека

Книги Дипака Чопры расходятся миллионными тиражами. Мне говорили, что его телепрограммы постоянно показывают по образовательному каналу.

– Вы же это не всерьез… – начал я, но тут же примолк. По лицу аббата было ясно, что он говорил совершенно серьезно.

Видя, что наш достойный пастырь на грани полного истощения душевных сил, я решил с помощью доброй шутки хоть чуточку подбодрить его:

– Ну и как, цветут лилии полевые на сем Поле безграничных возможностей?

– До поля я еще не добрался. Дипак Чопра назвал свою систему «От А до Я: ступени к созданию изобилия». Это либо необычайно глубокая вещь, либо…

– Полная чепуха?

– Ну, честно говоря, мне было намного проще разобраться в писаниях Фомы Аквинского. Понятия не имею, о чем толкует автор. Вот почему и решил поговорить с вами – ведь на Уолл-стрит вы общались с состоятельными людьми. Как я понял, у Чопры множество последователей. А что вам известно о нем?

– Ну, – сказал я, пытаясь уклониться от ответа, – не думаю, что у него можно почерпнуть практические советы по виноделию.

– Давайте посмотрим его советы на букву О, – предложил аббат, перелистывая книгу, и прочел вслух:

«О» – ощущение благополучия и отсутствие беспокойства. Ощущение благополучия предполагает отсутствие беспокойства из-за денег. По-настоящему состоятельные люди никогда не беспокоятся из-за того, что могут потерять свои деньги, потому что им известно: деньги приходят к нам из неиссякаемого источника, что бы последний из себя ни представлял.

Когда мы однажды обсуждали с моим учителем Махариши Махешем Йогой проблему защиты мира во всем мире, кто-то задал вопрос: «Откуда приходят деньги?» Тот не задумываясь ответил: «Оттуда, где они находятся в данный момент».

Аббат бросил исполненный отчаяния взгляд на ценник книги:

– Я заплатил за это 14 долларов. Теперь мои деньги плывут к Дипаку Чопре. Вот где находятся мои деньги в данный момент! Вопрос в том, как заставить их вернуться.

Я сказал:

– Может, вам стоило потратить эти 14 долларов на бутылку вина? Тогда вы получили бы хотя бы вино без ржавого осадка.

– Вероятно, вы правы. Наверное, мне следовало пойти в винную лавку, а не в книжный магазин. Тогда в данный момент здесь было бы хорошее вино.

Внезапно выражение его лица изменилось. Он с новым интересом уставился на строчки в книге:

– «Оттуда, где они находятся в данный момент… Оттуда, где они находятся в данный момент…»

Аббат поднялся на ноги.

– Брат Тай, у меня есть для вас поручение.

Вот так я оказался за рулем нашего старого пикапа марки «Форд» выпуска 1978 года, направляясь в город и раздумывая по пути над словами аббата. Он выдал мне последние 304 доллара Канского монастыря, велев съездить в винный магазин и купить шесть ящиков «хорошего чилийского столового вина». Я повторял себе, что, наверное, наш настоятель решил попробовать это вино, чтобы подумать, как улучшить наше собственное пойло. Но пока я прислушивался к дребезжанию пикапчика, подпрыгивающего на ухабах деревенской дороги, внезапно подумал: а зачем аббату понадобилось столько вина?

«Где бы они ни находились в данный момент…» Эта фраза походила на слова, сказанные Уилли Саттоном в ответ на вопрос судьи, почему он ограбил банк: «Ну, потому что именно там деньги и лежат».

Конечно же, аббат не имел в виду ничего недостойного. Настоятель монастыря, названного в честь первого чуда Господа нашего, вряд ли стал бы пытаться превратить одно вино в другое. Нет, нам, безусловно, следовало попытаться улучшить наше собственное вино, а не разливать чужое в свои бутылки просто ради того, чтобы обмануть дядюшку Лео. Как бы то ни было, мы вряд ли могли себе позволить закупить столько «хорошего чилийского столового вина», чтобы иметь возможность долго дурить головы покупателям. Я убеждал себя, что наш аббат – настоящий святой, благочестивый и достойный человек, который отказался от многообещающей карьеры профессионального футболиста ради жизни, посвященной созерцанию и размышлению. Так я успокаивал себя, вспоминая о данном мной обете послушания.

Добравшись до вершины холма, я услышал громкий скребущий звук – задымилось сцепление пикапа. Пришлось остановиться. Проезжавший мимо водитель любезно согласился позвонить в гараж со своего мобильного. Час спустя я с печальным видом сидел в гараже Кларка и слушал, как сам хозяин, стирая с лица машинное масло, объяснял, что новая коробка передач обойдется в 650 долларов. Я показал свою наличность – 304 доллара, и объяснил, что это все, чем располагает монастырь Каны. Кларк выразил мне свои сожаления и приступил к работе.

– Сделаю, что смогу, – сообщил он, – но не гарантирую, что удастся найти запчасти для вашего музейного экспоната.

Позвонив в монастырь, я выложил аббату печальные новости. Конечно, он был не в восторге и все повторял: «А как же вино? Как же вино?» – так что мне не удалось вставить ни слова.

Внезапно он разразился тирадой, какой мне не доводилось слышать со времен работы на Уолл-стрит. Я всем сердцем сочувствовал настоятелю, слыша, как он волнуется, и постарался успокоить его, пошутив:

– По крайней мере, мы знаем, где находятся наши деньги в данный момент.

Но аббату было совсем не смешно. Я услышал громкий стук, как будто кто-то бросил телефон на покрытый линолеумом пол.

– Алло? – позвал я. Ответа не было. – Алло!

Секунду спустя я услышал полный недоумения голос брата Феликса:

– Что ты сказал аббату?

Я объяснил насчет коробки передач и трехсот четырех долларов.

– Знаешь, я бы не стал больше беспокоить его сегодня, – прошептал брат Феликс. – Похоже, твои новости его огорчили.

– А что он делает?

– Снял свой пояс[3] и бичует им книгу.

– Кажется, я знаю, о какой книге идет речь.

– Я лучше побуду с ним, – сказал брат Феликс и повесил трубку.

Кларк позвонил продавцу запчастей, прождал ответа минут пять и, включив телефон на громкую связь, снова забрался под капот. Из динамика раздалась назойливая музыка, которую передавала некая радиостанция из числа тех, что именуют себя «прогрессивными». В наши дни в ассортимент пыток для американских потребителей обязательно входит назойливая музыка в телефоне.

Дело было в полдень – время читать молитвы по требнику, который мы всегда носим с собой. Семь раз в день в определенное время мы читаем Часы – ежедневный набор молитв: утреню, молитвы 1-го, 3-го, 6-го, 9-го часа, вечерню и последний час. Я вынул требник, открыл его на молитвах полуденного чина и попытался читать про себя, сражаясь с грохотом проигрывателя.

Помню как сейчас. Я как раз пытался сосредоточиться на строках, где Господь изгонял бесов из одержимого (сразу вспомнился наш несчастный аббат), когда раздался голос радиоведущего. Это был голос из моего прошлого – голос Уолл-стрит, требующий срочного и немедленного внимания.

– Сегодня днем после обнародования отчета Министерства сельского хозяйства об объеме сельскохозяйственного производства можно ожидать колебания на бирже; особая волатильность ожидается по ценам на свиную грудинку.

Я попытался не обращать внимания на голос из динамика. «Изыди, Сатана», – приказал я, вернулся к своему требнику и стал читать о демонах, изгоняемых из одержимого. Взгляд упал на следующие слова:

И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море[4].

Я ощутил, будто кто-то вселился в меня самого.

– Можно воспользоваться телефоном? – спросил я Кларка.

Мой старый приятель Билл был удивлен (если не сказать больше), приняв мой телефонный звонок «за счет абонента».

– Господе Иисусе, – вскричал он, – так значит, это правда, что ты ушел в монастырь?

Я подтвердил, что дело обстоит именно так, выслушал от приятеля извинения за употребленные им выражения и перешел прямо к делу.

вернуться

3

Кусок плотной веревки, которым подпоясываются монахи.

вернуться

4

Евангелие от Марка, глава 5, стих 13.

3
{"b":"2434","o":1}