ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я же всего-навсего мелкая служивая сошка. Что я могу, по-твоему, сделать – вызвать его к Донахью на дебаты о том, как нехорошо быть наемным убийцей? «В следующем нашем шоу вы увидите убийцу и человека, который ушел от него живым», так, что ли?

– Нет, не так, – загадочно улыбаясь, ответил Гомес. – Насколько я тебя знаю, ты способен придумать что-нибудь поумнее. Он пододвинул к Нику листок бумаги с отпечатанными именем и адресом.

– Запомнить сможешь?

– Да.

– Тогда запоминай, – Гомес взял листок и, держа его над банкой, поджег. Пепел осыпался на остатки льда. – Это тебе пригодится. «Команда Б».

– «Команда Б»? Группа советников президента по вопросам разведки? Гомес кивнул.

– Соображаешь. То-то мне все мерещилось нечто знакомое. БР, скорее всего, оттуда название и позаимствовал.

– Но что это за «Команда Б»?

– Кодовое имя того самого небольшого отряда для выполнения специальных заданий. Однако есть и «Команда А», о ней тоже забывать не след.

– А это кто?

– Пораскинь умом, малыш.

– Перестань ты называть меня малышом. Я не Лорен Баколл, а ты не Хэмфри Богарт.

– «Команда А» это, понятное дело, БР. Ник пораскинул умом.

– И все равно, я не понимаю, что мне делать.

– В твоем положении, Ник, ты непременно что-нибудь да придумаешь. Необходимость – затраханная мать изобретательности. Уже в машине, на пути в аэропорт, большей частью проведенном в молчании, Ник спросил:

– Почему ты решил помочь мне? Гомес помолчал, подумал.

– Я мог бы сказать, что помогаю тебе в память о Капитане. Но поскольку ты мне по душе, я не стану пудрить тебе мозги. Мне нравится моя работа в Академии. Я верю в полезность сигарет. По-моему, нас расплодилось слишком много. Планете невредно передохнуть, ты понимаешь, о чем я? Я рад, что мы завоевываем азиатский рынок. Я много времени провел в Азии – Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Индонезия, Китай – и должен тебе сказать, мысль о том, что мы малость проредим эти орды, не мешает мне спать спокойно. Хотя кухня у них неплохая. Кухня мне всегда нравилась...

– То есть ты как бы борешься с демографическим взрывом?

– Точно, хотя, если честно… Мне и работа нравится, сама по себе. Времени она отнимает всего ничего. Занимаюсь я все больше тем, что выясняю то да се о разных людях, а это я могу делать даже во сне. Хорошая работа, хорошее пенсионное страхование, хорошее медицинское обслуживание, отпуска. Все это мне нравится. За исключением БР. Теперь, когда он стал председателем правления, он мне нравится еще меньше. И уж совсем не нравится мне портовая шлюха, которую он только что произвел в вице-президенты. Теперь придется отчитываться перед ней, а я, – Гомес фыркнул, – отродясь перед бабами не отчитывался. Стало быть, жди неприятностей. Мне сейчас нужно только одно – спокойно отработать несколько лет и пораньше уйти на покой. А эта парочка способна поломать все мои планы. Портовая шлюха?

– Ты служил во флоте? – спросил Ник.

– Тебе это обязательно знать?

– Нет, – ответил Ник.

Глава 28

– Не понимаю, почему ты не можешь назвать нам человека, который рассказал тебе все это? – спросила Полли голосом, в котором с той минуты, как она увидела в «Мун» статью, озаглавленную:

НЕЙЛОР, ОРУЖЕЙНЫЙ ЛОББИСТ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦА ВИННОГО ЛОББИ

СОСТОЯТ В КЛУБЕ, НАЗЫВАЕМОМ «ОТРЯД ТС», ТО ЕСТЬ «ТОРГОВЦЫ СМЕРТЬЮ»

Три общественных представителя «яппикалипсиса»?

Хизер Холлуэй, корреспондент «Мун»

постоянно присутствовала звенящая нота. Босса Полли это прискорбное открытие при-вело отнюдь не в восторг; как и Стоктона Драма, босса Бобби Джея, державшегося до сей поры молодцом и даже гордившегося тем, что его служащий стал одним из вывалянных в грязи окопников, сражающихся за Вторую поправку. Пожалуй, единственным, кого открытие обрадовало, хоть он того и не показывал, был Берт, поскольку теперь его ресторан оказался включенным в «Турне скандалов», популярный у посещающих Вашингтон туристов автобусный маршрут, в число остановок которого входили «Уотергейт», «Приливный пруд» и отель, в котором ФБР застукало курящего крэк мэра Барри.

– Потому что мне еще пожить хочется, – ответил Ник. – А человек этот дал ясно понять, что, если я его рассекречу, такой возможности мне не представится.

– Ну и отраву они тут. варят, – сказал Бобби Джей, стряхивая с крюка густую кофейную пену, – того и гляди крюк разъест.

– Будь добр, прекрати, – сказала Полли. Едва успел выйти номер «Мун» со статьей об «Отряде ТС», как команда телевизионщиков выследила Полли, заявилась на симпозиум «Трезвый водитель – 2000» и, когда пришел ее черед отвечать на вопросы, задала несколько весьма неприятных. Крыть Полли было нечем – кроме дежурного напоминания о том, что владельцем «Мун» является кореец, объявивший себя Мессией. Самые разные люди вспоминали об этом всякий раз, как «Мун», неплохая в общем и целом газетка, печатала неприятную им правду.

Крепкий сербский кофе не угомонил расходившиеся нервы Полли. Она постукивала ноготками по столу – клик-клик-клик.

– Тогда расскажи, откуда у мисс «Лучшие Титьки Вселенной» взялись эти сведения.

– Я полагаю, – скорбно ответил Ник, – она получила их от Дженнет.

– Да? – вскинулась Полли. – А откуда Дженнет узнала об «Отряде ТС»? Ник вздохнул.

– Тебе это не понравится.

– Мой день начался хуже некуда, так что не бойся его испортить.

– Дженнет узнала о нем от тебя.

– Ты спятил?

– Помнишь, после моего появления в «Вечерней строкой» ты оставила на моем автоответчике поздравление с находкой насчет сыра-убийцы?

– И что же? – подозрительно осведомилась Полли.

– Ну, ты, э-э… упомянула, э-э… об «Отряде ТС» и…

– Ну, упомянула, ну и что? Почему бы мне не упомянуть о повторном показе телесериала?

– Да, но, э-э…

– Может, хватит экать и мекать? Я уже перебрала на сегодня «Прозака», больше в меня не полезет, так что давай колись наконец!

– Ну, в общем, у меня была Дженнет, мы с ней, э-э… и она спросила у меня, что это значит, а я…

Хорошо, что Полли была в темных очках, потому что Нику вовсе не хотелось видеть сейчас ее взгляд.

– Стало быть, – произнесла наконец Полли, – сначала ты поимел эту потаскуху. А потом с ее помощью поимел нас.

– Думаешь, меня это радует?

– Ах, тебя это не радует?

– Совсем наоборот.

– Ну, тогда ладно, тогда все в порядке, – сказал Бобби Джей и добавил: – Блудодей.

– Может быть, я после всего этого обрету веру, – сказал Ник.

– В большинстве тюрем есть отделения Содружества заключенных-христиан.

– Говнюк, – бросила, уходя, Полли. Ник и Бобби смотрели ей вслед.

– Чистая работа, сынок, – сказал Бобби Джей. – Перед тем как ты пришел, она как раз говорила, что собирается снять со счета все свои сбережения, чтобы помочь тебе заплатить адвокатам.

– Зачем ей это?

Бобби Джей покачал головой:

– Мальчик, а у тебя, похоже, мозгов в голове не больше, чем в первом попавшемся мусорном баке.

И Бобби тоже ушел.

– Я заплачу по счету, – сказал в пустое пространство Ник.

Поначалу он никак не мог сообразить ни где находится, ни отчего во рту у него такой мерзопакостный вкус. Впрочем, где бы он ни находился, вид на Вашингтон отсюда открывался прекрасный. Ну да, конечно, он на арлингтонском берегу. А несколько запоздалое открытие, что его окружают тысячи одинаковых надгробий, свидетельствует, надо полагать, что находится он на Арлингтонском национальном кладбище. Далее ему удалось определить и происхождение покрывавшего язык отвратного налета. Сливовица. Стаканами. Да, теперь он вспомнил: вечер закончился пением боевых сербских песен, плечом к плечу с официантами и кухонной обслугой. Потом он каким-то образом прикатил к Арлингтонскому кладбищу и перелез туда через забор. Порванные брюки и острая боль в правом колене свидетельствовали, что последнее предприятие прошло не совсем гладко.

64
{"b":"2436","o":1}